Все новости

Максим Траньков: Тарасова и Морозов — последняя классическая пара в фигурном катании

Максим Траньков Сергей Фадеичев/ТАСС
Описание
Максим Траньков
© Сергей Фадеичев/ТАСС

Пара Евгения Тарасова и Владимир Морозов — первый серьезный тренерский опыт олимпийского чемпиона Сочи-2014 Максима Транькова. Еще несколько лет назад он признался, что вывести своих подопечных на Олимпиаду является заветной мечтой, и за три недели до Игр в Пекине специалист очень близок к ее исполнению. В интервью ТАСС Траньков рассказал о своих планах на тренерскую карьеру, олимпийских тренерских амбициях, тонкостях психологии его спортсменов, а также о плодах сотрудничества с командой Этери Тутберидзе за последний год.

— Максим, ваша пара завершила чемпионат Европы на втором месте. Есть к ним замечания?

— Конечно, замечания по выступлению у меня всегда есть, у Жени с Володей были помарки — на выбросе в короткой программе, на прыжке в произвольной. Это можно исключить и нужно. Но самый большой плюс лично для меня по итогам чемпионата Европы, это то, что они все-таки начали понимать, как выбираться из той психологической ямы, в которой они находились в течение пары последних сезонов.

На последнем турнире они ментально переступили через это. Даже при наличии ошибок это действительно прорыв с точки зрения психологии. И поэтому сейчас это уже немного другие спортсмены, с которыми тренерам куда легче работать.

— В чем это выражается?

— Это хорошо видно в повседневной работе, на тренировках — они понимают цель, идут к ней, и на чемпионате Европы они действительно показали себя как топ-пара. Мне особенно приятно, что после выступлений ко мне подходили специалисты, судьи — все это отметили, поздравили нас. Многие говорили, что "наконец-то они откатали так, как они это делали, как они это умеют".

— Что для вас значит их серебро чемпионата Европы?

— Для меня их серебро по-настоящему с золотым отливом. Я как никто хорошо знаю, насколько сложным был их путь к этой медали. Но мы прежде всего искренне довольны не наградой, а той работой, что смогли проделать.

— Практически все специалисты отметили очень высокие оценки за компоненты, которые получили Тарасова и Морозов по итогам выступления в Таллине.

— Здесь все просто. Компоненты есть, когда они катаются практически без ошибок, без суперсрывов, которые влияют на целостность программы. Даже на шестиминутной разминке всегда виден уровень, внешний вид, даже философия катания. 

Для меня Женя с Володей — последняя классическая пара образца советских времен, и это видно сразу, когда они выходят на лед

Наши соперники замечательные, но, если мы говорим о классике, к которой привыкли и судьи, и зрители, и любители парного катания, они действительно такая пара. 

— В целом что можно сегодня сказать об уровне международного соперничества в парном катании по итогам чемпионата Европы?

— Общий уровень парного катания в Европе меня не греет, и это печально. Когда мы катались, у нас в соперниках были и немецкие, и французские, и украинские пары, когда еще Татьяна Волосожар со Станиславом Морозовым катались.  А сейчас…

Это действительно печально, ведь только в конкуренции можно прогрессировать. А сейчас получается, что конкуренция на чемпионате России выше, чем на чемпионате Европы.

— Получается, в Европе соперников у наших пар никого, а на Играх ими будут китайцы?

— Да, китайцы сегодня наши основные соперники. Ряд других пар тоже могут нас обыгрывать, но только в случае наших же ошибок.

— После результата на чемпионате Европы пошли разговоры о перспективах пары и на командный олимпийский турнир.

— Сложно загадывать. Но я знаю, что разговоры такие есть, хотя по этому поводу слышу и много скепсиса. Мы, в свою очередь, можем просто работать, кататься, тренироваться, надеяться. Конечно же, мы хотим выступить в командном турнире, и я, как его участник в прошлом, как олимпийский чемпион, хотел бы быть тренером участников командного олимпийского турнира. Думаю, и я, и моя пара все-таки заслужили право участия в команднике.

— Несколько лет назад вы, когда только начинали работать с Тарасовой и Морозовым, рассказали в интервью ТАСС, что вывести на Олимпийские игры свою пару — ваша главная тренерская мечта. Теперь вы практически в полушаге от ее исполнения.

— Это правда, да, это моя мечта. И когда мы на чемпионате России стали третьей парой — а третье место в фигурном катании вполне заменяемо, стульчик, как говорится, зашатался. Но уже пару часов назад я подписывал определенные бумаги для участников Олимпийских игр и, конечно, немножко выдохнул. Сейчас я уже понимаю, если не случится никакого форс-мажора, моя мечта вполне осуществима.

— Готовы ли вы продолжать тренерскую карьеру после Олимпиады в Пекине?

Многое будет зависеть именно от Вовы с Женей. Это мои спортсмены, я их тренер, я с ними работаю, поэтому принципиально не брал другие пары, которые ко мне обращались. Максимум — помощь и консультация. Вот поэтому я и говорю, что все зависит от их решения продолжать карьеру после Игр. Но сейчас у нас в голове лишь одна задача, мы к ней идем и не загадываем наперед.

— В олимпийском сезоне вы стали работать на базе "Хрустального" с командой Этери Тутберидзе. Как выстраивалось сотрудничество?

— От себя лично я хочу поблагодарить весь тренерский коллектив "Хрустального", весь наш штаб и лично Этери Георгиевну, которая вписалась в эту авантюру, когда мы начали работать вместе. Она вникла в наши проблемы, у нас появился свой дом. Когда ты бездомный фигурист, это одна история, сейчас все совсем иначе.

Мы стали частью этой семьи, получив колоссальный опыт. Каждый день я приходил и кайфовал от того, что я с этими людьми на одной ледовой арене. Все включились в работу с нами. Сергей Дудаков всегда приходил на последнюю часть нашей тренировки, чтобы помогать нам с прыжками, — каждое утро приносил кофе, и мы начинали. Он — трудоголик, который приезжает на каток даже в заслуженные выходные. Эта фанатичность была для меня абсолютным откровением.

— А Этери Георгиевна?

— Этери Георгиевна всех держит в тонусе, управляет процессом. Она постоянно подстегивала очень спокойных, размеренных Володю и Женю, разжигала в них желание работать, переступая через себя. Она заряжала их своей энергией.

Даня Глейхенгауз тоже очень много вложил в ребят — он проводит колоссальную работу, для него нет мелочей, целыми днями он в поиске каких-то хореографических находок, постоянно придумывает какие-то новые программы, изучает танцевальные постановки, он всецело поглощен творчеством. Когда на льду такая команда, это невероятно мотивирует, сложно просто так кататься и не расти.