Все новости
Дергать дракона за усы:
Дергать дракона за усы:
Дергать дракона за усы:
Дергать дракона за усы:
Дергать дракона за усы:

Дергать дракона за усы: тень тихоокеанского НАТО на Дальнем Востоке

© REUTERS/Jason Reed
7 октября стартуют переговоры между Великобританией и Японией. Их цель — подготовка к заключению соглашения о военном сотрудничестве. Такой же договор Страна восходящего солнца рассчитывает подписать и с Австралией

Новый партнер тихоокеанского блока AUKUS, который иногда называют восточным НАТО? 7 октября Токио и Лондон приступают к переговорам об упрощении взаимодействия между своими военными. Стороны надеются облегчить поставки вооружений, проведение совместных учений и при необходимости переброску войск. Сближение Японии с англосаксонским миром может иметь далеко идущие последствия: от резкого роста расходов на оборону в Стране восходящего солнца до участия в совместном патрулировании акватории Южно-Китайского моря, большую часть которой в Пекине считают своей исключительной экономической зоной. Япония, уже входящая в индо-тихоокеанское объединение QUAD, становится на шаг ближе к другому действующему в том же регионе союзу AUKUS, состоящему из Австралии, Великобритании и США. Вступление в оба этих блока заказано Китаю.

Самураи на границе

От переговоров о сближении по военной линии естественно ожидать участия представителей армии, боевой авиации и флота. Но юридически как первые, так вторые и третьи полностью отсутствуют в Стране восходящего солнца. Согласно статье 9 конституции Японии, та на вечные времена отказывается от войн как способа разрешения конфликтов. Вооруженные силы, которые в 1950-е воссоздал Токио, официально считаются невоенной организацией — формированиями самообороны. Слово "армия" в их отношении местные СМИ стараются не употреблять.

Принципиальный антимилитаризм японцев — результат поражения во Второй мировой войне, сопровождавшегося беспрецедентными в истории ядерными бомбардировками городов Хиросима и Нагасаки. Последовавшая затем американская оккупация ставила себе целью умиротворение боевого духа японцев почти любыми средствами — в 1940-е и традиционные тренировки на мечах, и восточные единоборства поставили вне закона. Принятая в 1947 году конституция запретила всем будущим поколениям японцев создавать государственные вооруженные силы или намекать на их появление — угрожать кому-либо объявлением войны.

Фактически все же существующие японские войска располагают гораздо меньшим бюджетом, чем могли бы рассчитывать. В 2021 году он составил 1% ВВП. Великобритания, с которой в Токио хотят договориться, тратит на свои войска в два раза больше относительно своего валового продукта, Соединенные Штаты — в четыре раза. Подсчитано: не меняя фискального баланса, Япония могла бы нарастить траты на оборону в два раза, достигнув уровня своих союзников. Такой скачок заметно изменил бы баланс сил на Тихом океане, при этом в выигрыше остались бы самые близкие союзники Японии — англосаксонские страны.

Солнце восходит под американскими звездами

Начиная с 1952 года, когда Японию покинули американские оккупационные войска, и по сей день Токио никогда не давал оснований усомниться в своей верности Вашингтону. В 1990-е и 2000-е годы Страна восходящего солнца пробовала добиться вывода американских военных баз — напряжение между военными США и местным населением не сходит на нет. Но чем сильнее становится Китай, тем реже такие призывы раздаются от лиц, наделенных властью. А в 2007 году Япония вступила в большой региональный альянс без участия Китая, QUAD — Четырехсторонний диалог о безопасности, поддерживать который договорились, кроме нее, США, Индия и Австралия. Крайне резкая реакция от Поднебесной не заставила себя ждать.

После разрыва между Китаем и Соединенными Штатами при президенте Трампе сообщество QUAD получило второе дыхание. Только в 2021 году состоялись два его саммита, при этом последний в Вашингтоне с участием премьера Японии был очным. На нем основные положения риторики QUAD повторил президент США Джо Байден, выступивший за "общее для всех четырех стран видение свободного и открытого индо-тихоокеанского пространства". При том, что Китай не упомянут, эта гладкая формулировка направлена именно против него. Вашингтон и Пекин расходятся во взглядах на границы исключительных экономических зон в Южно-Китайском море. И то, что для Китая является обеспечением суверенитета, в глазах США предстает как нарушение права на свободное судоходство. Для того чтобы отстоять свою точку зрения на раздел акватории, американцы (сами не имеющие к ней выхода) не без успеха создают политические блоки в Тихом океане. Задача Америки — чтобы частью одного из таких объединений стала бы и Япония.

Южно-китайский пасьянс

Спор о том, как именно следует разделить воды Южно-Китайского моря, восходит к 1930-м годам, когда колонизировавшая Вьетнам Франция водрузила свой флаг на необитаемых островах Спратли. Переживавший период внутренних смут Китай отверг эти притязания, хотя прямое столкновение посчитал несвоевременным для себя. После того как Вторая мировая война подорвала внешнеполитические позиции Франции, расклад сил поменялся. В 1947 и 1948 годах Китай опубликовал официальную карту девяти пунктиров, провозгласив свои суверенные права на большую часть Южно-Китайского моря. Но когда десятилетиями позже колониальные империи полностью покинули регион, выяснилось, что возникшие на их месте государства с разделом моря по-китайски не согласны. Вьетнам, Филиппины, Малайзия и Бруней заявили о своих претензиях на острова и мили. В последние годы на стороне соседей Китая активно выступают Соединенные Штаты.

То, что в администрации США называют свободным судоходством в Тихом океане, — в действительности один из самых прибыльных бизнесов на планете. Ежегодно через воды Южно-Китайского моря провозят товаров на сумму в $3,37 трлн, и в интересы ни Китая, ни других государств не входит ограничение обеспечивающего всеобщее благосостояние гигантского потока. Другое дело — проход военных кораблей. Обвиняя Китай в узурпации права на свободное судоходство, США на деле имеют в виду исключительно возможность для американского и других флотов перемещаться по Южно-Китайскому морю, не ставя при этом в известность Пекин.

В период правления Дональда Трампа Америка пробовала силой утвердить свое присутствие в Южно-Китайском море. Серия инцидентов, произошедших между 2017 и 2020 годами, свелась к прибытию американских военных кораблей без предупреждения в акваторию, которую Китай называет своей эксклюзивной экономической зоной. Трактовка этого понятия у обеих сторон не совпадает: Вашингтон считает, что обладание особыми правами на часть акватории не позволяет требовать отчета от иностранных кораблей, через нее проходящих, точка зрения Пекина противоположна. Стороны не сходятся и в том, какие территории Китай имеет право считать своими, а следовательно, и какие воды: на протяжении последних лет КНР возводит искусственные острова в Южно-Китайском море, обеспечивающие его права на прилегающую акваторию, продолжая участвовать в споре пяти держав Юго-Восточной Азии о суверенитете над островами Спратли, а с Вьетнамом — оспаривая и контроль над Парасельскими островами.

Приход в Белый дом Джо Байдена совпал с (временным?) прекращением чисто военных инцидентов на спорных водах. Вместо этого США сосредоточились на поиске новых союзников у берегов Тихого океана и переосмыслении отношений с теми, которые имелись и раньше. Результатом стало формирование альянса AUKUS и укрепление взаимодействия по линии QUAD.

Тихоокеанское НАТО?

Естественный итог любых военных договоренностей на Тихом океане — формирование совместных сил патрулирования. В этом смысле заключение соглашения о создании AUKUS в сентябре 2021 года вполне можно назвать резким движением с места в карьер. Одновременно с подписанием договора о создании альянса стало известно, что Австралия приобретет у США ядерные подводные лодки, ради чего уже согласилась на разрыв контракта с французскими производителями, обещавшими те же корабли, но более низкого класса. Решение стало знаковым: ранее продажа ядерных подводных лодок на мировом рынке вооружений хотя и не находилась под формальным запретом, но на деле не практиковалась

Готовность США делиться технологиями производства ядерных подводных лодок показывает, что их стремление создать военный блок на Тихом океане серьезнее, чем  было в прошлом, когда подобные попытки уже несколько раз предпринимались. Еще в 1930-е годы в Австралии призывали к совместному сдерживанию японской угрозы и намечали контуры возможных блоков. В 1951 году в ответ на приход коммунистов к власти в Китае была создана организация ANZUS, в состав которой, помимо австралийцев и американцев, вошли новозеландцы. Спустя всего три года ее дополнила гораздо более обширная СЕАТО (Организация договора Юго-Восточной Азии), иногда (неофициально) называвшаяся НАТО Тихого океана. Развитие событий показало, что это объединение требовалось американцам для войны во Вьетнаме. Неприятный подтекст начал сказываться на престиже. По мере того как США увязали в войне, СЕАТО теряла участников одного за другим. После окончательного вывода войск в 1975 году интерес к блоку потеряли и сами американцы. В 1977 году его официально объявили распущенным.

Эта попытка объединить англосаксонские силы на юге океана не была последней. В 1971 году Австралия, Новая Зеландия и Великобритания заключили тройной альянс без американцев, известный как ANZUK. Он продержался недолго: вошедшая в Европейский союз Великобритания стремительно стала отказываться от внешнеполитических амбиций в дальнем зарубежье. В 1974 году ANZUK распустили так же неожиданно, как до этого решили создать.

1980-е и 1990-е стали временем мира на Тихом океане. Вдохновленная затишьем Новая Зеландия (пока не готовая присоединиться к AUKUS или QUAD) в 1984 году объявила свою территорию свободной от ядерного оружия, а порты — закрытыми для ядерных подводных лодок всех стран, в том числе и США. В ответ американцы в 1986-м официально приостановили свое членство в ANZUS.

Иначе внешнюю политику выстраивала Австралия, деятельно поддержавшая США и в Афганистане, и в Ираке. В 2011 году по просьбе Канберры американцы пошли на шаг, которого не предпринимали и во время холодной войны, — открыли свою первую в истории австралийскую военную базу. К этому времени Зеленый континент уже успел наладить военные контакты с Японией и другими государствами Тихоокеанского бассейна, обеспокоенными ростом могущества Китая. К началу 2010-х идея тихоокеанского НАТО повисла в воздухе.

Игорь Гашков