Все новости

Гендиректор "ЕвроХима": в 2019 году компания выведет Усольский ГОК на проектную мощность

Объем инвестиций компаний Андрея Мельниченко — "ЕвроХима", СУЭКа и Сибирской генерирующей компании за последние десять лет оказались рекордными для российского не нефтегазового сектора и составили более $17 млрд. В частности, "ЕвроХим" за десять лет инвестировал 409 млрд рублей в строительство своих основных проектов — горных обогатительных комбинатов в Котельниково Волгоградской области и в Усолье Пермского края, а также завода по производству аммиака в Кингисеппе Ленинградской области. В настоящий момент компания прошла пик инвестиционной программы и приступила к разработке обновленной стратегии развития на период после 2022 года. О том, как реализуются крупнейшие проекты компании, чего она ожидает от выхода на калийный рынок минеральных удобрений и какие страны считает наиболее перспективными для сбыта продукции, в интервью корреспонденту ТАСС на полях Российского инвестиционного форума в Сочи рассказал генеральный директор "ЕвроХима" Игорь Нечаев.

— Игорь Евгеньевич, давайте начнем в целом с основных якорных проектов "ЕвроХима": горно-обогатительных комбинатов в Усолье Пермского края, Котельниково Волгоградской области, завода по производству аммиака в Кингисеппе Ленинградской области. На какой стадии реализации каждый из них, сколько средств в них инвестировано?

— Если говорить о проектах "ЕвроХима", это, прежде всего, проекты, связанные с реконструкцией действующих производств, а также три крупных инвестиционных проекта, в каждый из которых вложено более $1 млрд — это проект в Кингисеппе по строительству нового аммиачного производства с самой крупной единичной мощностью в России, и два калийных проекта: в Волгоградской области — в Котельниково и в Пермском крае — в Березниках. Мы первые в отрасли после распада Советского Союза строим калийные шахты и горно-обогатительные комбинаты. И если кингисеппский проект мы реализовывали на территории, прилегающей к нашему заводу "Фосфорит", то калийные, по сути, созданы в чистом поле, гринфилды, проекты "с нуля". Сейчас и Усольский ГОК и "ВолгаКалий" находятся на этапе пуско-наладки и завершения первой стадии реализации. В Волгограде на текущий момент мы инвестировали 117 млрд рублей, в Березниках — 115 млрд рублей.

— Сколько средств в текущем году планируете инвестировать в эти проекты?

— В текущем году мы не планируем больших вложений, потому что, в принципе, основной CAPEX уже проинвестирован. Сейчас нужно завершить режим пуско-наладки, монтаж оборудования, сделать проходку в шахтах, начать добывать калий и, соответственно, приступить к его обогащению. 2019 год для нас — этап пуско-наладки и выхода на проектную мощность Усольского ГОКа и 100-процентную загрузку аммиачного производства в Кингисеппе. По "ВолгаКалию" мы планируем выйти на 100% мощности в последующие годы — в 2020–2021 годы.

— В прошлом году на Усольском ГОКе вы получили первый товарный калий. Планировалось, что первая продукция пойдет на собственные нужды "ЕвроХима", а в какой период вы планируете приступить к экспорту этого вида продукции?

— В прошлом году мы произвели более 200 тысяч тонн калия, и весь этот объем полностью пошел, как пробная партия, нашим потребителям, чтобы получить обратную связь и испытать продукт. Мы отправили продукцию всем потребителям в Европе, в Китае и, соответственно, на переработку на наш "Невинномысский Азот" в Ставропольском крае. В конце года, когда мы получили результаты этих испытаний, немного доработали технологию обогащения на Усольском ГОКе в Березниках. В текущем году мы уже более-менее планово занимаемся производством. Более того, мы запустили оборудование для грануляции калия, что позволяет транспортировать его более эффективно, без пыления, и открывает нам новые рынки. В этом году, по планам, мы должны произвести на Усольском ГОКе 1 млн тонн калия.

— А когда планируете получить первый калий в Волгограде?

— В Волгограде сейчас ведется наладка, монтаж оборудования, проходка под землей, дооборудование стволов. В отличие от Усольского ГОКа, где глубина стволов 500 метров, в Котельниково стволы расположены достаточно глубоко, почти на один километр под землей. В Березниках уже в этом году — по плану где-то в третьем-четвертом квартале — мы выйдем на 100% мощности, а "ВолгаКалий" выйдет на полную загрузку либо в следующем году, либо через год. Все будет зависеть от того, как будет запускаться оборудование и как будет обогащаться сама руда. Потому что одно дело разведка, предположение, а другое дело — фактический продукт, с которым нужно работать, который нужно обогатить, получить товарную продукцию, которая нужна потребителям. Продукт с низким содержанием калия никому не нужен.

— Из 1 млн тонн калия, которые вы планируете получить в этом году, на какие рынки вы планируете экспортировать продукцию?

— За то время, когда реализовывались наши калийные проекты, а это достаточно длительные сроки — в Березниках десять лет мы строили, в Волгограде уже 13 лет — этого времени было достаточно, чтобы мы для своих стандартных удобрений — азотных и фосфорных — во всем мире создали сеть дистрибуции. У нас есть сеть в Европе, в Бразилии, в Северной Америке, в Китае. И эта сеть дистрибуции создавалась в том числе под будущие поставки калия. Сейчас они закупают его на свободном рынке, но в будущем это — готовые каналы для того, чтобы дистрибутировать наш собственный продукт.

