Все новости

В российском биатлоне хаос. Возможно, спасет разделение сборной на группы

Артем Кузнецов — о причинах безмедального выступления российских биатлонистов на чемпионате мира

Безмедальная серия на чемпионате мира по биатлону душит российскую команду, стране нужны медали, болельщикам — объяснения их отсутствия. Стремление докопаться до истины обнажает трещины в конструкции под названием "сборная". В январе их пытались замаскировать победами на этапах Кубка мира в Оберхофе и Антхольце. На время страна даже забыла об антирекордах и начала строить наполеоновские планы на главный старт сезона, однако каркас сборной от этого не стал прочнее. Напротив, под давлением результата он начал сыпаться. Есть опасение, что к концу турнира останутся только руины.

Катастрофой это не станет, российский биатлон уже переживал подобный крах — безмедальный чемпионат мира случился всего пять лет назад. Жизнь на том не остановилась, даже руководство Союза биатлонистов России тогда не поменялось. Только тренеров в очередной раз перетасовали, что, впрочем, уже давно общую картину не меняет — результаты продолжают держаться приблизительно на одном уровне.

Вот и перед нынешним сезоном тренировать лучших из лучших российского биатлона позвали новую команду. За главного — опытный стратег Валерий Польховский, за старших — Михаил Шашилов и Юрий Каминский. Первый дебютировал в национальной команде, второй — в биатлоне.

Плохая связь

В идеальном мире сборная — команда единомышленников. Но только не в российском биатлоне. Тут единства нет уже давно: ни в руководстве федерации, ни в оценках происходящего, ни в самой команде. Есть только ощущение постоянного недовольства и нежелания договариваться. Личные амбиции здесь давно превалируют над общим делом.

На чемпионате мира сложилось впечатление, что коммуникация внутри команды отсутствует полностью. Да, Каминский и Шашилов — не те тренеры, с которыми хотел бы работать Польховский, в его планах было пригласить более лояльных Владимира Королькевича и Роберта Кабукова. Но, соглашаясь на работу главным тренером, он должен был понимать, что Каминского и Шашилова не уберут: на тот момент они уже почти два месяца работали с командой.

Было очевидно, что единолично принимать решения не получится, у старших тренеров могли быть иные взгляды на план подготовки, в том числе к чемпионату мира. Но, по всей видимости, в команде решили пойти по пути наименьшего сопротивления — и просто не общаться.

Иначе объяснить происходящее сложно. Шашилов еще перед стартом турнира публично заявил об Антхольце как о приоритетном варианте подготовки команды к чемпионату мира. Не будем вдаваться в подробности, но есть предположение, что это помогло бы смоделировать подготовку команды к Олимпийским играм, которые пройдут в следующем сезоне.

Польховский же еще осенью договорился о проживании в месте проведения чемпионата мира — в Поклюке, причем не в ближайшем к стадиону городе Блед, а в горах — на высоте 1,3 км над уровнем моря. Идея заключалась в том, чтобы за две с небольшим недели изучить новую трассу, привыкнуть к особенностям горного воздуха и избавить от ежедневных поездок по серпантину. В общем, это должно было заложить хорошую базу под завоевание медалей. 

Но тут начинается самое интересное. Во-первых, о желании старших тренеров провести сбор в Антхольце Польховский узнал из прессы. Во-вторых, выяснилось, что большинство спортсменов команды на время турнира хотели бы остановиться в Бледе, но с этим вопросом к Польховскому, по его же словам, никто не обращался. А второй номер мужской сборной Матвей Елисеев и вовсе заявил, что "не дорос" до того, чтобы с ним советовались по таким вопросам. В-третьих, дошло до того, что биатлонисты попробовали спуститься с гор в обход главного тренера. ТАСС известно как минимум об одном случае, когда спортсмен обратился с такой просьбой напрямую в офис Союза биатлонистов России, не информируя Польховского. И это при том, что главный тренер любит подчеркивать: все решения принимаются с согласия старших, он открыт для диалога. 

Что, черт возьми, происходит

Но это еще не все. Выяснилось, что коммуникация отсутствует даже между старшим тренером и вверенными им спортсменами. Шашилов работает со своими ученицами Светланой Мироновой и Ириной Казакевич (к слову, лучшими в команде на чемпионате мира), в то время как остальные — Лариса Куклина, Татьяна Акимова, Ульяна Кайшева и Евгения Павлова — продолжают придерживаться планов своих личных тренеров.

В мужской команде все еще веселее. Елисеев там предоставлен сам себе. Есть некий тренер, имя которого держится в секрете. Этот специалист пишет ему тренировочную программу, по ней биатлонист и работает. Но как он по ней работает, знает лишь его таинственный тренер. "У меня есть план, я шел в лес и никто меня не видит и не слышит" — так описал Елисеев свои тренировки. А Каминский на это отвечает: "Трудно корректировать работу, с которой ты не согласен". Как результат — в индивидуальной гонке на чемпионате мира второй номер сборной занял 61-е место.

Но если Елисеев хотя бы отчитывается о своих тренировках перед тренерским штабом сборной, то методика работы нашего чемпиона мира Александра Логинова известна лишь ему одному. И еще его личному тренеру Александру Касперовичу. Делиться со старшим тренером информацией он не хочет или не может. К примеру, когда из строя выходят смарт-часы, собирающие данные тренировок. Такое объяснение своему поведению Логинов тоже использовал.

Получается, под началом Каминского и Шашилова к чемпионату мира подготовилась лишь треть команды — четыре спортсмена из 12 (Миронова, Казакевич, Эдуард Латыпов и Антон Бабиков). Еще частично Евгений Гараничев, который по скорости был лучшим среди россиян в индивидуалке — в первой и, возможно, последней для него гонке на турнире.

Лыжники как пример

Важно понимать, что описанные выше взаимоотношения — только то, что просочилось в публичное пространство за полторы недели чемпионата мира. Страшно представить, что за атмосфера царит в команде, если копнуть чуть глубже.

Очевидно, что так сборная дальше работать не сможет, ей необходимы перемены. Каминский уже заявляет о жестком разговоре с Логиновым, президент СБР Виктор Майгуров — анонсирует отказ от практики индивидуальной подготовки.

Пока сложно сказать, можно ли будет добиться от своевольных Логинова и Елисеева существенного прогресса, загнав их в рамки сборной. Нужно оценить и другие варианты.

Как пример — взять за основу модель работы сборной страны по лыжным гонкам, где фактически отказались от должности старшего тренера. Организационные вопросы на себя взяла Елена Вяльбе, совмещающая должности президента федерации и главного тренера. За результат же отвечают тренеры четырех групп — Юрий Бородавко, Маркус Крамер, Егор Сорин и Олег Перевозчиков. Такая конфигурация позволяет спортсменам выбирать, чья методика подготовки им ближе. И уж точно исключает ситуации, при которых спортсмен и тренер, находясь на одном сборе, даже не пересекаются.

Понятно, что целиком скопировать модель не получится, да это и не нужно — в биатлоне и спортсменов-то меньше: на тот же чемпионат мира лыжников едет в два раза больше, чем биатлонистов. Однако концепцию, которая подразумевает конкуренцию групп и, соответственно, методик, можно взять на вооружение. Главное, чтобы денег на всех специалистов хватило. А с этим у СБР пока проблемы.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru