Все новости

Экономика Китая в условиях пандемии: "секреты" роста на фоне спада в других странах

© EPA-EFE/WU HONG
Китайская экономика продолжает восстанавливаться уверенными темпами, несмотря на пандемию нового коронавируса и заметный спад ВВП в других странах. Однако и в случае Поднебесной все далеко не так безоблачно

Пекин сумел добиться положительной динамики на уровне 3,2% уже во II квартале текущего года, презрев пессимистичные прогнозы некоторых экономистов. Каким образом КНР смогла преодолеть трудности и продемонстрировать миру очередное "экономическое чудо"? Есть ли у Китая секреты, которые он использует в своей национальной стратегии? На эти вопросы дали довольно четкие и обстоятельные ответы представители китайских властей и местные эксперты.

Изоляция — залог здоровья

Залогом быстрого восстановления китайской экономики стала успешная стратегия борьбы с коронавирусом. Как объяснили ранее корреспонденту ТАСС в пресс-службе Государственного комитета по вопросам гигиены и здравоохранения КНР, правительство проводит последовательную политику, создавая зоны чрезвычайно жесткого контроля в местах, где установлены инфицированные коронавирусом. Если число заражений на территории района, уезда, города или целой провинции оказывается слишком высоким, центральные власти вводят режим полной изоляции этих территориально-административных единиц.

Китай смог остановить распространение вируса прежде всего благодаря мерам по "прицельному уничтожению" локальных вспышек, подчеркивается в заявлении, предоставленном на запрос ТАСС. Это означает, что все организации, общественные заведения, большинство торговых и промышленных компаний на территории с повышенным риском эпидемиологической опасности приостанавливают деятельность, а жители большую часть времени проводят дома. Вне дома они находятся под постоянным контролем, который правительству помогают осуществлять полиция и многочисленные добровольцы.

Стратегия "закрытых городов" в Китае существует с древнейших времен. Когда где-то возникала чума или какие-то иные источники заражения, власти просто перекрывали все подъезды к этому населенному пункту, не давая эпидемии распространиться по прилегающей территории, объяснил один из местных экспертов.

Высшее руководство КНР, включая председателя КНР Си Цзиньпина, за последние полгода неоднократно заявляли, что здоровье нации стоит на первом месте. Согласно официальной позиции китайского руководства, нормально развиваться страна сможет лишь после того, как будет одержана убедительная победа над пандемией.

"Китай смог победить пандемию прежде всего благодаря авторитету властей", — считает ведущий экономист Центра международных экономических связей Китая (CCIEE) Чэнь Вэньлин. По ее словам, правительство вовремя "посадило население на карантин", после чего начало планомерно высвобождать из "законсервированного" состояния предприятия. Правда, стратегически важные компании, производящие продовольственные продукты, медикаменты, одежду и предметы необходимости, не прекращали работу, осуществляя производственную деятельность в условиях жесточайшего эпидемиологического контроля.

"В Китае население привыкло откладывать деньги, чтобы в будущем использовать эти накопления на поддержание регулярного цикла жизнедеятельности", — подчеркнула Чэнь Вэньлин. По ее словам, именно поэтому в январе и феврале, когда ситуация в КНР была наиболее сложная, китайские граждане смогли в соответствии с требованием властей, пребывая в самоизоляции или находясь на карантине без возможности ходить на работу, прожить несколько месяцев только на собственные накопления.

Рост вопреки пандемии

По мнению ведущего аналитика Банка Китая Цзун Ляна, теоретически китайская экономика в 2020 году способна обеспечить темпы роста национального ВВП на уровне 5%, несмотря на ухудшение ситуации на международных рынках. "КНР входит в число государств с высокой динамикой развития, поэтому рост в разумных пределах для нашей страны возможен даже в таких условиях", — объяснил он в беседе с корреспондентом ТАСС.

Как полагает экономист, другие страны, как и Китай, смогут восстановить экономическое развитие до прежнего уровня, однако для этого им придется сначала по-настоящему одержать победу над пандемией, то есть свести число местных заражений к минимуму, а затем и к нулю. "После этого мы сможем усилить международное сотрудничество", — подчеркнул он.

