Все новости

Байден о Путине: ляп или провокация?

Андрей Шитов — о том, случайно ли президент США "подхрюкнул" интервьюеру
Президент США Джо Байден  AP Photo/Andrew Harnik
Описание
Президент США Джо Байден
© AP Photo/Andrew Harnik

В американо-российских отношениях пробито очередное "дно", казавшееся прежде невообразимым. Президент США Джо Байден опустился до такого личного выпада в адрес своего российского коллеги, который в нормальной практике межгосударственных отношений не просто недопустим, а почти немыслим. В интервью телекомпании ABC он утвердительно ответил на вопрос о том, считает ли он Владимира Путина "убийцей".

После этого посол России в Вашингтоне Анатолий Антонов был приглашен в Москву для консультаций. А сам Путин на встрече с представителями общественности Крыма и Севастополя вспомнил в данном контексте детскую поговорку "Кто как обзывается — тот так и называется", заодно "без иронии, без шуток" пожелал главе американской администрации доброго здоровья.

Наконец, еще чуть позже российский лидер предложил американскому провести в ближайшие дни открытый диалог в прямом эфире. Но эту инициативу Белый дом с ходу отверг.  

Кому можно "ваньку валять"

Сами по себе высказывания Байдена уже так намозолили глаза и ухо в информационном пространстве, что повторять их нет смысла. Я бы только уточнил один момент, который порой передается у нас неверно или неточно. Рассказывая ведущему программ ABC Джорджу Стефанопулосу о своем визите в Москву в марте 2011 года в качестве вице-президента США и состоявшейся тогда встрече с Путиным (на тот момент главой правительства РФ), Байден подчеркнул, что "не подначивал" собеседника, утверждая, будто не видит в его взоре души. Выражение, которое он использовал (I wasn't being a wise guy), можно также перевести как "не придуривался".

Собственно, вице-президентская должность, которую тогда занимал Байден, и не позволяла ему "ваньку валять". В то время он неуклонно придерживался линии своей Демократической партии и ее тогдашнего лидера Барака Обамы. Мне это известно доподлинно, поскольку я брал у него в Вашингтоне предотъездное интервью для ТАСС и "Российской газеты", вышедшее под красноречивым заголовком "Перезагрузка: выигрышные итоги".

С другой стороны, уже тогда на встрече с представителями российской оппозиции в американском Спасо-Хаусе в Москве Байден сказал, что на месте Путина не стал бы участвовать в президентских выборах 2012 года. По сути это было, разумеется, прямым вмешательством в российские внутренние дела. Надо полагать, оно не добавило в московских коридорах власти симпатий к заморскому гостю.

Вопрос без ответа

С тех пор утекло немало воды. Ныне Байден — полновластный хозяин Белого дома. Цена его слов стала несравненно выше, и неудивительно, что они теперь пристрастно взвешиваются на политических "аптекарских весах" и в самом Вашингтоне, и в Москве, и в других мировых столицах.

Главный вопрос, который всех интересует, понятен: повелся ли президент США на провокацию собеседника-журналиста, просто взяв на себя своим лаконичным "Угу. Да" ответственность за высказанную нелепицу, или же он таким изощренным способом — "вполоткрыта", как называл это дедушка Крылов, — выразил свою осмысленную позицию. Путин, кстати, подобные реплики как-то метко назвал "подхрюкиванием". 

Ответа на самом деле никто не знает. Лично я, посмотрев несколько раз видеозапись, склоняюсь скорее к первому варианту, но, по терминологии американской разведки, с "низкой степенью уверенности". Терминология эта в данном случае уместна, поскольку непосредственным поводом для скользкого ответвления в разговоре президента США с журналистом была публикация доклада этой самой разведки на любимую тему — о "вмешательстве" России и других стран в прошлогодние выборы в США.

Рассекреченная версия документа, изначально представленного руководству администрации и Конгресса еще 7 января, по определению не содержала никаких тайн. То есть в ней не было новых улик и доказательств, а был лишь набор голословных обвинений, прежде всего в адрес России, Китая и Ирана, на псевдоделовитом профессиональном жаргоне спецслужб. О ней за последние дни уже тоже немало написано и сказано. Большего она и не заслуживает, но общий ее смысл в том, будто Россия перед выборами пыталась подыгрывать президенту-республиканцу Дональду Трампу и "чернить" его соперника-демократа Байдена.

Шерше ля фам?

Своим ответом Стефанопулосу последний полностью затмил доклад и перевел все стрелки на себя. Позже журналисты пытались уточнить у пресс-секретаря Белого дома Джен Псаки, что Байден, собственно, имел в виду, но не преуспели. Та просто сказала, что отношения США с Россией "будут выглядеть иначе", чем при Трампе, поскольку Вашингтон намерен "прямо и откровенно" выражать свои претензии Москве, чтобы та "несла ответственность" за свои действия.

Все это, по сути, ничего не добавляет к словам Байдена и никак их не корректирует. Более того, Псаки заверила репортеров, что американский президент нисколько не сожалеет о "прямом ответе на прямой вопрос". А по поводу предложения Путина публично подискутировать ответила, что ее шеф "очень занят".

Иначе, на мой взгляд, и быть не могло. Кто бы что ни говорил, перечить действующему главе государства и пытаться задним числом переиначивать его высказывания в Белом доме никто не может. Просто при Трампе, который любил жаловаться на скрытое противодействие, его собственные подчиненные не всегда успевали подстраиваться под непредсказуемые оценки, суждения и даже директивы, рассылавшиеся им через Twitter.

