Все новости

Афганцев торопят к миру. Итоги московских консультаций

Георгий Асатрян — о том, что именно заинтересованные государства попытались донести до сторон афганского конфликта

История дипломатии и международных отношений изобилует усилиями великих держав найти компромиссы для рядовых стран. Не менее часто в мировой политике встречались случаи, когда сильные мира сего собирались для разрешения конфликтов в государствах, изобилующих проблемами настолько, что само их существование находилось под угрозой. Они раздираемы внутренними противоречиями, гражданскими войнами. У них нет актуального вызовам современности правительства. В них царит анархия, и их нужно спасать. В похожей ситуации находится сегодня Афганистан. 

Заседание расширенной "тройки" по вопросу мирного урегулирования в Афганистане, 18 марта 2021 года Пресс-служба МИД РФ/ТАСС
Описание
Заседание расширенной "тройки" по вопросу мирного урегулирования в Афганистане, 18 марта 2021 года
© Пресс-служба МИД РФ/ТАСС

18 марта российские дипломаты собрали представителей заинтересованных сторон, а таковых немало, в Москве. У разных стран есть свои интересы и взгляды на место афганского государства в региональной системе. В этот раз на встречу съехались дипломаты из КНР, США, Пакистана, Турции и Катара. После долгого убеждения в консультациях приняли участие и сами афганцы: представители официального Кабула, Высшего совета нацпримирения и движения "Талибан" (запрещено в РФ).

Встречу начал глава российского МИД Сергей Лавров. Спецпредставитель президента России Замир Кабулов, долге время курирующий афганское направление, занимался непосредственно организацией встречи. Свою лепту внесли и наши дипломаты из посольства России в Афганистане.

У сторон была возможность поговорить с глазу на глаз, высказать свои соображения, претензии и пожелания. Учитывая сложные отношения между афганцами и, чего уж греха таить, представителями некоторых региональных держав, такую возможность сложно переоценить.

Договоренности

По итогам встречи члены так называемой расширенной "тройки" по мирному регулированию в Афганистане (Россия, КНР, США и Пакистан) приняли совместное заявление, состоящее из 10 пунктов. А это в афганских реалиях весьма серьезный дипломатический успех. Анализируя их, можно обозначить общие контуры переговорного процесса, его основных постулатов и принципов, которыми апеллирует международное сообщество в афганском мирном процессе.

Московские консультации и принятие общего соглашения глобально обнадеживают — несмотря на жесткое геополитическое противостояние, порой недипломатические заявления лидеров великих держав (вспомним недавние перформансы президента США Джозефа Байдена), стороны все же находят в себе силы действовать сообща и координировать усилия в сложных геополитических узлах. Это говорит об очень простой парадигме международных отношений — когда вопросы касаются глобальной безопасности, конкуренты способны на выборочную и ограниченную кооперацию по конкретным проблемам.

В соглашении уточняется, что "устойчивый мир может быть достигнут путем политико-дипломатического урегулирования". То есть влиятельные региональные и крупные мировые державы напрочь отметают возможность силового решения афганского вопроса. Приход к власти талибов силовым путем не будет признан и поддержан ни одной страной — членом ООН.

Собравшиеся также призвали талибов "не объявлять весенне-летнюю наступательную кампанию". Данный пункт имеет важное тактическое значение, ведь зимой в Афганистане затишье — горные тропы завалены снегом, климат не располагает к боям, талибы уходят в горы, а столкновения практически замирают. С приходом весны талибы объявляют о начале новой наступательной кампании. Но нынешняя весна может стать первым исключением — есть основания полагать, что талибы не рискнут игнорировать совокупное мнение всех влиятельных стран.

Заместитель лидера движения "Талибан" (запрещенного в РФ) мулла Абдул Гани Барадар (в центре) на заседании расширенной "тройки" по вопросу мирного урегулирования в Афганистане, 18 марта 2021 года Пресс-служба МИД РФ/ТАСС
Описание
Заместитель лидера движения "Талибан" (запрещенного в РФ) мулла Абдул Гани Барадар (в центре) на заседании расширенной "тройки" по вопросу мирного урегулирования в Афганистане, 18 марта 2021 года
© Пресс-служба МИД РФ/ТАСС

Я бы отметил еще и те пункты документа, в которых говорится о будущем государственном устройстве Афганистана. "Мы не поддерживаем восстановление Исламского Эмирата",  — прописано в соглашении. Напомню, это государство талибов в период их власти в Афганистане и, соответственно, их фундаментальное требование. Стороны же однозначно дали понять радикальному движению, что будущий Афганистан должен оставаться республикой "независимой, суверенной, единой, демократической и свободной от терроризма и наркоиндустрии, где будут защищены права всех афганцев".

