Все новости

Замглавы Минэнерго Анастасия Бондаренко — о новых инициативах и быстрой бюрократии

Замглавы Минэнерго Анастасия Бондаренко Министерство энергетики Российской Федерации
Замглавы Минэнерго Анастасия Бондаренко
© Министерство энергетики Российской Федерации

Анастасия Бондаренко стала заместителем министра энергетики сравнительно недавно — в феврале этого года. У нее довольно крепкое рукопожатие и красивая улыбка. Также она выступает против любых разграничений в работе по гендерному признаку и очень неохотно отвечает на связанные с этой темой вопросы, зато про работу готова говорить долго, обстоятельно и с увлечением. На интервью она пришла с блокнотом, и на протяжении всей беседы записывала свои мысли и соображения, чертила схемы принимаемых документов, так что пустых страниц под конец разговора в нем стало значительно меньше. Её работа связана с документами, но о сути новых законодательных инициатив Минэнерго в интервью ТАСС она рассказала ярко, образно и, что самое важное, понятно.

— Анастасия Борисовна, готовит ли Минэнерго какие-либо сенсационные законопроекты к осенней сессии Госдумы?

— Не могу сказать, что сенсационные, но важные готовим. В частности, мы внесем в Госдуму поправки к законопроекту о так называемых "умных" счётчиках на электроэнергию, а также подготовлены изменения в Кодекс об административных правонарушениях за повторное самовольное подключение к сетям. Ещё мы готовим закон о магистральных нефтепроводах — он сейчас на согласовании в правительстве.

От актов к большому закону 

— Тогда предлагаю о нем и поговорить, зачем он нужен?

— Сейчас в России есть законы об электроэнергетике, газоснабжении, угольной отрасли, но вот сферу транспортировки нефти и нефтепродуктов отдельный закон не регулирует, вместо него действует ряд актов правительства. Поэтому есть потребность закрепить принципы работы "Транснефти" с добывающими и перерабатывающими организациями.

Например, за 25 лет в России уже сформировался принцип "Качай или плати", который сейчас прописан только в договорах компаний с "Транснефтью". Планируется его зафиксировать уже на уровне закона.

Если добывающая компания не качественно организует свою хозяйственную деятельность, заявляет определенный объем нефти для транспортировки, а потом не сдает его, то это приносит убытки «Транснефти» и лишает возможности иных потребителей рассчитывать на дополнительную пропускную способность. Поэтому законопроект предусматривает необходимость компенсировать такие убытки вне зависимости от форс-мажора. Неважно, что произошло: отозвали лицензию, объявлена компания банкротом или нет — она должна заплатить.

— Что ещё зафиксировано в документе?

— Законопроект ещё предусматривает, как развивать систему магистральных трубопроводов. Например, вы хотите проложить трубу к своему месторождению. Еще в нем указаны варианты: ты можешь проложить ее сам, за свой счёт, и она будет принадлежать только тебе. Не нравится? Тогда ее может построить "Транснефть" и тогда она станет частью системы, но ее стоимость будет включена к твоему тарифу как надбавка.

— Чем принятие большого закона лучше правительственных актов?

— Закон поднимает уровень регулирования отношений. Он приведет к систематизации норм, меньшему количеству споров в судах, которых к этому моменту накопилось довольно внушительное число.

Тут нужно понимать, что если на законодательном уровне закреплены важные принципы, например, условие "Качай или плати", то он становится обязательным и нет необходимости доказывать свою договорную конструкцию. Кто от нее отходит — уже нарушает не договор, а закон.

Преступление и наказание

— Вы говорили, что у вас ещё есть законопроекты, одобренные правительством и которые вот-вот внесёте в Думу…

— Таких много. На площадке Думы уже есть один интересный законопроект, суть которого — в усилении ответственности за безучетное потребление энергоресурсов при самовольном подключении к тепловым и электрическим сетям, газопроводам и нефтепроводам.

История такая. Потребность в законе возникла из-за серьезного объема неплатежей, которыми у нас особенно отличается Северо-Кавказский федеральный округ. Врезаются, подключаются — и потребляют бездоговорно, безучетно. Это ведь это огромные убытки для компаний.

— Раньше разве не было способов наказать нарушителей?

— Были и есть. Есть еще гражданско-правовые механизмы. Можно пойти в суд, установить и доказать ущерб. Но это очень долгий путь, его также наши компании проходят, но это и большие расходы на суды с небольшими жилищными хозяйствами.

Поэтому мы решили им помочь, проанализировали практику и предложили ввести административную ответственность за повторное самовольное подключение. Например, если кто-то нарушил закон, но не испугался и снова взялся за свое — его будет ждать более тяжёлое наказание.

— Какое же наказание ждёт этого человека?

— Увеличение штрафа. Если сейчас для граждан это от 10 до 15 тысяч рублей, то за повторное нарушение будет от 15 до 30 тысяч. А на юрлицо уже до 300 тысяч. Но самая действенная мера — это увеличение с двух до трёх лет срока дисквалификации должностных лиц, то есть лишения права заниматься тем или иным делом.

Пример. Условное юридическое лицо сильно нуждается в нефтепродуктах, в бензине. Подключилось к трубе и начало застенчиво подворовывать. Есть конкретный исполнитель, например, главный инженер. Если будет доказана его вина — то его-то и могут лишить права работать инженером компании. Он сможет пойти мыть полы, но вот быть инженером — нет.

— По моим ощущениям эффект от этого закона будет не такой уж сильный…

— Напротив. Мы предлагаем наказание за факт повторного нарушения, чтобы сначала шло не уголовное дело, а административное…

— Так наоборот уголовное дело куда тяжелее на последствия…

— С одной стороны, да. Но уголовку тяжелее было доказывать, да и состав был "Приведение в негодность трубопроводов". Недавно дополнили уголовную статью ответственностью за самовольное подключение (но при условии, что у лица уже есть административка). Теперь, когда есть факт совершения правонарушения — уголовное наказание будет безусловным. Вот раньше правоохранительные органы почти не работали по административке, так как по ней очень сложно было что-то доказать. Поэтому подключались, воровали. Уголовка же вообще не работала. Сейчас же процедура для органов существенно упрощается.

Как сэкономить на стиральной машине 

— Вы ещё упоминали законопроект о счётчиках…

— Да! Интеллектуальные системы и приборы учёта электроэнергии. Очень интересный законопроект. Он уже принят Думой в первом чтении, а в поправках правительства ко второму чтению дополнительно заложены новые идеи. В основе лежит мысль, что граждане несут обременительную обязанность по установке, контролю и эксплуатации счётчиков. Вот вы, например, скорее всего живете в МКД — обычном многоквартирном доме.

— Действительно. Как вы узнали?

— Исключительно везение (улыбается). Так вот, у вас на лестничной площадке наверняка установлен прибор учёта электричества. Он вам принадлежит, вы должны его установить, следить за ним и снимать с него показания. Идея законопроекта в том, чтобы переложить эту обязанность на сбытовые компании.

Одновременно мы решаем задачу установки современных интеллектуальных приборов, которые будут автоматически фиксировать все показания.

Тут важно добиться, чтобы никто не смог вмешаться в их работу, ведь сколько есть видов счетчиков — столько и способов вмешательства. В целом же это все тоже направлено на борьбу с неплатежами, безучетным потреблением. Так, компания-владелец прибора учёта теперь сможет удаленно ограничить потребление энергии, если в вашем доме одна из квартир не платит.

— Представим ситуацию. У меня квартира, нет интеллектуального счётчика, но я не хочу его устанавливать. Я правильно понимаю, что ко мне будут стучаться в дверь представители сбытовой организации, звонить коллекторские агентства?

— Эта обязанность у вас уже есть. Если вы не устанавливаете счётчики, вы нарушаете закон. Но вас наказывают рублем…

— На самом деле у меня есть счётчик, это был просто пример…

— Я улыбаюсь и понимаю это. Не пугайтесь. Если подумать, то установить счётчик выгодно — это будет стоит 4−5 тысяч рублей, но зато вам после не придется платить по повышенному коэффициенту.

К тому же с прибором вы сможете контролировать потребление, например, в непиковые периоды, когда она дешевле. Я вот ставлю стиральную и посудомоечную машины на ночь. Экономлю.

— Кто теперь будет платить штрафы за неустановленный счётчик? Сбытовые организации?

— Нет, они просто оснастят ими за свой счёт каждую квартиру. У вас же останется только обязанность обеспечить им проход к нему.

— По логике эти сбытовые организации должны повысить тариф на электроэнергию, чтобы компенсировать убытки за установку счётчиков.

— Опасения у вас абсолютно обоснованные, так как деньги откуда-то берутся. Конечно, эти расходы будут учтены в тарифе, но у нас есть линия не допускать его роста выше установленного правительством. В этих рамках и укладывайте все ваши расходы, уважаемые сбытовые организации. Где-то вам будет нужно проводить оптимизацию.

— Законопроект предусматривает какие-то сроки установки умных счетчиков?

— Предполагается, что с 2019 года будет закреплен перенос ответственности по установке счетчиков с гражданина на организации. С 2020 года, если у вас истечет срок эксплуатации прибора — вам будут устанавливать только цифровые, так называемые «умные» счетчики. Возможно сроки изменятся, так как не понятно сможет ли наша промышленность произвести такое количество приборов и сколько это будет стоить.

— А вообще сколько будет продолжаться замена старых счётчиков на новые?

— Где-то десятилетие. За один год они точно не успеют. В самом начале будут менять самые старые — аналоговые. Например, в квартире одинокой бабушки, у который счётчик со всеми девятками на табло уже давным-давно перестал крутиться.

"Не про бюрократию"

 — Давайте поговорим уже непосредственно о вас. "У нас не про бюрократию, а про звонок и моментальное решение", — говорили вы президенту России Владимиру Путину на его встрече с выпускниками программы развития кадрового резерва. Став заместителем министра, продолжаете ли вы придерживаться этого принципа, или бюрократия все-таки неизбежная часть работы?

— Без бюрократии разработать и принять закон невозможно. Кто-то может назвать ее злом, но для любого юриста несоблюдение определенной процедуры — это возможность дать оппоненту оспорить твою работу. Это основа. Для меня регламент — святая вещь. Но, если его можно пройти ускоренно через личные контакты и объяснение по телефону — этим надо пользоваться: "Не пишите нам замечания формального характера, вы могли недопонять, так как мы здесь имеем в виду это, это и это". Бюрократический регламент соблюдён, но все произошло быстро и при минимальном количестве замечаний.

Такая коммуникация позволяет сделать проекты в кратчайшие сроки — в два дня то, что иногда может занимать месяцы нескончаемой переписки. Да и в целом ускорение работы должно быть целью любого чиновника.

— Вы видите такую тенденцию в чиновничьих кабинетах, кроме своего?

— Наблюдаю. Это сейчас вопрос выживания системы. В современном мире без новых средств коммуникации невозможно. Мы не можем концентрироваться только на правильном написании бумаги. Многое решается через короткие сообщения, звонки.

— Скорее всего и мессенджерами в работе активно пользуетесь, чаты есть.

— Конечно, есть. Профессиональные, на конкретную тему, на конкретный круг.

— Расскажите, как вы попали в программу развития кадрового резерва и что она вам дала?

— Истоки программы лежат в осознании необходимости менять подход госслужащих к работе, чтобы "не про бюрократию", вернее — не только про нее.

Так сложилось, что меня еще в 2014 году, после прохождения очередного обучения, включили в перечень кадров, находящихся под патронажем президента, так называемую "президентскую сотню". Честно говоря, изначально я не очень понимала, к чему это приведет, хотя очень почетно и приятно, конечно. Обучалась? Молодец! Проявляла неравнодушие к обучению? Отлично! Но все это я воспринимала только как личностный рост, инвестиции в себя. Никто не гарантировал какого-то карьерного роста.

В 2015 году я ушла на полгода в декрет. Выйдя на работу, от правительства получила предложение принять участие в программе обучения высшего уровня кадрового резерва. Так туда и попала.

— Как я понимаю, там была довольно интенсивная нагрузка. Как удалось совместить с работой, тем более после декрета?

— Ой, очень тяжело. Каждый месяц был модуль по пять дней, начинали в 8 утра — заканчивали в 10−11 вечера. На совещания, правда, иногда приходилось сбегать. Но было интересно. Тебя вынимают из привычной рутины бумажек, которую ты вроде бы и любишь, но лекции и тренинги про квантовые компьютеры, глобальные вызовы, методику построения бизнеса Alibaba — захватывали.

— Разве можно квантовые компьютеры и методику Alibaba интегрировать в работу Минэнерго?

— Над этим можно смеяться, но это вопрос openmind — возможность открыть свое сознание для чего-то нового. Какие-то вещи не интегрируются напрямую в госслужбу, но они показывают, что в мире что-то может существовать не так, как ты привык.

— Вы говорили президенту, что во время обучения перевернулись на лодке на Гребном канале, а также как варили на берегу уху с другими выпускниками. Можете поподробнее рассказать, что же там было?

— У нас было очень массированное обучение. В рабочие дни с нами занимались эксперты, лекторы из ведущих мировых университетов: Великобритании, США, Франции, даже из Малайзии и Сингапура. А в выходные у нас были командообразующие мероприятия. Например, каньонинг в Сочи по бурной холодной реке. Маршрут начинался с прыжка в воду — «шага веры» — с высоты 8 метров. Страшно было…

— Вас заставляли прыгать???

— Да что вы, как заставляли?! Нет, конечно! Предлагали. Кто не мог, обходил по берегу. И я вот смогла. Но в основном все проверяли себя. Вот так и складываются горизонтальные связи, когда ты с человеком в воду холодную прыгнул, не смог вылезти на камень, а он тебя вытащил. Это очень сплачивает. Потом намного легче позвонить и сказать: "Здесь то-то и надо то-то".

— А что все-таки там была за история с переворотом на лодке?

— Да, был такой случай на Гребном канале. Действительно, перевернулась одна лодка.

— Вы там были?

— Нет, я была в соседней, но тоже вымокла. Передо мной сидела девушка, которая использовала такую технику гребли, что вся вода с ее весла летела на меня. Поэтому на берегу с меня стекали потоки и собирались во внушительные лужицы. А запасную сухую одежду нам посоветовали не брать. Вот лучше бы я перевернулась и стала героиней (смеется).

— После всех этих приключений вы используете какие-то новые знакомства?

— Постоянно! Из других министерств, госорганов, депутатского и сенаторского корпуса. Совсем по-другому стало. Особо неоценима помощь ребят, которые работают в парламенте (мои основные виз-а-ви) и знают ситуацию изнутри.

— Не могу обойти этот вопрос. В Минэнерго довольно долго был чисто мужской коллектив заместителей министров. Легко ли быть единственной женщиной-замминистром или в этом есть свои преимущества?

— Что я вам хочу сказать про этот вот вопрос. Я принципиальная противница разграничения в работе по гендерному признаку. Любого человека на любом месте надо оценивать по его результатам. А девочка ты, или мальчик — это уже второй вопрос, если не шестой или десятый. Даже, если мне сложнее, пускай это оценят коллеги-мужчины. "Слушай, а она такая молодец — с нами наравне! А ведь ей ещё за домом надо смотреть и детям утром кашу варить". Я считаю, что если ты берешься за работу с высокой ответственностью, если ты профессионал, то неважно какого ты пола. А сложно это или нет — пускай оценивают другие.

Беседовал Алексей Большов

Теги