Все новости

Что делать, если вы выгорели на удаленке? И почему так происходит?

© Сергей Бобылев/ТАСС
Люди, которые перешли на удаленную работу из-за пандемии, стали перерабатывать. Всего за полтора-два месяца они почувствовали себя выгоревшими. ТАСС — о том, как себе помочь и о чем попросить работодателей и коллег

Из-за пандемии COVID-19 многие офисные сотрудники перешли на удаленную работу и обнаружили, что так у них стало больше стресса и меньше времени на себя. Выяснилось, что, когда они каждый день тратили пару часов на то, чтобы добраться на работу и обратно, — свободы было больше. Сейчас люди перерабатывают в среднем три часа в день. По данным соцопроса Eagle Hill Consulting, 45% американских служащих говорят, что выгорели. Каждый четвертый из них считает, что причина именно в удаленной работе. В России исследование о том, как люди работают на удаленке в самоизоляции, проводили в "Лаборатории Касперского" и выяcнили, что 22% сотрудников компаний стали тратить на задачи больше времени, чем раньше.

Коллеги пишут в десять вечера…

Люди, опрошенные для исследования Eagle Hill Consulting, называли несколько причин выгорания: высокая загруженность работой, трудности в совмещении профессиональной и личной жизни, нехватка общения и свободного времени. Сотрудники московских фирм, которые поговорили с автором ТАСС о своих переработках на самоизоляции, говорят примерно о том же.

"У меня ощущение, что я на работе постоянно. Раньше у меня был ненормированный график, я тоже перерабатывал. Но был путь домой — даже если я выходил из офиса в 11 вечера, то знал, что свободен, а теперь такого нет. Ведь все знают, что я дома и, по сути, всегда "у станка". Так, я работал в прошлое воскресенье. И, самое важное, в общении с коллегами ты ограничен делами. Тебе не могут кинуть пончик со словами "на, чувак, поешь". Это рушит атмосферу", — рассказывает ТАСС Тимофей, сотрудник московского пиар-агентства.

О том, как работать на удаленке и оставаться в норме, написано много гайдов (например, у нас можно почитать такие советы здесь). Везде эксперты советуют работникам не перерабатывать и соблюдать правила вроде: после 20:00 не отвечать на сообщения по делу. На практике людям оказалось трудно выполнять эти рекомендации.

"До карантина я работал в институте на полставки два или три дня в неделю. Был в офисе восемь часов в день. Остальные два-три дня я занимался собственными проектами, чтением лекций или фрилансом. Редко были экстренные задачи, переработок не было. Сейчас задач стало меньше, но они появляются в любое время — коллеги могут написать в восемь утра, в десять вечера. У нас есть рабочий чат, сообщения в котором не утихают ни на минуту. Мы с коллегами пытались ввести правила: перейти на рабочий режим, не писать в чат вечером или в выходные, но продержались пару дней. Причина — исчезновение границы "работа — дом", как у меня, так и у моих коллег. Последняя рабочая конференция была в субботу в 11 утра, хотя хотелось спать и потом смотреть сериал, не вставая с кровати. К тому же у меня полностью рабочие эти четверг и пятница, хотя раньше я работал с понедельника по среду. Еще причина в том, что раньше многие вопросы можно было обсудить лично, избегая длинных переписок, а теперь мы долго обсуждаем все в чатах. Выгорания я не чувствую, но очень жду возвращения к прежнему режиму", — рассказывает Илья, сотрудник отдела коммуникаций московского института. 

…работодатель требует отчеты каждый день…

Руководители пытаются больше контролировать работу сотрудников, например, требуют отчеты о выполненных задачах. 

"У работодателей есть ощущение, что, если человека нет рядом и не видно, что он делает в этот момент, — он не работает. Куча компаний начали внедрять систему отчетов: "пиши отчеты каждый день","ставь софт, чтобы мы следили, что ты у компьютера", — говорит Алена Владимирская, основательница hr-проектов "Антирабство" и Pruffi. 

"Я чаще всего слышу, что работников демотивируют меры сверхконтроля. Например, ежедневные отчеты эффективности. Сотрудники часто должны писать выжимки с каждого совещания. Так, им приходится выполнять двойную работу — решать задачи их должностного уровня, а еще и контролировать свою же эффективность. Это и приводит к тому, что люди перерабатывают, и к тому, что их изматывает нецелевая деятельность, работа, не приносящая ценности или не дающая некого продукта", — объясняет психолог Павел Александров. 

При этом сотрудникам компаний есть о чем беспокоиться кроме работы. 

"Люди чувствуют тревогу и страх из-за самой пандемии коронавируса, угрозы закрытия компании или увольнения, ограничений государства, неопределенности будущего, — уточняет Александров. — Этот эмоциональный коктейль можно приправить сверху слабо настроенной системой дистанционной работы".

…в квартире нет места для работы...

"Люди обычно живут в маленьких квартирах, где нет отдельного кабинета, иногда нет удобного стола и компьютера для работы. Кому-то приходится работать с ноутбуком на диване — это менее удобно, чем в самом простом офисе. Если есть дети — они отвлекают, им не объяснишь, что мама или папа работают. Плюс повышенный контроль работодателя. Вдобавок тревога за будущее и замкнутость в четырех стенах — все это невротит людей", — добавляет Алена Владимирская. 

...усталость от Zoom

Многие жалуются на усталость от видеоконференций, в которых теперь проходят совещания (а часто сотрудники отмечают, что совещаний стало больше), — даже появился термин "усталость от зума". Такие совещания утомляют больше, чем офлайн-встречи в кабинете. Есть несколько причин. Видеозвонки лишены большой части невербальной информации — мы почти не видим жесты или как собеседники меняют позы, поэтому тратим больше усилий на то, чтобы понимать то, что они говорят. Часть внимания съедает наблюдение за своим лицом — человеку трудно не смотреть на себя в видеомессенджере, а в то же время он понимает, что все смотрят на него. Неполадки с видеосвязью вызывают неловкость и раздражение. Одно исследование немецких ученых, которое они провели в 2014 году, показало, что проблемы со связью при общении по телефону или в видеоконференции негативно сказываются на нашем отношении к собеседникам: они воспринимаются менее доброжелательными и собранными.

Как справляются опытные удаленщики?

Удаленная работа обрушилась на нас неожиданно. Не было времени на подготовку: обустроить место дома, продумать правила в общении с коллегами. Но не факт, что такая подготовка помогла бы: те, кто уходил работать дома планово, сталкивались с похожими проблемами. На то, чтобы понять, как работать удаленно и чувствовать себя нормально, ушли не пара месяцев, а годы.

"Сначала я работала круглосуточно без выходных и отпуска. Самое напряжное было — оставаться на связи 24 часа. Причем никто такое условие мне не ставил. Просто мне, например, писал клиент вечером в субботу — я лезла отвечать. Сейчас понимаю, надо было говорить, что не работаю по выходным, и отключаться от интернета. Постоянный онлайн давит — у тебя в нем и работа, и отдых, и учеба, и общение. Постепенно можно, как та лягушка, медленно сварившаяся в молоке, скатиться в депрессию", — рассказывает Ольга Бабанина, руководитель отдела маркетинга, она ушла на удаленную работу семь лет назад.

Она говорит, что сейчас понимает, как работать, чтобы быть в порядке: установить четкий график, предупредить, что ты вне доступа в выходные, ходить в отпуск хотя бы на пару недель в году, в выходные вообще не трогать телефон или компьютер. Но и сегодня она не выполняет эти правила на 100%. "Хотя в последние пару лет лучше стало. Я работаю с психотерапевтом и понимаю, откуда ноги растут. Это прокрастинация, неврозы — когда ты слишком идентифицируешься с работой, слишком боишься провалов и боишься что-то пропустить".

Что делать, если вы уже выгорели?

"В идеальном мире — ты приходишь к руководителю и говоришь: я не могу концентрироваться, кажется, я выгорел, — продолжает Ольга Бабанина. — И вы садитесь вместе и думаете, в чем причина. Справляться с такими проблемами — одна из задач руководителя, но если на него нет надежды — я бы рекомендовала пройти по следующему списку:

  • Оценить, насколько удовлетворены физиологические потребности: что вы едите, сколько спите, занимаетесь ли спортом, есть ли другие занятия, кроме работы. У меня от физического состояния зависит количество энергии и способность думать и концентрироваться.
  • Разгружать мозг. Помогает гулять и ни о чем не думать — без музыки, без друзей.
  • Понять причину выгорания. Можно обратиться к психотерапевту или любому помогающему специалисту. Но можно проанализировать ситуацию самостоятельно. Например, сесть с листочком бумаги и написать: "мне не нравится моя работа”. Далее задать вопрос "почему?" — нарисовать ответвления. Например, "потому что я устаю". После чего вопрос "почему?" надо задать снова и на него ответить. После того как получится дерево с кучей ответвлений, докапываешься до сути проблемы. 
  • Поймите, что не нравится лично вам. Я ненавижу созвоны, поэтому у меня их два-три в неделю. Зато я без проблем общаюсь в чатах и почте.
  • Делайте перерывы от онлайна на рабочие задачи. Закрывайте все чаты и почту на час и работайте над конкретной задачей. Иначе день уходит на мелкие вопросы, а работать приходится ночью, когда никто не трогает. Кстати, в офисе то же самое. Весь день совещания, а потом: о, шесть часов вечера — наконец-то можно поработать".

"Установите для себя время начала и окончания рабочего дня, — советует Дарья Попова, hr-менеджер "Туту.ру". — Можно попробовать создать ритуал начала и конца работы: переодеваться в рабочее, наливать себе чай или кофе в определенную "офисную" кружку. — Потратьте с утра минут 20–30, чтобы вспомнить все, что нужно сделать в течение дня, и раскидайте в календаре по часам. Если переживаете, что может прийти что-то срочное и нужно будет отвлекаться, выделите час на такие задачи. Забронируйте время в календаре под обед и перерыв, чтобы не забывать про них. Перестаньте ходить на встречи, на которых ваше отсутствие не критично".

 Может, поменять работу прямо сейчас?

"Я постоянно чувствую себя выгоревшим, надеюсь на отпуск. Как минимум — вернуться в офис. Если честно, я чаще думаю о том, чтобы сменить работу", — делится Тимофей из московского пиар-агентства. 

Если вас устраивала работа, а такие мысли пришли на самоизоляции — это не лучшая идея, считают эксперты. 

"Во-первых, нет гарантий, что работа найдется быстро или что в новой сфере будет так же комфортно, как и в прошлой. Во-вторых, эти мысли возникают по большей части из-за того, что человек физически сидит на одном месте у себя в квартире и ему кажется, что и в развитии наступила пауза. Лучше подождать и прислушаться к своим чувствам и ощущением чуть позднее. Можно попробовать уйти в отпуск, но тут все равно важно что-то поменять: уехать на дачу, к маме и так далее, отпуск в тех же четырех стенах может не помочь, а только усугубить состояние отчаяния и безысходности", — говорит Дарья Попова.

"Принимайте решение о смене работы только в состоянии счастья и удовлетворения, не иначе", — считает Павел Александров.

Чем может помочь руководитель?

Более трети (36%) сотрудников, опрошенных Eagle Hill Consulting, говорят, что их компания никак не борется с выгоранием сотрудников. Только 20% респондентов ответили, что их работодатели что-то поменяли, чтобы сохранить их физическое и психологическое благополучие, и это их устроило. 18% работников сообщили, что руководители начали что-то предпринимать в этой области. 

Выгоревшие профессионалы хуже работают: 45% участников опроса сообщили, что стали менее продуктивны.

"Работодателю нужно заботиться о психологическом здоровье людей, — говорит Алена Владимирская. — Я знаю компании, которые дали сотрудникам возможность работать с психологами — это правильно. Руководители должны хвалить сотрудников. Сейчас выросла ценность технологий в бизнес-процессах: если в компании настроена автоматизация контроля эффективности — когда руководитель видит в программе, кто перегружен, у кого мало работы, кто хорошо, а кто плохо справляется, — ему не нужно нагружать людей отчетами".

Анастасия Степанова