Местные власти неоднократно отмечали, что пандемия нанесла удар по китайскому малому и среднему бизнесу. Пострадали компании и предприниматели, занимающиеся гостиничным и ресторанным бизнесом, съемкой и показом кинофильмов, проведением массовых культурно-развлекательных мероприятий. В период пандемии немало магазинов, в первую очередь одежды и обуви, а также кафе и закусочные разорились, не выдержав нескольких месяцев жесткого карантина.

Китайские обозреватели называют это вынужденными потерями и полагают, что государство и рынок их обязательно восполнят. Госсовет, Центробанк и Министерство финансов Китая развернули программу по оказанию поддержки малому и среднему бизнесу путем замораживания банковских долгов, льготного кредитования и освобождения от уплаты налогов.

Новые рецепты развития экономики

Китайское правительство активно занимается реализацией проектов по восстановлению экономики после пандемии, прорабатывая новые варианты и форматы международного сотрудничества "для правильного ответа на беспрецедентные вызовы и решения целого ряда сложных глобальных проблем". Как заявил министр иностранных дел КНР Ван И, урегулировать назревшие вопросы в нынешней ситуации в одиночку уже не сможет ни одна страна, в том числе США.

Главы ключевых ведомств — Минфина, Минкоммерции, Главного таможенного управления, а также МИД — неоднократно заявляли, что Пекин уверен в своих силах и может справиться с трудностями. Однако, по мере ухудшения обстановки в мире, на фоне сокращения объемов внешней торговли, иностранных инвестиций, резкого ухудшения основных экономический показателей эта уверенность, похоже, несколько ослабла.

Впервые о серьезности ожидаемых проблем в середине мая внятно заявила официальный представитель Государственного статистического управления КНР Лю Айхуа. "Из-за пандемии существуют риски понижения спроса на продукцию промышленных компаний Китая, воздействие негативных факторов довольно ощутимо. В такой ситуации возникают определенные вызовы, поэтому в процессе восстановления регулярной деятельности нам, несомненно, придется преодолевать трудности, обусловленные сложной эпидемиологической ситуацией в мире", — подчеркнула она.

Чиновница уточнила, что китайское правительство не собирается сидеть сложа руки и предпримет активные усилия для "высвобождения имеющегося потенциала".

Реалии требуют стабильности

Примерно за месяц до этого заявления, 17 апреля, председатель КНР Си Цзиньпин провел заседание Политбюро Центрального комитета Коммунистической партии Китая, на котором были поставлены новые задачи национального социально-экономического развития в условиях пандемии. Высшее руководство выдвинуло жесткие требования, предписывающие обеспечить адаптацию народного хозяйства к сложной эпидемиологической обстановке. Именно в то время была заложена стратегическая основа для поиска и формирования стимулов, нацеленных на обеспечение стабильности и устойчивого роста китайской экономики. Она получила условное название "Лювэнь — любао" ("12 факторов гарантии и стабильности").

Новая концепция начала складываться задолго до нынешних проблем. Еще в 2018 году, когда Вашингтон усилил давление на Пекин, фактически требуя от китайского руководства невозможного — согласования стратегии национального развития с Белым домом таким образом, чтобы в первую очередь в одностороннем порядке учитывались интересы США. Тогда усилились те самые "дестабилизирующие факторы", о которых в КНР все чаще упоминают на официальном уровне. В ходе формулировки задач, связанных с мерами по минимизации негативного воздействия "торговой войны", были намечены первые шесть направлений (так называемые факторы стабильности) по стимулированию устойчивого развития: обеспечение занятости, финансовой сферы, внешней торговли, иностранных инвестиций, национальных капиталовложений, а также эффективного планирования.

Остальные шесть пунктов ("факторы гарантии") появились пять месяцев назад и связаны уже не столько с необходимостью сохранения позитивных тенденций, сколько с предотвращением экономического спада: первый из них посвящен борьбе с безработицей, остальные связаны с мерами, которые позволят не допустить снижения среднего уровня благосостояния граждан КНР, разорения субъектов рынка, возникновения голода из-за нехватки продовольствия и энергоносителей, нарушений в работе инфраструктурных объектов, а также разрыва важнейших цепочек поставок, из-за которых под угрозой исчезновения могут оказаться целые отрасли.

Как пояснил обозреватель главной партийной газеты "Жэньминь жибао", комментируя эту стратегию, руководству Китая потребуется приложить все возможные усилия для того, чтобы заранее предугадать кризисные и критические ситуации, "создать новые мощные полюса роста". Иными словами, правительство КНР готовится к грядущим неминуемым трудностям, стремясь нивелировать риски до возникновения форс-мажорных обстоятельств.

Развитие с опорой на собственные силы

Идея развития с опорой на собственные силы во многих странах Восточной Азии прижилась давно, не препятствуя постепенному усилению их открытости по отношению к внешним рынкам. Бурное развитие Китая за последние десятилетия и заметное повышение уровня жизни жителей, которых в стране насчитывается 1,4 млрд, а также развитая отраслевая структура КНР сделали возможным устойчивый рост с минимальной опорой на экспорт и зарубежные инвестиции. Согласно официальной статистике, в 2019 году за счет внутреннего потребления обеспечивалось примерно 58% китайского ВВП (31% составили инвестиции и только 11% — внешняя торговля).

Как утверждают власти, страна вполне способна удовлетворить свои потребности в продовольствии, поэтому нарушение международных поставок продуктов питания из-за пандемии в принципе не может привести к каким-либо катастрофическим последствиям. "Мы готовы обеспечить населению рацион в полном объеме", — подчеркнул глава департамента по контролю над растениеводством Министерства сельского хозяйства и деревни КНР Пань Вэньбо.

На фоне сокращения объемов внешней торговли правительство было вынуждено объявить о частичной переориентации потока экспортных товаров на внутренний рынок. Так, с 9 сентября по 8 октября проходит общенациональная месячная акция по стимулированию местного потребления. В ней должны принять участие 179 ключевых городов страны, власти которых планируют привлечь свыше 100 тыс. компаний и организовать более 2,8 тыс. мероприятий по стимулированию продаж. Все это проходит под бодрым лозунгом "Веселое потребление — благополучная жизнь".

Местные чиновники старательно избегают пессимистичных ноток в оценке как внешнеторговой ситуации, так и сужающихся возможностей привлечения зарубежного капитала. Они уже не раз заявляли, что сокращение иностранных инвестиций, в том числе со стороны таких ведущих партнеров Пекина, как Соединенные Штаты и Япония, не приведет к разрушительным последствиям.

"Коронавирус оказал большой негативный эффект на предприятия с участием иностранного капитала, однако возможный уход с китайского рынка американских и японских компаний не нанесет сокрушительного удара по нашей экономике", — заявил бывший замминистра коммерции Китая Вэй Цзяньго. По его мнению, Пекин сможет преодолеть трудности благодаря "масштабам национальной экономики, развитой сети цепочек поставок промышленных товаров, а также поддержке, которую государство оказывает бизнесу".

На одном из брифингов представитель Минкоммерции Гао Фэн подчеркнул, что "умные инвесторы" из КНР не уйдут. При этом ведомства, курирующие экономические вопросы, признают, что, невзирая на противоречия и трения, иностранные компании продолжат играть важную роль в продвижении наукоемких проектов и повышении конкурентоспособности национальной экономики.

Нуждается в иностранных партнерах

Большинство китайских экономистов считает, что, помимо стимулирования внутреннего потребления, Китай должен придерживаться гибкой долгосрочной стратегии, нацеленной на наращивание торгово-экономического взаимодействия с другими странами. По мере того как за время реформ многие компании КНР крепли и становились все более конкурентоспособными, власти постепенно ослабляли ограничения, а в последние годы стали особо ярыми сторонниками свободной торговли.

Для высвобождения финансового и экономического потенциала еще в 2012 году Си Цзиньпин выдвинул инициативу "Один пояс — один путь", одна из главных задач которой — сформировать целостную систему взаимовыгодных отношений с другими странами, в соответствии с которой Пекин выступал бы в качестве "экономического полюса притяжения". Показательно, что на фоне сокращения китайских инвестиций за рубежом (на 2,1% за январь — июль) поток капитала в страны "Пояса и пути" за первые семь месяцев выросли на 28,9%. Таким образом, Китай создал для себя "спасительный буфер", своеобразный "партнерский клуб", вступить в который, как неоднократно подчеркивало высшее руководство страны, имеет возможность любое государство.

Иными словами, КНР подчеркнуто демонстрирует, что в условиях пандемии способна минимизировать потери благодаря тесным контактам, наработанным в рамках этой инициативы. Как заявил глава департамента международной экономики МИД КНР Ван Сяолун, эпидемия коронавируса негативно отразилась на реализации примерно 60% проектов "Пояса и пути", но подчеркнул при этом, что "ни один не был прекращен".

На фоне сближения с Россией, Евросоюзом, странами Африки, Азии, а также Латинской Америки за последние несколько лет заметно ухудшились отношения Китая с США, которые, как считают местные эксперты, "имеют собственное глобальное видение, в котором для КНР отводится гораздо более скромное место в мире, чем она заслуживает". Китайские власти подчеркивают, что Соединенные Штаты демонстрируют "гегемонистские настроения в верхах" и "устремляются к реалиям времен холодной войны", "делают ошибки при выстраивании равноправных отношений, не принимая во внимание интересы других стран". Однако, несмотря на резкие заявления в адрес Белого дома, Пекин постоянно напоминает, что ценит отношения с Вашингтоном и "всегда готов на основе диалога устранять все существующие разногласия".

Торговая сделка с США, несомненно, внесла целый ряд нюансов во взаимоотношения Китая с американской стороной. Недавно американский президент Дональд Трамп объявил о том, что уже "охладел" к ней. Тем не менее, невзирая на подобные заявления, ведущие экономисты и компетентные правительственные группы двух стран, как утверждают МИД и Минкоммерции КНР, "продолжают поддерживать постоянные контакты".

Китайские эксперты втихомолку выражают скептическое отношение к тому, что в условиях пандемии соответствующие договоренности могут быть выполнены. Однако официально Пекин придерживается по этому вопросу "твердой и неизменной позиции", периодически напоминая Вашингтону, что "намерен выполнить все свои обязательства" по закупке американских товаров.

Кредитование и иностранные инвесторы

На открытии третьей сессии Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП, высший законодательный орган) 13-го созыва в мае был опубликован доклад, в котором подчеркивалось, что власти КНР усилят финансовую поддержку национальных предприятий для того, чтобы они имели возможность восстановиться от пандемии. Особое внимание правительство уделяет оживлению деятельности малого и среднего бизнеса, которому до весны 2021 года продлены сроки погашения невыплаченных кредитов.

В то же время, напоминают местные эксперты, государственная поддержка и рост доступного банковского кредитования — не единственный и к тому же не всегда самый эффективный способ привлечь капитал, который требуется бизнесу для наращивания масштабов производства и коммерческой деятельности. В качестве альтернативы они предлагают активно развивать национальный фондовый рынок, привлекать инвесторов, в том числе из-за границы. По мнению ряда китайских экономистов, КНР все еще недостаточно активно использует такие возможности.

"Чрезмерные объемы кредитования — это не так уж и хорошо. Поэтому помимо правительственной макроэкономической стратегии — стимулирующих мер государственной монетарной и бюджетной политики — необходимо привлекать дополнительный капитал: компании должны путем эмиссии долговых обязательств привлекать иностранные инвестиции, — считает заместитель директора Института экономики и делового администрирования при Педагогическом университете Центрального Китая (город Ухань) Чжоу Вэйди. — Для обеспечения динамичного роста обязательно нужно использовать потенциал как внутреннего, так и внешнего рынков. Именно таким образом реальный сектор экономики сможет развиваться с гораздо более высокой динамикой".

Впрочем, высшее руководство Китая хорошо осознает необходимость привлечения в страну иностранного капитала: и Си Цзиньпин, и премьер Госсовета Ли Кэцян неоднократно выступали с обещаниями усилить открытость китайского рынка и создать новые, более благоприятные условия для зарубежных компаний. Неслучайно ключевые инвесторы наравне с дипломатами и работниками гуманитарных миссий входят в "привилегированную" категорию лиц, которые имеют возможность даже в условиях пандемии свободно получить визу в КНР, в то время как для большинства населения планеты из-за сложной эпидемиологической ситуации в мире это пока не представляется возможным.

Николай Селищев, Пекин