Теперь подстраиваться приходится под 78-летнего Байдена, у которого имеются собственные особенности, в том числе и обусловленные возрастом и состоянием здоровья. И мне, например, любопытно, какие выводы сделают для себя из всего происшедшего пресловутые "друзья и союзники" США по всему миру, которыми любит хвастаться Вашингтон.

Но при этом я практически уверен, что никаких публичных объяснений, не говоря уже о признании ошибок или извинениях, от Белого дома и впредь ждать не приходится. Проходили, знаем: при Обаме не признавалась, например, даже явная фактологическая ошибка президента, заявившего в одном из публичных выступлений в Европе, будто "Косово вышло из состава Сербии только после того, как там был организован референдум". Никакого референдума там на самом деле не было.  

А в отсутствие ясности всякий волен строить свои собственные гипотезы, суждения и предположения. Мне, например, из откликов на интервью Байдена показалось примечательным мнение знакомого русского американца, что в данном случае бессознательный ляп даже хуже сознательной провокации, поскольку больше говорит об "утрате когнитивных функций и быстроты реакции". А в Москве понравилось справедливое напоминание одной из коллег-журналисток о том, что Стефанопулос — человек скорее из клинтоновской, чем из байденовской кадровой "обоймы" и в принципе мог задать свой провокационный вопрос с подачи Хиллари Клинтон. Той по большому счету весь свет не мил с тех пор, как она упустила свой шанс стать президентом США; риск подложить свинью Байдену мог ее и не смутить. Как говорят французы, cherchez la femme.

"На уровне политического хамства"

Сам я считаю, что все это в конечном счете не так уж важно, хотя, возможно, и любопытно. Байден произнес то, что произнес. Он действующий хозяин Белого дома, и отношение к его словам у всех соответствующее. А значит, и сам он должен нести полную ответственность за эти слова, хочется ему того или нет.

И это не только мое мнение. Бывший посол России в США, а ныне сенатор Сергей Кисляк на мой вопрос о том, наблюдали ли мы в данном случае домашнюю заготовку, или импровизацию, ответил: "Что бы это ни было, а результат один". По его убеждению, высказывание Байдена — "это серьезный удар по нашим отношениям, которые и без того находились в очень тяжелом состоянии". "Помимо того что это ответ уже на уровне политического хамства, он еще отражает, скорее всего, абсолютную неготовность американского руководства задумываться о перспективах развития наших отношений на будущее", — констатировал специалист.

История дипломатических отношений между Москвой и Вашингтоном знает лишь несколько примеров отзыва послов для консультаций из страны пребывания в собственную столицу. Так, в 1998 году Россия отзывала своих послов в США и Великобритании в связи с нанесением этими странами массированных ракетно-бомбовых ударов по Ираку в рамках операции "Лис пустыни". Но Юлий Воронцов (экс-посол в США) отсутствовал тогда в Вашингтоне лишь пять дней, и я, например, этого уже просто не помню, хотя именно при нем начинал работу в американской столице. Американские послы дважды уезжали из Москвы в Вашингтон по вызову: в 1934 году — без объяснения причин и в 1980-м — в связи с вводом советских войск в Афганистан.

Кисляк исходит из того, что приглашение посла для консультаций "совершенно нормально" для страны, с уважением относящейся к себе и другим. Тем более что в нынешней ситуации российский ответ на происшедшее еще полностью не сформулирован. "Консультации для того и проводятся, чтобы полностью просчитать наши дальнейшие шаги", — сказал он, добавив, что те должны быть "спокойными и выверенными". Сколько на это может понадобиться времени, пока не ясно, но в любом случае сроки возвращения посла к месту работы зависят только от нас: "Нам решать, когда и как распоряжаться временем нашего представителя".

В возможность принесения американцами извинений Кисляк не верит, хотя, на его взгляд, "для разумных отношений между государствами извинения за неверные действия — вещь, казалось бы, нормальная". В целом, по его оценке, "большого оптимизма относительно скорого возвращения к разумности в наших отношениях у нас не было и до интервью президента США", а теперь "пространство для оптимизма" еще более сузилось.

Считаться все равно придется

Вместе с тем складывать руки, конечно, никто не собирается. И наш президент на упомянутой встрече с крымчанами четко определил рамки российского подхода к сотрудничеству с США. "Мы будем с ними работать, но в тех областях, в которых мы сами заинтересованы, и на тех условиях, которые мы считаем выгодными для себя, — сказал Путин. — И им придется с этим считаться. Им придется с этим считаться, несмотря на все попытки остановить наше развитие, несмотря на санкции, оскорбления. Им придется с этим считаться".

Троекратное повторение ключевой фразы звучало символически — как своего рода зарок российского лидера перед лицом непрестанных попыток демонизации со стороны заокеанских "коллег". Помните, кстати, как в марте 2014 года, когда "крымская весна" была еще в самом начале, патриарх американской геостратегии Генри Киссинджер предупреждал, что "для Запада демонизация Владимира Путина — это не политика, а алиби за ее отсутствие"?

Думаю, вряд ли на этом самом Западе кто-то всерьез надеется поколебать путинскую решимость. Что бы там Байден ни говорил.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru