Все новости

Фигуристы Тарасова и Морозов: никогда не думаем о соперниках

Евгения Тарасова и Владимир Морозов Сергей Бобылев/ТАСС
Описание
Евгения Тарасова и Владимир Морозов
© Сергей Бобылев/ТАСС

Российские фигуристы Евгения Тарасова и Владимир Морозов давно входят в элиту мирового парного катания. При этом после Олимпийских игр 2018 года их результаты пошли на спад. Перед началом нынешнего сезона спортсмены стали работать под руководством тренера Марины Зуевой в США. Несмотря на целый ряд положительных изменений, фигуристам все никак не удается выйти на пик своих возможностей. Во многом из-за собственных ошибок — так, к примеру, и получилось на чемпионате Европы в австрийском Граце, где они стали вторыми. После окончания соревнований Тарасова и Морозов дали интервью корреспонденту ТАСС, рассказав о том, успели ли они "американизироваться", об отношении к собственным результатам, а также о том, каково это — лишаться статуса фаворита.

— Как вы бы сейчас кратко охарактеризовали то, что происходит с вами? Потому что я видела, что вы можете выиграть этот чемпионат Европы и поехать на "мир" в статусе фаворитов...

Морозов. Для нас это неудачный турнир в короткой программе. Произошла неприятная случайность с поддержкой. В произвольной довольно частая ошибка на прыжковых элементах, тут случайности не было, просто не сложилось. Катали программы неплохо — особенно короткую, в произвольной все остальное сделали, но все равно начало впечатление немного испортило. Нельзя сказать, что недовольны серебром чемпионата Европы. Конечно, от нас ожидают победы, две Европы было выиграно до этого, и всегда ждут, что планка будет такая же.

Во-первых, могу сказать, что точно нет кризиса. Мы не будем уходить в какие-то дебри или еще что-то. Такое катание связываем еще и с тем, что опять поменяли тренеров, во второй раз за два сезона. Очень много работаем над катанием, скольжением, хореографией, и пока не получается соединить это вместе. Марина (Зуева, тренер фигуристов — прим. ТАСС) требует: "Катайте программу! Катайте хорошо и с эмоциями!" Раньше мы больше фокусировались на элементах, ездили от прыжка к прыжку, дальше — выброс и так далее. Ставили за это вторую оценку вообще небольшую по сравнению с другими парами. Соревновались мы с олимпийскими чемпионами, призерами чемпионатов мира, и на фоне их нам ставили ниже оценку. Поэтому надо этим заниматься, в любом случае это даст свои плоды. Побеждает тот, кто умеет ждать.

— Когда мы говорили с Зуевой про вас, я произнесла слово "перерождение". Потому что именно так я это и вижу. Она ответила, что это не так, и все, что происходит сейчас, — это нормальный ход. Но все же я с ней в этом не согласна. Что вы чувствуете, ведь вы изменились внутренне? И благодаря чему вам удалось так поменяться?

Тарасова. Мы взрослеем тоже, вышли из юниоров.

Морозов. Да не взрослеем — стареем уже (смеется)!

Тарасова. Раньше это было такое — мальчик с девочкой пошли и сделали элементы. Сейчас другое отношение друг к другу на льду, работа в паре.

Морозов. Дело в том, что Марина занимается не только хореографией на льду. Она отмечает много нюансов, дает советы. Еще и вне льда занимается всем и по полной. Она говорит, как лучше сделать, правильнее, как это будет видно зрителям. Вроде все хорошо, всем нравится (смеется).

— Марина сказала, что вы теперь работаете с психологом…

Тарасова. Начали недавно, да.

— Это какие-то тренинги, задачки? Или просто разговоры?

Морозов. Все в комплексе идет. В первую очередь нужно понять суть проблемы, а потом над ней работать. Сперва мы ее обсуждаем, потом делаем программы специальные, которые придумывает психолог, записывает. И занимаемся, прослушиваем.

— Речь больше идет о работе над стабильностью?

Тарасова. Все в комплексе.

Морозов. Знаете, работа ведется не только над уверенностью. На самом деле ты занимаешься тем, чтобы ты выходил на старт, и от тебя шла энергия, напор. И над этим упражняемся, и над уверенностью. Занимаемся и самим тренировочным процессом, потому что при подготовке тоже бывают сложные моменты.

— Психолог русскоязычный?

Морозов. Да, из Москвы.

Тарасова. Мы по скайпу разговариваем. Они — в Москве, мы — в Америке.

— Вы уже довольно много живете в США. Успели как-то "американизироваться"?

Тарасова. Не знаю даже… Наверное, нет. Все равно группа, Марина и другие тренеры разговаривают по-русски. То, что это Америка, видно по другим людям. Они здороваются, улыбаются каждый день. Но там и погода располагает, солнышко каждый день. В этом мы переняли, наверное, какие-то моменты.

Морозов. Я скажу, что частично все равно есть влияние места, где ты живешь. К примеру, там принято за все извиняться. В магазине или еще где-то сталкиваешься с человеком — и сразу: "Sorry". В России ты тоже можешь в такой ситуации на автомате извиниться, но на тебя посмотрят как на сумасшедшего. Такие привычки хорошие остаются.

— Но в целом вам там комфортно?

Тарасова. Сейчас уже все более-менее налажено. Дом, каток, если куда-то нужно поехать — машина. Сначала было тяжело…

Морозов. В начале сезона у нас была не до конца сформированная команда. Сперва мы занимались только с Мариной и с ее мужем. По истечении какого-то времени добавился еще тренер по силовой подготовке, по прыжковым элементам, Максим (Траньков, в прошлом сезоне он тренировал Тарасову и Морозова — прим. ТАСС) стал приезжать чаще — у них тур в Канаде как раз закончился. И, естественно, когда ты приезжаешь к новому тренеру, который к тому же больше специализируется на танцах…

— Для меня был небольшой шок, что вашим новым тренером будет Зуева.

Морозов. Не знаю… А почему шок?

— Потому что для меня Зуева — это всегда были танцы. Да, у нее были и другие ученики, но звездные пары у нее были танцевальные.

Морозов. Парное катание у нас в основном было в России, Китае. Алена Савченко — немцы. И Канада. Потом только американцы. Поэтому там просто нет пар — в Америке.

— Сейчас немного провокационный вопрос. На фоне тренда на переход фигуристов в другие сборные вы сами не задумывались о смене спортивного гражданства?

Морозов. Нет.

— Вы предполагаете такую возможность?

Тарасова. Нет.

Морозов. Не-а. Во-первых, это будет нецелесообразно. Просто если размышлять логически, то это "карантин", смена страны. Это все сначала. Вообще никаких смыслов нет.

— Вопрос смены тренеров вам давался болезненно?

Тарасова. Он не проходил болезненно…

Морозов. Потому что мы попали в хорошие руки.

Тарасова. Марина Олеговна была очень заинтересована, очень помогала нам, делала все, чтобы нам было комфортно. Мне кажется, мы так быстро сблизились, и сразу появилось доверие.

— Сейчас вам предстоит участие в чемпионате мира. Вы едете в феврале обратно в Штаты, сейчас побудете в Москве…

Тарасова. Недельку, да.

— В Канаде вам во временном плане будет полегче. Но есть ощущение, что здесь, в Граце, вам этот вопрос все же немножко мешал.

Тарасова. Я здесь не испытывала вообще никаких проблем. Раньше у меня бывало, что, когда я приезжала и меняла часовые пояса, могла не спать. Была проблема уснуть или, наоборот, проснуться с утра. Здесь я не чувствовала этого. Как с первого дня приехали, легли спать, и все было нормально. Даже днем иногда удавалось поспать.

Морозов. Кто-то говорит, что здесь была акклиматизация. Я же скажу, что был большой перерыв, в который мы не знали, чем занять себя. На самом деле в произвольной программе тяжело было всем. Не только нам — и Александре Бойковой с Дмитрием Козловским тоже тяжеловато было. Все, кто смотрел с трибун, говорили, что парники в тот день тяжело ехали. Что же до проката, то лично мне было не очень комфортно кататься первыми (Тарасова и Морозов открывали заключительную группу участников в парах — прим. ТАСС). Давно мы так не выступали. Короткая — это проще, но в произвольной ситуация другая.

Тарасова. Еще с разминки так пошло. Не хватило времени, чтобы отойти от этого и настроиться на старт. Как-то все в один комок получилось.

— Сейчас вы поедете на чемпионат мира не в роли фаворитов. Как вы это воспринимаете?

Морозов. Раньше это имело для нас значение. Сейчас у нас такой уровень катания, что если мы все сделаем, мы получим столько, сколько должны, — и будет хороший результат.

— При этом не думая о соперниках?

Морозов. Конечно, нет. Никогда не думаем о соперниках. Если раньше надо было быть в статусе, чтобы получать компоненты, то сейчас нет такого. Мы делаем то, что мы делаем.

Беседовала Вероника Советова