Не менее важным неформальным обстоятельством является непубличное давление мирового сообщества на Пакистан — можно сказать, главного спонсора радикального движения. Считается, что именно пакистанские спецслужбы имеют тесные контакты с террористическими группировками в Афганистане, включая "Сеть Хаккани" и "Исламскую партию" (запрещены в РФ). Соответственно, без изменения политики Пакистана ждать ощутимого умиротворения талибов не приходится. 

Поторопитесь

В свою очередь международное сообщество торопит афганцев подписать мирное соглашение. Дипломаты чувствуют, что мирный процесс буксует, а это чревато его полным срывом. Именно поэтому и Россия, и Китай, и США, и другие влиятельные игроки призывают поспешить с поиском компромиссов.

"Начать без промедления обсуждение фундаментальных вопросов разрешения конфликта, включая основы будущего мирного и стабильного афганского государства, содержание политической дорожной карты, ведущей к инклюзивному правительству".

Переводя с дипломатического на русский, "инклюзивность правительства" означает, что талибы должны быть представлены в госструктурах будущего Афганистана. Это опять-таки совокупное требование Москвы, Вашингтона, Пекина, Дохи, Анкары и Исламабада. Взамен талибы должны "гарантировать, что террористы и террористические группировки не будут использовать территорию Афганистана в качестве тихой гавани".

Завершается общее заявление "добрым пасом" другим международным игрокам и структурам, которые продолжают афганский мирный процесс. "Мы ценим длительную поддержку Государства Катар мирному процессу и поддерживаем продолжение дискуссий между переговорными командами сторон в Дохе", а также "мы признаем и приветствуем все международные усилия, которые предпринимаются в настоящее время в целях содействия и поддержки скорейшего дипломатического урегулирования".

Когда завершится афганский мирный процесс, конечно, никто не знает. Но благодаря московским консультациям мы все-таки можем представить себе его окончание. Вышеперечисленные пункты являются той самой дорожной картой крупных и региональных держав по Афганистану. Именно эти требования и постулаты влиятельные игроки "спускают" непосредственным сторонам конфликта — официальному Кабулу и движению "Талибан". Ждать чего-то большего от московской встречи, некого прорывного откровения было бы наивно.

Всеобщая усталось

Можно с уверенностью сказать, что мир устал от перманентной войны в Исламской Республике Афганистан. В международных отношениях эта страна стала синонимом слову "проблема". Ни Россия, ни США, ни другие крупные игроки не хотят геополитической борьбы за влияние в этой части света. Американцы утомились от самой долгой войны в своей истории и хотят как можно раньше "умыть руки". Россия подходит к данной проблеме основательнее и ответственнее. Москва не стремится заменить США в Афганистане. Нам не нужна роль американцев в этом регионе, мы ее не ищем и не стремимся к ней. Дипломатия Москвы на афганском треке справляется со своими задачами — обеспечить безопасность России в свете снижения американского военного присутствия и сохранить свое влияние в Афганистане (для решения первой задачи).

Наша заинтересованность объяснима тем, что Афганистан расположен вблизи от границ России. Он граничит со странами Центральной Азии, которые имеют с Москвой безвизовый режим. Более того, Россия находится с некоторыми из них в общих военно-политических блоках и, соответственно, ответственна за их безопасность. Соответственно, любая дестабилизация Афганистана чревата для РФ новой головной болью — придется прилагать усилия для купирования угроз безопасности.

Отсюда и такая ответственность, и внимание к афганскому процессу. Думается, что американцы рано или поздно покинут Афганистан. Их операция провалилась, задачи не выполнены, а мир в этой точке света так и не наступил. Они оставят там несколько тысяч военных, еще несколько тысяч гражданских служащих. Но это максимум 3–5 тыс. человек. В частном порядке в Афганистане будут присутствовать десятки тысяч специалистов западных ЧВК — но это другая история. На пике США официально имели там контингент более 150 тыс. человек. Это и есть то, что я называю "американский исход из Афганистана". К которому нужно быть готовыми. Российские дипломаты этим и занимаются, и пока достаточно успешно.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru