Все новости

Ирина Слуцкая: считаю работу на телевидении своей второй профессией после спорта

Ирина Слуцкая Сергей Бобылев/ТАСС
Описание
Ирина Слуцкая
© Сергей Бобылев/ТАСС

Межсезонье в фигурном катании в самом разгаре. Спортсмены возвращаются к тренировкам, откатывают новые программы и готовятся к турнирам под пристальным присмотром своих тренеров. Одна из них, двукратная чемпионка мира по фигурному катанию, рекордсменка чемпионатов Европы и призер Олимпийских игр Ирина Слуцкая в интервью ТАСС рассказала об окончании самоизоляции, как Instagram может подарить надежду и помочь и каким должен быть идеальный тренер для фигуриста.

— Что вам захотелось сделать в первую очередь, когда узнали об окончании самоизоляции?

— Я очень люблю ухоженность, так что в первую очередь хотела пойти в салон красоты, наконец, сделать себе прическу. Сделать маникюр.

И конечно, хочется уже встать на лед, увидеть уже моих деток, подопечных из школы фигурного катания. Они тоже с нетерпением ждут момент, когда смогут тренироваться. Так что работа занимает одно из первых мест, куда хочется отправиться после карантина. Готовимся потихоньку к открытию, вдыхаем жизнь. Но оговорюсь, что все будет очень аккуратно и осторожно, с ношением маски. Мне лично еще очень хочется просто пройтись по магазинам, но пока я себя в этом ограничиваю.

— Вы с такой теплотой упомянули своих учеников. Каким, на ваш взгляд, должен быть тренер, особенно — детский тренер?

— У тренера должен быть свой подход. Но нужно понимать, что мы рассматриваем: если ребенок настроен на достижение результата, то здесь поблажек быть не может. Хочу — не хочу, болит — не болит, но если ты чего-то хочешь, то должен уметь преодолевать. Если ребенок нацелен заниматься только потому, что ему нравится, он хочет что-то изучить, то стоит подходить более лояльно.

Раз в год я провожу спортивные сборы и знаю, что приезжают условно 10−20 человек тех, кто нацелен на результат. Это дети, которые хотят чего-то достичь. Когда я общаюсь с родителями, то объясняю, что либо вы в нашей команде, либо вы лучше уезжайте домой. Если тренер требует, а мама гладит по голове и говорит: "Ну, что вы моего ребенка заставляете" — то у нас работы не получится. Если вы приезжаете просто поучиться в свое удовольствие, то это совсем другая группа и совсем другие требования. У меня в школе есть спортивные группы, там мы достаточно строго детей тренируем, постоянно по головке не гладим. Но есть и группы здоровья, где детям безумно нравиться кататься, и там тренер просто подбадривает. И конечно, всему должна быть мера, какие-то границы. Все тренеры — взрослые и адекватные люди, которые умеют общаться со своими спортсменами.

Когда ребенка отдают в спорт, случается такое, что у родителей — амбиции, а у ребенка нет желания. Так что нужно, во-первых, слушать своего ребенка. Во-вторых, дать ему выбор, может, даже предложить несколько видов спорта, чтобы ребенок, отзанимавшись год, мог понять, что ему нравится.

— А как выбор тренера произошел у вас? Еще маленькой девочкой почувствовали, что Жанна Федоровна Громова — ваш человек?

— У меня с самого детства были определенные амбиции, но когда я только начала кататься, то заболела, и меня не взяли выступать какой-то снежинкой на Новый год. Очень расстроилась и сказала маме, что не хочу здесь тренироваться, что хочу такого тренера, который будет меня брать на выступления, а не обещать и не делать. Так в шестилетнем возрасте я попала в "Сокольники", там начала заниматься у одного тренера, которая потом ушла в декрет, и к нам пришла Жанна Федоровна. Наверно, ребенку очень сложно сделать какой-то выбор, и за него этот выбор делают родители. Если ребенок и делает свой выбор, то уже в более осознанном возрасте. Мы начали работать с Жанной Федоровной. Родители всегда учили меня и учат до сих пор, что если возникают какие-то вопросы и проблемы, то начни сначала с себя, а потом уже обвиняй всех остальных. Мои неудачи были нашими общими, но я понимала, что сама где-то недоработала. Ведь на лед выхожу я, значит, где-то прохалтурила, пропустила, не смогла собраться, неправильно подготовилась. И тренер, по большому счету, здесь ни при чем.

Тренер занимается, делится своими секретами, навыками и профессионализмом, поэтому я не видела смысла менять тренера, который знает, как меня подвести к соревнованиям. Знает меня как спортсмена, которому в определенный момент нужно дать слабинку, а в определенный момент — надавить, чтобы все сработало. Если я ошибалась, то это я ошибалась и никогда не винила тренера. Хотя когда две женщины работают вместе, особенно когда я входила в такой строптивый возраст юной девушки, конечно, мне хотелось и поспорить, и повздорить (смеется). Что мы и делали, и это был нормальный вариант. Но когда страсти утихали, трезвость ума возвращалась, то я понимала, что вот уйду к другому тренеру, но выступать-то все равно буду я. Поэтому эти варианты отметались. Я очень доверяла своему педагогу, многое мы прошли вместе — и огонь, и воду, и медные трубы, так что желания уходить не возникало. И конкуренция в группе была очень сильная, молодые наступали на пятки. Но я понимала, что если наступают на пятки — это здорово, значит, мне есть куда стремиться и развиваться, чтобы становиться лучше.

— Вы общаетесь с Жанной Федоровной после завершения карьеры?

— Мы постоянно на связи, перезваниваемся. Я в курсе всего происходящего, иногда звоню и спрашиваю совета по каким-то вопросам. Она потрясающая. Это очень близкий мне человек, которого я никогда не брошу и не оставлю.

— Вы довольно активны в соцсетях, ведете Instagram. Что думаете о таком новом уровне открытости спортсменов и других известных личностей? Как реагируете на неадекватные, грубые или обидные комментарии?

— Спортсмены, да и вообще все сейчас ведут аккаунты в Instagram, но критерии дозволенности, темы у каждого разные. Кто-то пытается "хайпануть", кто-то старается быть искренним, кто-то даже стремится немного приукрасить свою жизнь. То, что ты иногда получаешь в ответ негатив… Слушайте, ну везде есть обиженные жизнью люди. Тот, кто заходит к тебе на страницу и искренне выражает свое недовольство, тоже имеет право на свое мнение. У каждого тоже свое отношение к такому. Кто-то очень резко реагирует, кто-то не обращает внимания, некоторые специально провоцируют. Моя страница создана не для грязи и сплетен, поэтому у меня такие люди сразу удаляются. Я публикую то, что считаю нужным, высказываю свое мнение и на своей странице имею на это полное право. Люди могут со мной соглашаться или нет, но писать гадости я не позволяю. Такие комментарии удалены, и их авторы у меня заблокированы. Те, кто входят с адекватной критикой, — пожалуйста.

— Вы отметили, что у каждого своя причина вести Instagram. Какая у вас?

— Так я выражаю свою точку зрения. Могу общаться с людьми, которые являются почитателями моего творчества, тех идей и воплощений, которые происходят у меня в жизни. Являясь публичной личностью, я понимаю, что людям интересно следить за тем, что у меня происходит. Я поднимаю разные темы, в том числе говорю про свой жизненный путь, неудачи и победы. Может быть, кого-то это спровоцирует сделать так же или лучше. Кто-то, возможно, найдет выход из сложной ситуации, прочитав мой пост. Очень много у меня было историй по поводу моего заболевания (у Ирины был диагностирован васкулит — прим. ТАСС), в "директ" приходит большое количество вопросов и просьб рассказать, где я лечусь и как. Заболевание очень сложное, страшное, у всех протекает по-разному, но я даю надежду тем людям, которые с такой же болезнью боятся беременеть и рожать. Может быть, это нескромно звучит. Но с этим заболеванием ставили крест на мысли о том, что можно завести ребенка, а я родила троих. Люди узнают, где и у кого я лечусь, и это может стать новым шансом для них, шансом на долгую и счастливую жизнь.

— Еще вы много пишете в соцсетях про фигурное катание.

— Когда я комментирую то, что происходит в фигурном катании, я делюсь своим видением. Взглядом человека, который прошел этот этап, более чем десять лет находясь на международной арене. Я могу рассказать, что ты чувствуешь, находясь там, как раскладываются голоса, потому что знаю эту кухню. Очень не люблю и не приветствую, когда начинают что-то сравнивать, ведь нельзя сравнивать то, что было 15 лет назад, и сейчас.

В Instagram я рассказываю о том, что делала, как к этому шла. Вот сейчас у меня есть рубрика, в которой пишу об истории своих костюмов. Это та часть, которую люди не знают, но мне кажется, что им интересно увидеть, как это происходило. Не знаю, как сейчас, но отлично помню, как это делали мы, как искали камушки, блестки, материалы. Какое было преодоление, как мы боролись не просто с американками, а со всем миром. Была совсем другая составляющая. Думаю, это интересно людям моего поколения, и тем, кто видел это на экране. Сейчас они могут узнать, как это с той стороны.

— Насколько внимательно получается следить за фигурным катанием в последние годы?

— В силу занятости, конечно, не удается всегда находиться перед экраном. У меня много проектов, которые съедают практически все мое время, и самый главный проект — это мой младший ребенок. Но мне безумно интересно, ведь спустя десятилетие появилась борьба между своими фигуристками. Это очень интересно и напряженно.

Конечно, смотрю, как меняется катание, как постоянно изменяют правила. Раньше ценилось одно, а сейчас — совсем другое. Ценности меняются, но это тоже интересно. Хочется следить за спортсменами на протяжении долгих лет, как фигурист растет, меняется, как выбирает программы, постановочные решения. Это интересно, и как профессионал я могу это прокомментировать.

Вот сейчас произошли переходы от тренера к тренеру, паника, одно, второе, третье. А в чем паника? Переходы были и в наши времена, меняли спортивные общества. Человек ищет что-то новое, хочет развиваться дальше, идти вперед. Мы ведь не знаем, что происходит. Может быть, стало некомфортно, накопились какие-то обиды. Обычные люди, возможно, этого просто не знают, отсюда и вопросы: "Ну как так, поменяла тренера?" А вот так, взяла и поменяла. Это обычный процесс. Зачастую журналисты в середине сезона могут написать, что кто-то может куда-то перейти. И вот так обычно не бывает, все переходы — только после завершения сезона. И конечно, я могу поправить комментатора, который такие тонкости может не понимать, потому что сам через эту кухню не прошел.

— Назовете какую-нибудь полюбившуюся программу последних лет?

— Знаете, я все же дипломат и не хочу выделять кого-то одного (смеется). Развиваются наши спортсмены очень интересно, мне очень нравятся наши танцевальные, спортивные пары, девочки. Мальчиков пока ждем, хотя сейчас у нас появился Дима Алиев, который выиграл чемпионат Европы. Безумно обидно, что отменили чемпионат мира, там должна была быть очень-очень интересная борьба. А сейчас ждем новый сезон. Хочется увидеть яркие программы, интересные костюмы и прогресс каждого спортсмена. Будем болеть, чтобы российские фигуристы были впереди всей планеты.

— Вы работали комментатором на соревнованиях по фигурному катанию, хотели бы вернуться к этой деятельности?

— Если такое предложение будет, то я его рассмотрю. Я комментировала фигурное катание не один, и не два раза, и Олимпийские игры комментировала. Работа на телевидении для меня является ключевой, считаю ее своей второй профессией после спорта, ведь в кадре я уже более 15 лет. Работала и в прямом эфире, и в развлекательном шоу, и интервью делала. Это моя стезя, там я ощущаю себя как рыбка в воде.

Комментатором, конечно, работать могу, вопрос только в том, какое будет предложение, с кем комментировать. Это тоже большая разница, когда с тобой в эфире коллега, который понимает, поддержит и подхватит, а не человек, который будет только угукать тебе в ответ. Для предложений я открыта, но некоторые из них отметаю, потому что они неинтересны.

— У вас много проектов, в том числе всероссийский проект "Северная ходьба — новый образ жизни", которые получил поддержку Министерства спорта. Как вы сами познакомились с такой ходьбой?

— С северной ходьбой я познакомилась более пяти лет назад, когда мы с командой искали вид активности для людей с диагнозом "сахарный диабет". Очень-очень давно видела такую активность в Европе, но не понимала, насколько это интересно и полезно. Я спортсменка и сначала смеялась, говорила: "Ну что же вы предлагаете ходить, когда я еще могу бегать и прыгать?". А мне дали инструктора и предложили попробовать. Очень удивилась на следующий день, когда почувствовала, что у меня болят все мышцы. Начала разбираться, слушала лекции, была очень удивлена тому, что при северной ходьбе тренируется такое количество мышц тела. В этот момент задействованы не только мышцы ног, но и рук, плечевого пояса, а также туловища, и она практически не имеет противопоказаний. А еще этот процесс сопровождается значительным повышением энергозатрат организма и тренировкой всех систем человеческого организма. В первую очередь речь идет о сердечно-сосудистой и дыхательной системах. Благодаря этому у человека, занимающегося северной ходьбой, получается в значительной степени компенсировать дефицит движения, который имеют люди в нынешних условиях, и таким образом профилактировать появление заболеваний, связанных с малоподвижным образом жизни. Так я стала заниматься сама и предлагать заняться ходьбой другим людям. Эта ходьба очень помогла мне восстановиться после беременности и родов.

— Есть мнение, что это больше активность для людей старшего возраста.

— Да, действительно. Сегодня большое количество людей старшего возраста занимается северной ходьбой, но в последнее время, и меня это очень радует, появляется много молодежи, в том числе и молодых инструкторов. Ведь северная ходьбы была придумана для лыжников как имитация лыжной ходьбы и тренировок в летнее время года. И поэтому здесь можно с полной уверенностью сказать, что это хорошая тренировка мышц, сопоставимая с бегом, плаваньем, ездой на велосипеде, и даже тренировкой в фитнес-зале. Среди важных преимуществ этой ходьбы доступность, ты можешь тренироваться где угодно, во сколько угодно, в любую погоду, и главное — на свежем воздухе. Нужны только палки и одежда по погоде. И, конечно, желание. И что еще я хотела бы рекомендовать новичкам — взять несколько уроков у инструктора. Научиться правильной технике, так как от этого будет зависеть результат.

— Проект запущен уже в 43 регионах страны. Какое ожидаемое число участников?

— Около 2 тысяч участников, это хорошая цифра, так как все они новички, и потенциально многие из них продолжат заниматься, а еще расскажут своим близким, друзьям, коллегам. Все они будут обучены и подготовлены сертифицированными инструкторами, которых у нас задействовано более 200 человек. Так как это новая спортивная дисциплина и была внесена во Всероссийский реестр видов спорта только в прошлом году, мы специально для проекта и проведения соревнований, совместно с Федерацией спортивного туризма России подготовили около 300 судей. Огромное количество специалистов задействовано в проекте, и все они продолжат работать в своих регионах. И для нас это следующий шаг в развитии.

— Чтобы вы посоветовали и пожелали тем, кто никогда не занимался спортом, даже любительским?

— Не нужно прыгать с места в карьер, это чревато травмами. Нужно попробовать от самого легкого варианта до постепенных усложнений. Если хотите заниматься фитнесом, то начинайте очень аккуратно. Если хотите начать бегать, то не надо сразу ставить себе планку в пять или десять километров. Начинайте постепенно, с общеукрепляющей разминки, постепенно наращивая темп. И конечно, брать палки в руки и ходить, заниматься северной ходьбой. Но не надо сразу замахиваться на 30 км, все стоит начинать потихонечку — с 10−15 минут в день и потом прибавлять. И конечно, беречь себя, вести здоровый образ жизни и любить себя в любом виде, в котором вы находитесь. Это очень важное эмоциональное состояние.

Беседовала Полина Панина