Все новости

Посол Ирана в РФ: борьба с коронавирусом — это боль, подвиг и шанс на мир

Казем Джалали
 Пресс-служба посольства Ирана
Описание
Казем Джалали
© Пресс-служба посольства Ирана

Иран оказался в числе стран, наиболее пораженных эпидемией коронавируса. О том, как иранцы преодолевают беду в условиях, когда санкции ограничивают возможности страны в производстве и приобретении необходимых препаратов, рассказал в интервью ТАСС посол Ирана в России Казем Джалали. Дипломат пояснил, как национальные традиции Ирана помогают преодолевать панику, а также подчеркнул, что именно сейчас есть шанс на мир.

— Господин посол, большое спасибо за то, что согласились дать интервью в этот непростой для Ирана и всего мира момент. Можете ли вы рассказать, чем для Ирана стала эпидемия коронавируса?

— Вы знаете, коронавирус — это глобальная эпидемия. К сожалению, в Иране он очень быстро распространился и несет много негативных последствий для здоровья народа. Наши должностные лица принимают усилия для того, чтобы снизить последствия эпидемии...

— Можете ли вы назвать какие-то ключевые слова или термины, которые символизируют то, чем для Ирана стала борьба с этой бедой?

— Я, конечно, сейчас не в Иране и тоже слежу за ситуацией по новостям, но, конечно же, это очень больно. С другой стороны, мы видим сочувствие. Люди сочувствуют друг другу независимо от занимаемых должностей. И мы видим национальную консолидацию среди наших должностных лиц и народа для того, чтобы решить эту проблему.

— Господин посол, прошу прощения, если вторгаюсь в частную жизнь. Но в связи с тем, что в Иране зафиксирована одна из самых острых вспышек коронавируса в мире, делали ли вы сами тест на коронавирус, сдавали ли его сотрудники посольства?

— Я прибыл в Россию еще до начала эпидемии коронавируса, и мои коллеги тоже. Мы будем следовать российским правилам при необходимости. Коронавирус не имеет отношения к национальности, главное в том, где сейчас находится человек.

— В посольстве нет каких-либо признаков заболевания?

— Слава богу, до сих пор нет, нет никаких признаков. Мы с самого начала, когда этот вопрос встал перед нами, старались, чтобы и наши коллеги, и наши сотрудники соблюдали все правила гигиены, сделали для этого все необходимое.

— Россия и Иран, как известно, хорошие друзья и партнеры. Какую помощь уже оказала Россия Ирану для борьбы с коронавирусом? И какая помощь планируется в дальнейшем?

— Россия предоставила 500 тест-систем, то есть диагностических наборов, они отправлены в Иран. Ими можно провести диагностику коронавируса у 50 тысяч человек. Мы за это очень благодарны России. У нас есть контакты с российскими должностными лицами, и нам говорят, что прорабатывается вопрос об оказании большей помощи. Мы надеемся, что при том хорошем уровне, на котором находятся отношения между двумя странами, наш народ будет поддержан в этих трудных условиях правительством и народом Российской Федерации.

— Но какие-то конкретные планы по поставкам из России в Иран медоборудования и тестов есть на данный момент?

— Мы очень надеемся, что наши братья в Российской Федерации, понимая условия, в которых находится сегодня народ Ирана, окажут нам помощь. Список того, что нам необходимо, мы передали российским должностным лицам.

— На фоне эпидемии в Иране в западной прессе появились заявления, что Иран якобы скрывает истинный масштаб эпидемии и занижает количество жертв. Есть ли основания у подобных предположений?

— Нет никаких оснований для подобных заявлений, поскольку нет причин для того, чтобы Иран скрывал эти цифры. Эта эпидемия не знает никаких границ и поразила все страны. К нам этот вирус пришел раньше, и естественно, что скорость распространения была выше, поскольку у нас не было, как у различных стран сегодня, соответствующей подготовки. Но нет никаких причин для того, чтобы скрывать масштабы. То, что говорили насчет этого американцы, — это, конечно же, политические заявления. И американцы должны отвечать за них. Сегодня иранский народ находится под жесточайшими санкциями и борется с этой главной проблемой — эпидемией коронавируса.

Представители Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) во время визитов в Иран отметили, что наша страна в целом, правительство, медицинский персонал прикладывают максимальные усилия для борьбы с этим вирусом. У нас очень мощная система здравоохранения. Но американцы, вводя экономические санкции против нас, наносят удар по народу Ирана. И тот, кто на глобальном, международном уровне должен ответить перед народом Ирана, — это как раз США и их должностные лица.

— Вы упомянули ВОЗ — они имеют возможность наблюдать за борьбой с эпидемией в Иране, получать соответствующие материалы?

— Да, конечно. У нас была очень высокопоставленная делегация ВОЗ. Они посетили Иран и даже выпустили отчет, в котором полностью подтвердили, что система здравоохранения Ирана очень мощная и Иран хорошо справляется. Так что наши двери открыты для представителей ВОЗ.

— Еще один момент, на котором спекулируют западные СМИ, заключается в том, что среди заразившихся коронавирусом есть представители парламента, исполнительной власти и что сама эпидемия может спровоцировать рост общественного недовольства в Иране. Есть ли риск политического кризиса на фоне этой ситуации?

— Тот факт, что некоторые должностные лица заразились коронавирусом, не является чем-то неестественным, потому что в других странах такие случаи тоже есть. Коронавирус не обращает внимание на должность, на финансовое положение, на цвет кожи. Любой человек находится под угрозой и может пострадать. Когда народ Ирана столкнулся с этим явлением, наше национальное единство только возросло. Наша национальная иранская культура способствует тому, что при возникновении проблем мы становимся ближе друг к другу.

— То есть единение, а не политический кризис?

— Так и есть. Между народом и должностными лицами существует единение, они помогают друг другу. Даже в нашем посольстве, в нашем представительстве, мои друзья — все чувствуют ответственность, необходимость помочь своему народу и стране. Это чувство ответственности проявляют иранцы во всем мире, а также и внутри Ирана.

— Вы упомянули про американские санкции. Возможно, по дипломатическим или иным каналам были сигналы о возможности ослабления этих санкций на фоне эпидемии?

— Сигналы, которые мы каждый день получаем, как раз говорят об усилении санкций. Даже сейчас, за последние дни, некоторые иранские компании вновь подверглись санкциям. У американцев есть стратегия, которая заключается в том, что на словах проявляется мягкость, а в действиях — сила и жесткость. В публичном поле они говорят, что хотят помочь, что выражают сожаление в связи с тем, что происходит с народом Ирана. Так если вы выражаете сожаление, тогда почему не снимаете санкции? Никто уже не может отрицать, что эти санкции наносят вред иранскому народу. Это абсолютно неоспоримо, и все мировое сообщество, все человечество пришло к выводу, что как раз санкции наносят удар по Ирану.

Недавно МИД России выпустил очень мощное заявление о том, что эти санкции в нынешних условиях являются циничными и антигумаными. Тогда почему американцы не отменяют эти циничные и антигуманные санкции, которые направлены против людей, почему они не отказываются от них? У нас в различных странах есть много финансовых источников, наш народ тоже нуждается в медикаментах, лекарственных препаратах, но мы не можем снять эти деньги, чтобы купить медикаменты и отвезти их в страну. Что же это, если не угнетение?

— Почему, на ваш взгляд, американцы этого не делают, почему хотя бы временно не снимут санкции?

— У американских должностных лиц подход не гуманный, а политический. Одна страна, один народ в мире сказал, что хочет стоять на своих ногах и не хочет подчиняться американцам, что хочет противостоять любым навязанным извне сценариям, особенно тем, которые диктуются меркантильными соображениями. И Иран выстоял перед этими меркантильными сценариями. Возможно, США думают, что сегодня пришел день отомстить за это. Но я должен сказать, что они ошибаются и мы преодолеем эту беду. Но мир запомнит эти антигуманные действия и недобросовестное поведение американцев, мы запомним это навсегда и никогда не забудем.

— Пришлось ли иранскому народу столкнуться с нехваткой каких-либо продуктов, товаров первой необходимости во время эпидемии? Вы, наверное, видите, как и в России все ринулись покупать всевозможные продукты. Было ли что-то подобное в Иране и удалось ли это преодолеть?

— То, что мы видим в Иране, говорит о том, что наш народ очень цивилизованно отнесся к этому вопросу на основе исламской, иранской культуры. По информации, которую мы получаем из Ирана, на рынках, в торговых галереях, в магазинах необходимые товары есть в достаточном количестве. Каждый покупает по мере своей необходимости, и каких-либо проблем в этой области нет. Мы не видели ни одной фотографии, что в каком-то магазине в Иране народ кинулся покупать очень много товаров. Как раз в этом вопросе мы очень горды поведением иранского народа.

— А как обстоит дело с медикаментами, тестами на коронавирус, аппаратами для искусственной вентиляции легких, которые необходимы для лечения больных? Есть ли они в достаточном количестве и как сказываются санкции на их приобретении?

— Мы приложили огромные усилия к тому, чтобы эти товары были приобретены. Но я не могу сказать, что у нас нет нехватки. Сейчас мы с различными странами ведем консультации по этому вопросу, чтобы получить помощь — или на коммерческих условиях, или в виде гуманитарной помощи. 

— А можно уточнить, с какими странами идут такие консультации?

— Министр иностранных дел и президент Ирана сказали, что наш народ в нынешних условиях нуждается в некоторых медикаментах, некоторых гигиенических товарах. Мы, конечно, обращаемся к дружественным странам. Консультации в настоящее время ведутся.

— С Китаем, наверное?

— Да, с Китаем, Россией и некоторыми другими странами.

— За время эпидемии мы видели уже несколько случаев яркого проявления народного мужества, солидарности. Например, в Китае, в Италии, других странах люди на балконах на какой-то дистанции пели песни, национальные гимны. Вы знакомы с ситуацией в Иране лучше. Можете ли вы привести какие-то примеры такого же мужества иранского народа?

— Да, у народа Ирана это тоже есть. Это дух оказания помощи друг другу. В исламской культуре Ирана больше внимания обращают на семью, на окружающих. Наш народ очень отзывчивый, и эта отзывчивость очень сближает людей. Даже некоторые причины вспышки связаны с такой отзывчивостью, потому что люди не покидают друг друга. Это единение между различными членами семьи, между близкими людьми очень сильно проявляется в Иране. Поэтому, может быть, это было одной из причин большого распространения болезни. Сегодня мы как раз видим это чувство — чувство оказания помощи друг другу. Оно очень мощное. Конечно, у каждого народа есть свои символы, свои проявления, они своеобразно их демонстрируют. Но это, конечно же, происходит в соответствии с культурой.

— Может быть, какой-нибудь яркий случай во время борьбы с эпидемией в Иране вас особенно поразил?

— Я видел некоторые фотографии, особенно медицинских работников. Они очень самоотверженно служат своему народу. Иногда врачам, медсестрам из-за усталости приходится спать прямо во врачебных костюмах на стульях, на земле. Другие люди тоже прикладывают усилия, чтобы оказывать помощь пострадавшим, помимо медицинского персонала. Эти усилия, единодушие производят большое впечатление.

— Президент Ирана Хасан Роухани заявил, что пик эпидемии в Иране пройден. В то же время страны Европы и США только готовятся к этому пику. Что Иран мог бы им посоветовать? Есть ли у народа Ирана рецепт победы над болезнью?

— Рецепт победы единый. Он заключается в том, что все должны приложить усилия, чтобы снизить количество контактов и соблюдать правила гигиены. Нужно оставаться дома, организовать удаленную работу. Модель уже определена. Может быть, когда коронавирус только возник в Китае, кто-то думал, что это так — легкая болезнь. Но Иран и Италия стали странами, которые пострадали сильнее всего после Китая. Сейчас другие страны, к сожалению, могут получить наш печальный опыт.

Хотел бы подчеркнуть один момент. Борьба с коронавирусом должна быть консолидирована во всем мире, чтобы был единый подход к борьбе с этим заболеванием. Если этот вирус останется хоть в одной точке земного шара, он может нанести ущерб всему миру.

Послание, которое несет в себе это заболевание, заключается в том, что мировое сообщество должно консолидироваться перед этим заболеванием и создать единый фронт в борьбе с вирусом. Нельзя в этой борьбе разделять народы и смотреть на них отдельно. Поэтому мы говорим, что санкции американцев — это угнетение. Или мы все победим коронавирус, или никто не победит

Поэтому все сегодня должны оказать помощь друг другу, чтобы санкции были отменены и чтобы Иран был успешен в искоренении заболевания. Народ Ирана за последний 41 год ни одного дня не провел без санкций. Мы проявляем стойкость перед ними. Но эта болезнь оказывает влияние на все человечество. Сегодня лживость лозунгов должностных лиц США, заявлявших о том, что санкции не направлены на народ Ирана, стала очевидной. Сегодня жертва этих санкций — именно иранский народ. Надо проявить решительную волю на международном уровне, чтобы санкции были отменены и были созданы условия для преодоления этого глобального кризиса.

Беседовал Владимир Костырев