— То есть вы будете продавать хлоркалий только через собственную сеть, без привлечения сторонних трейдеров?

— Да, будем стараться продавать только через собственную сеть плюс перерабатывать в сложные удобрения, такие как NPK.

— Вы говорите о широких потенциальных рынках сбыта, но традиционно крупнейшими покупателями калия являются Индия и Китай. В этом году они предложили низкие цены, ниже $300 за тонну, и ваш основной конкурент на российском калийном рынке — "Уралкалий" — впервые отказался от крупных контрактов с этими странами. Если ценовая политика Индии и Китая не изменится, на какие рынки вы будете ориентироваться в первую очередь? "Уралкалий", к примеру, планирует переориентироваться на Африку.

— Для нас ключевым рынком в данном случае является Латинская Америка, и в первую очередь Бразилия, где мы в 2016 году приобрели Fertilizantes Tocantins. Это фактически дистрибуторская сеть со своими складами, с блендинговыми установками, которые позволяют создавать различные смеси из различных видов удобрений — калия, карбамида, фосфорных удобрений. Мы достаточно много средств инвестировали в это производство, построили новые склады — именно в тех провинциях, где развит агросектор.

Мы в прошлом году подписали большой десятилетний контракт с Китаем, с Heilongjiang Beidahuang Farms, крупнейшим потребителем калия. Это рамочный контракт, но он позволяет в его рамках заниматься производством и экспортом продукта.

— Давайте остановимся подробнее на проекте в Кингисеппе. На какой объем загрузки мощностей уже вышел этот завод?

— Буквально на днях мы вышли на 50% мощности по производству аммиака. К июню этого года мы будем готовы выйти на 100% загрузки и официально запустить завод. Это те плановые сроки, которые мы для себя заложили.

— Сколько товарной продукции планируете произвести на этом заводе до конца года?

— В этом году у нас по плану производство от 600 до 800 тыс. тонн продукции, полная мощность, напомню, — 1 млн тонн. Часть из нее пойдет на обеспечение самого завода "Фосфорит" в Кингисеппе, так как до этого момента аммиак туда был привозной. Часть пойдет на наш завод Lifosa в Литве, остальной аммиак будет направлен на наш завод в Антверпене, в Бельгии. То есть фактически мы закроем собственным аммиаком потребности наших заводов. В последующие годы, когда появится свободный объем, можно будет его экспортировать.

— Также рассматриваете широкий круг рынков сбыта?

— Конечно. Это глобальный рынок. Где купить, где продать, — это уже вопрос конъюнктуры.

— Вы также реализуете проект в Казахстане, в частности, планируется создать химический комплекс на базе месторождений фосфоритового бассейна Каратау. На какой стадии реализации этот проект?

— Первую стадию мы завершили. По сути, проект в Казахстане на первом этапе — это разработка месторождения фосфора. Там несколько карьеров с разным содержанием P2O5 (оксид фосфора — прим. ТАСС). Сейчас, на первом этапе, мы добываем руду, в минувшем году вышли на производительность 600 тыс. тонн. Часть продукции поставляется для дальнейшей переработки на наши заводы, в том числе на "Белореченские минудобрения" в Краснодарском крае и "Фосфорит" в Кингисеппе, часть реализуется потребителям на свободном рынке — в Узбекистан и близлежащие страны. Второй этап предполагает строительство химического комплекса по обогащению руды, мы рассматриваем новые возможности для того, чтобы получить ресурсную базу, в том числе новые лицензии, и приступить к строительству химического комплекса.

— Каков суммарный объем инвестиций "ЕвроХима", запланированный на 2019 год? Будет ли он выше уровня 2018 года, или вы прошли пик инвестпрограммы?

— В минувшем году мы прошли пик инвестпрограммы, CAPEX в 2018 году составил $1,1 млрд. При этом в целом за последние десять лет "ЕвроХим" проинвестировал в инфраструктурные проекты 409 млрд руб., а объем инвестиций компаний Андрея Мельниченко — "ЕвроХима", СУЭКа и Сибирской генерирующей компании за десять лет оказались рекордными для российского не нефтегазового сектора и превысили $17 млрд. Сейчас мы прошли пик инвестиционного цикла и ожидаем, что в текущем году наши инвестиции будут несколько ниже. Одновременно с этим мы готовим новую стратегию развития, связанную с реализацией второго этапа наших крупнейших проектов в Березниках Пермского края, Котельниково в Волгоградской области на период после 2022 года. Мы внутри себя обсуждаем в том числе конъюнктурные вопросы — какую использовать технологию обогащения, а вопрос выбора технологии, в свою очередь, тесно связан с эффективностью продажи тех продуктов, которые мы будем производить. Из того же калия можно сделать гранулу, можно сделать белый продукт, можно сделать гранулу больше, гранулу меньше. Можно сделать сульфат калия, который более востребован, цена на который более высокая. Ответы на все эти вопросы в том числе зависят от нашей стратегии, которую мы сейчас обсуждаем в рамках совета директоров.

— Когда вы планируете утвердить обновленную стратегию? В текущем году?

— В течение года. Там будет несколько рассмотрений — по всем нашим направлениям деятельности, не только по калию. Сейчас мы присутствуем в трех основных продуктах — это фосфорные, калийные и азотные удобрения. По всем трем элементам, по всем трем питательным веществам для растений мы рассматриваем свою обновленную стратегию.

Беседовала Ирина Мандрыкина