Все новости

"Дворкович делом заслужил победу на выборах в FIDE". Анатолий Карпов — о будущем шахмат

Анатолий Карпов Михаил Метцель/ТАСС
Анатолий Карпов
© Михаил Метцель/ТАСС

Российские шахматы одержали одну из самых важных побед за последнее время — Международную шахматную федерацию (FIDE) возглавил россиянин Аркадий Дворкович. Выборы прошли в Батуми, где двумя днями позже завершилась и Всемирная шахматная олимпиада. Мыслями о перспективах и путях развития российской школы, четырехлетних шахматистах и шахматах на телевидении с ТАСС поделился двенадцатый чемпион мира Анатолий Карпов.

— Анатолий Евгеньевич, что, на ваш взгляд, может измениться с приходом Аркадия Дворковича на пост президента FIDE?

— Во-первых, я его поздравляю с победой на выборах. Он заслужил этот успех, он много работал, многое сделал. На мой взгляд, за время руководства FIDE Кирсаном Илюмжиновым организация превратились в потребителя. Думаю, при Дворковиче суть и характер работы Международной федерации изменятся.

Дворкович неоднократно говорил о своем намерении уделять внимание развитию детских и юношеских шахмат, созданию специального фонда по развитию программ и методик обучения шахматам в школах по всему миру. Уверен, что он не обойдет вниманием и Россию. Эти изменения будут полезны и нам в том числе.

— Избрание Дворковича стало для всех нас приятной новостью. Однако же результат Шахматной олимпиады, завершившейся в Батуми, для россиян оказался не столь радужным — третье место у мужчин, четвертое у женщин.

— Призовое место — это неплохо. Правда, когда я играл в команде, был ее капитаном, для нас ничего, кроме первого места, не существовало. И только с таким настроем мы играли.

— Причина в возросшей конкуренции?

— Возможно, и в этом в том числе. Но у нас до сих пор сильная команда, хотя мы и утеряли лидирующие позиции. В Батуми наша мужская команда смогла зацепиться за призовое место — собралась в последние туры, и в результате победы над весьма приличной сборной Франции мы догнали лидеров. И все-таки у нас были неудачи.

— То есть бронза — это не так уж и плохо?

— Судя по тому, как для нас складывалась эта олимпиада, неплохо. Но лично для меня удивительно, что победителем в итоге стал Китай. В особенности их победа в последнем туре в принципиальной встрече со сборной США — она сейчас индивидуально сильнее. А это значит, что у китайцев крепче командный дух. И они как раз этим и отличаются — и мужчины, и женщины.

— А что же произошло с российскими шахматистками?

— Здесь мы ожидали большего, и у нас были на это основания. С одной стороны, называть это провалом я не могу, они были рядом с призовой тройкой. Но с другой — за призовое место они так и не зацепились, остались рядом. 

— Чего нашей сборной могло не хватить?

— У нашей сборной нет командного начала. Когда я начинал — были Ботвинник, Спасский, потом на пару десятков лет лидером стал я. А вот в новой действительности лидера мы найти не можем.

— А как же Карякин, Крамник?

— Они замечательные игроки. Но почему-то не могут найти в себе командных качеств. Командный дух не зря существует. И несправедливо считать, что ярче всего это проявляется в футболе или в хоккее. В шахматах он также необходим.

Шахматы — это не просто техническое сложение результатов. В нашем виде спорта командный настрой необходим каждый день, в каждом матче.

— И где его берут, этот дух командный?

— Когда я был капитаном, тренеры без меня не принимали решений, даже в формировании состава команды. Я видел, кто в какой форме, кто может сыграть лучше в тот или иной момент, кто настроен на данный момент, а кто нет. Просто у кого-то в нашей сборной это качество все-таки должно родиться. Но пока этого нет.

— А у китайцев есть.

— Причем и в мужской, и в женской сборной — китайцы празднуют двойной успех. Причем обратите внимание, что на олимпиаде в Батуми не выступала Тань Чжунъи — чемпионка мира, которая намного превосходит своих соперниц. Китаянки смогли победить без нее в непростой и упорной борьбе. Честь им и хвала.

— И сколько времени нам придется их догонять?

— Поймите, что в результате перестройки мы потеряли много времени. Это практически 30 лет, за которые многое было разрушено. Сейчас это удается вернуть, но мы потеряли как минимум два поколения.

— И как нам это наверстывать?

— Сейчас принят курс на то, чтобы шахматы стали частью школьного обучения. Правда, и в этом вопросе мы тоже не на первом месте. Но по крайней мере мы пытаемся догнать лидирующие страны. Я считаю очень верным решение о том, что третий урок физкультуры в школах может стать "шахматным". И это скажется не только на популяризации шахмат или росте спортивного мастерства, но и на общем состоянии образования.

Шахматы дают необходимые для жизни и освоения других школьных предметов качества — это логика, стратегия, концентрация, умение ценить время, быстро принимать решения. По миру замечено и еще одно качество шахмат — прочная связка с дисциплиной, как школьной, так и уличной. Но все это — серьезная работа.

— В нашей стране есть такие регионы, где этим действительно занимаются как серьезной работой?

— У нас многие регионы ее ведут, причем не дожидаясь указаний правительства и министерства. Лидирующие позиции занимает Тюменская область, где шахматы преподаются в 360 школах. В Тюменской области шахматы впервые пошли и в детские сады.

— То есть дети в пять-шесть лет уже играют в шахматы?

— Некоторые из них начинают и в четыре года, но в основном да — это дети пяти-шести лет. Поймите, что шахматы — это основа грамотности. Те, кто начинает учить эту игру, знакомятся с графикой, с алфавитом. Доска — система координат. Дети готовятся к школе.

— Мне всегда казалось, что для этого возраста куда интереснее подвижные игры.

— Уроки проводят хорошие преподаватели. Я был в нескольких детских садах, я видел — дети не лукавят, им эти уроки нравятся. Но, безусловно, шахматы надо преподавать интересно. У Тюменской области в этом плане есть хороший опыт, который могут перенимать и другие.

В общей сложности шахматы появились в 60 детских садах Тюменской области. Рассчитываем, что в следующем учебном году шахматы появятся в каждой тюменской школе. 

Есть у нас и другие регионы — уже многие годы шахматы развиваются в школах Ростовской, Московской, Свердловской, Челябинской областей, на Кузбассе, в Тыве, Татарстане. Может, я и упустил кого-то, но дело идет.

Открыто шахматное отделение в "Сириусе", долгие годы я проводил шахматные смены в "Орленке", в Анапе, проходят постоянные учебно-тренировочные сборы в Пушкине Ленинградской области — все это будет подспорьем для нас. Но и другие не стоят на месте.

— Китай в том числе?

— Китай не случайно выбился в лидеры. Они взяли все лучшее, что было в советской шахматной школе, но и добавили свое. В Китае сейчас потрясающее государственное обеспечение шахмат, мы такого в Советском Союзе не имели.

В Пекине существует учебно-тренировочный центр с большой территорией, с гостиничным комплексом, турнирным залом, студиями, с залами физической подготовки, двумя ресторанами. Это все — большой оздоровительный комплекс, Шахматная академия Китая. 

Кстати, долгое время на первом месте в плане школьного шахматного образования была Турция, где федеральная программа развития шахмат существует уже с 2000 года. Шахматы блестяще зашли в школы Румынии, они преподаются больше чем в двух тысячах школ как обязательный предмет. Давно реализуется программа развития шахмат в Молдавии, где президент страны также является и президентом национальной шахматной федерации. Мы вместе начинали эту программу в Кишиневе.

— Коли уж говорить о развитии шахмат в нашей стране, то нельзя не коснуться и темы шахматных талантов. Не сомневаюсь, что их в нашей стране хватает. Как и где их искать? И как углядеть настоящие самородки в самом юном возрасте? Трехлетний Миша Осипов, которого пригласил к себе на эфир Максим Галкин, стал настоящей сенсацией, но, возможно, требуется какой-то более системный подход?

— Некоторое время назад у меня была идея организовать Кубок Карпова для детей до 12 лет, ее тогда поддержали бывший министр иностранных дел Евгений Примаков и экс-госсекретарь США Генри Киссинджер. Они даже согласились стать сопредседателями турнира. Мы даже нашли спонсора, но потом ушел из жизни Евгений Максимович, и эта задумка сошла на нет.

И все-таки я уверен, что эту идею мы реализуем. И это нам поможет в поисках талантов, о которых мы говорим. Они сами себя проявят.

— Не так давно мы обсуждали вопрос популяризации шахмат с почетным президентом Олимпийского комитета России, членом наблюдательного совета Российской шахматной федерации Александром Жуковым. По его мнению, шахматам во всем мире и в России в частности необходимо и достойное представление в СМИ.

— Шахматы на телевидении — это не так уж и просто. Это не очень зрелищный вид, и все-таки его можно красиво подавать. Нужен либо хороший шахматист, который пройдет соответствующую "телевизионную" подготовку, либо продвинутый тележурналист, который будет постоянно тренироваться. 

— Первое, что приходит в голову при словосочетании "шахматы на телевидении", — это "Шахматы" или "Шахматная школа" 70–80-х годов прошлого века.

— Такие программы были и на BBC в конце 70-х — начале 80-х годов. Но потом там шахматы потерялись. Шахматная журналистика, по сути, как сами шахматы: нет талантов — нет успеха. И эти таланты надо искать, но FIDE не прикладывала к этому никаких усилий.

— Какими приемами можно сделать шахматы интересными в телеэфире?

— Есть такие приемы, есть такие средства. Конечно, чисто технический рассказ о том, как конь пошел с b5 на d6 и создал угрозу, — это неинтересно. Нужно знать что-то глубже — нужно знать историю.

Существует и система интерактивного участия нужна обратная связь, призовые. Сразу вспоминается один из турниров в рижском театре, когда во время матча каждому из зрителей мы давали специальный аппарат — каждый участвовал в матче. Тот, кто угадывал наибольшее количество ходов, получал специальный приз. На сегодняшний день технически это абсолютно возможно, даже больше. Идей масса, их просто нужно развивать.  

Беседовала Вероника Советова