Все новости

У каждого своя война. Повторит ли Трамп опыт своих предшественников

Президент США Дональд Трамп
© REUTERS/Kevin Lamarque
Многие упрекают нынешнего президента США в импульсивности и непоследовательности, но пока он предпочитает лишь экономические войны

Очередные санкции, введенные администрацией Дональда Трампа против иранского руководства, а также угрозы, которыми в последнее время то и дело обмениваются Вашингтон и Тегеран, заставляют международное сообщество всерьез волноваться из-за возможного военного конфликта между США и Ираном. Ситуация особенно обострилась после того, как на минувшей неделе вооруженные силы Ирана сбили американский разведывательный беспилотник, после чего президент США распорядился нанести удары по объектам на иранской территории. И лишь за 10 минут до начала запланированной операции он приказал ее отменить.

За последние три десятка лет каждый из американских президентов не мог удержаться от того, чтобы не устроить свою "маленькую победоносную войну". Причем вовсе не обязательно располагая для этого действительно весомыми основаниями. Трамп, которого многие упрекают в импульсивности и непоследовательности, пока предпочитает экономические войны реальным вооруженным конфликтам, но сумеет ли он удержаться от повторения опыта предыдущих американских президентов?

Вопрос актуальный, особенно если учесть, что ключевые внешнеполитические должности в его администрации занимают люди, пользующиеся репутацией "ястребов". Да и в целом в американском политическом и деловом истеблишменте немало найдется тех, кто желал бы "наказать" Иран. К тому же это поможет нажиться на мировом нефтяном кризисе, который неизбежно возникнет в случае военного конфликта между Вашингтоном и Тегераном.

От Буша до Обамы

Когда на рубеже 1990-х годов завершилась холодная война, многие вздохнули с облегчением и надеждой: ну вот, теперь заживем без конфликтов и потрясений. Надежда оказалась недолгой: в 1990 году вспыхнула война в Персидском заливе. Следует, впрочем, признать, что у президента-республиканца Джорджа Буша - старшего, под руководством которого США вступили в эту войну, имелся веский повод: его предоставил Ирак, аннексировав соседний Кувейт. Действия Багдада подверглись осуждению со стороны Совета Безопасности ООН, который фактически санкционировал применение военной силы против Ирака. В начале 1991 года Многонациональные силы во главе с США (численность американского контингента превышала 400 тыс. человек) провели операцию "Буря в пустыне", которая завершилась тяжелым поражением для Саддама Хусейна.

Демократ Билл Клинтон, сменивший Буша-старшего в Белом доме, отметился двумя войнами на Балканах: в Боснии и Герцеговине в 1995 году и в Союзной Республике Югославии в 1999-м. Формально обе операции проводились под эгидой НАТО, но главную роль играли именно Соединенные Штаты, последовательно проводившие при Клинтоне политику раздела Югославии. И вполне в этой политике преуспевшие. Кстати, именно в ту пору в российском политическом лексиконе появились выражения "петля Примакова" и "разворот над Атлантикой". Это произошло после того, как тогдашний глава правительства РФ Евгений Примаков, направлявшийся с визитом в США, уже в полете узнал о начале бомбардировок Югославии и приказал развернуть самолет в воздухе.

Джордж Буш - младший, республиканец, как и его отец, принял бразды правления в январе 2001 года, а 11 сентября произошла всем известная террористическая атака на США с использованием гражданских авиалайнеров, после которой американский президент объявил "глобальную войну против терроризма". Первым актом этой войны стало вторжение в Афганистан войск международной коалиции во главе с США, которая завершилась разгромом основных сил режима талибов. Однако это война не принесла Афганистану мир. В начале 2002 года Буш объявил о существовании "оси зла" - государств, спонсирующих терроризм или разрабатывающих оружие массового уничтожения (ОМУ) и способных передать его террористам. А в 2003-м он санкционировал нападение на Ирак, поводом для чего стали утверждения о наличии у Багдада ОМУ, которое, кстати, впоследствии так и не обнаружили. В итоге режим Саддама Хусейна был свергнут, сам он казнен, а Ирак стал местом зарождения международной террористической организации, ныне известной под названием "Исламское государство" (запрещена в РФ).

Барак Обама, демократ и первый чернокожий президент США, уже на первом году пребывания в Белом доме был провозглашен лауреатом Нобелевской премии мира, что, впрочем, ничуть не помешало ему распорядиться о существенном наращивании американского военного присутствия в Афганистане. В 2011 году он санкционировал участие США в бомбардировках Ливии, где шла гражданская война (правитель страны Муамар Каддафи убит без суда и следствия, вооруженный конфликт продолжается до сих пор), а в 2014-м США возглавили иностранную интервенцию в Сирии, предпринятую (без одобрения ООН) формально для борьбы с террористами "Исламского государства", а фактически имеющую целью свержение правительства Башара Асада. К "заслугам" Обамы можно отнести и вооруженный конфликт на востоке Украины, вспыхнувший после того, как Соединенные Штаты спонсировали и фактически организовали государственный переворот в этой стране, традиционно прикрывшись лозунгами о защите демократии и свободы.

Короля играет свита

Разумеется, не стоит думать, что ответственность за все эти военные конфликты несут исключительно американские президенты. Да они отдают приказы и принимают решения, но готовят эти решения, а порой и подталкивают к ним другие люди. Они могут находиться в ближайшем президентском окружении, но могут быть и далеко за его пределами. Президенты приходят и уходят, а эти люди годами и десятилетиями остаются во власти или около нее, формируя тот самый круг авторитетных политиков, чиновников, лоббистов, который в последнее время принято именовать "deep state" (может быть переведено на русский как "глубокое подполье" или "глубинное государство").

На самом деле имена некоторых из этих людей хорошо известны, и они сохраняют свое влияние вне зависимости от того, какой президент находится у власти. Вот, скажем, генерал Брент Скоукрофт, который был помощником по вопросам национальной безопасности президента Буша-старшего. В этой же должности Скоукрофт работал и в середине 1970-х годов, причем тогда его предшественником был Генри Киссинджер, а преемником - Збигнев Бжезинский. И вот, проходит много лет, и генерал Джеймс Джонс, советник по нацбезопасности при президенте Обаме в 2009-2010 годах, признается, что в начале своей работы на этом посту он едва ли не ежедневно получал указания от Киссинджера, которые поступали через Скоукрофта и Сэнди Бергера.

А этот самый Сэнди (Сэмюэл) Бергер был советником по национальной безопасности при президенте Клинтоне и имел самое непосредственное отношение к принятию так называемого акта об освобождении Ирака, который провозглашал целью американской политики смену режима в Багдаде. Ну и, разумеется, причастен был к разработке планов военных операций на Балканах, находясь в самом тесном контакте с тогдашним госсекретарем Мадлен Олбрайт, которая, как утверждали, лично участвовала в выборе целей при бомбардировках Югославии силами НАТО.

Или взять генерала Колина Пауэлла: работал советником по нацбезопасности у Рональда Рейгана, затем при Бушем-старшем возглавлял объединенный комитет начальников штабов (как мы помним, именно тогда и произошла "Буря в пустыне"). А в 2003 году тот же самый Пауэлл, будучи главой Госдепартамента в администрации Буша-младшего, демонстрировал в ООН некую пробирку, призванную подтвердить наличие у Ирака оружия массового уничтожения.

При Буше-старшем начинала и Кондолиза Райс - тогда она была советником президента по вопросам СССР и Восточной Европы. А при Буше-младшем, уже будучи советником по нацбезопасности, зарекомендовала себя как ярая сторонница вторжения в Ирак. Затем, в 2005-м, сменив Пауэлла на посту госсекретаря, она называла Иран, Кубу, КНДР и ряд других стран "оплотами тирании".

Обама, надо признать, пытался перетасовать колоду, но не очень-то получилось. Во всяком случае, газета Washington Post в свое время утверждала, что именно "новички" - госсекретарь Хиллари Клинтон и постоянный представитель США при ООН Сьюзан Райс, впоследствии переместившаяся на должность советника по нацбезопасности, убедили лауреата Нобелевской премии мира санкционировать нанесение ударов по Ливии. Кстати, Райс была известна и как ярая противница Ирана.

В твите от начала войны

При нынешнем американском президенте люди на высоких должностях подолгу не засиживаются - он успел сменить уже несколько руководителей Госдепа и помощников по вопросам нацбезопасности, так что имеет смысл обратить внимание лишь на тех, кто занимает эти должности в настоящее время.

И прежде всего - на советника по нацбезопасности Джона Болтона: этот человек, пользующийся однозначной репутацией "ястреба", как раз из тех, теперь уже далеких времен. Работал в Госдепе, уходил в науку, возвращался в дипломатию... В начале 2000-х годов, будучи заместителем госсекретаря по контролю за вооружениями, явился одним из инициаторов выхода США из договора по противоракетной обороне (ПРО). Затем в качестве постпреда США в ООН неоднократно резко высказывался в адрес Ирана и других стран "оси зла". Неудивительно, что во времена Трампа он оказался в числе главных инициаторов выхода США из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранской ядерной программе и разработчиком курса на экономическое, а если понадобится - то и военное удушение Ирана. Именно поэтому министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф на днях прямо обвинил Болтона в подготовке войны против Ирана.

У госсекретаря Майка Помпео послужной список поскромнее. Впрочем, в Госдеп он пришел с должности директора ЦРУ, что само по себе является довольно красноречивой характеристикой. В том, что касается Ирана (а также Венесуэлы), Помпео слывет вполне себе "ястребом".

Таким образом, политику Вашингтона на иранском направлении определяют два сторонника жесткой линии, которые не станут удерживать президента от резких движений, наоборот, еще и подтолкнут к ним. К счастью, не перевелись еще и те, кто выступает против обострения отношений с Ираном. Может, не из принципиальных соображений, а чтобы насолить Трампу, но хоть бы и так. Например, раскритиковали политику Белого дома на иранском направлении участник теледебатов претендентов на пост президента от демократов. Как образно заявила сенатор Эми Клобушар, Трамп "каждый день находится буквально в 10 минутах от начала войны, в одном твите от начала войны".

Выступая на днях на заседании СБ ООН, постпред России Василий Небензя указал на противоречивый характер заявлений и действий американской администрации: "Звучат заверения о том, что никто не собирается менять режим в Иране, одновременно следуют угрозы нанести сокрушительный удар, вводятся новые санкции. Идет призыв к диалогу и одновременно объявляется о намерении нарастить военное присутствие в регионе".

По словам российского дипломата, "такие сигналы, расшифровать которые не под силу даже опытному криптологу, могут только привести к точку невозврата".

Остается лишь надеяться, что Трамп, которому в ближайшие два дня предстоит целая серия встреч на полях саммита "двадцатки" в Японии, прислушается к тому, что ему будут говорить лидеры России, Китая, европейских и азиатских государств. А в том, что все они будут говорить о недопустимости войны и необходимости возвращения к переговорам, сомневаться не приходится.

Андрей Низамутдинов