Все новости

Способна ли предустановка ПО изменить IT-рынок. Мировой опыт и перспективы проекта в РФ

Дмитрий Комиссаров — о влиянии закона об отечественном программном обеспечении на конкуренцию

С 1 апреля стартовала предустановка российского программного обеспечения (ПО). Производители компьютеров, смартфонов, планшетов и Smart TV добавили на свои устройства отечественные программы из 16 категорий. В списке есть государственное приложение "Госуслуги", платежная система "Мир" и Applist. Остальные продукты разработаны частными компаниями.

Давайте разберемся, чем вызван интерес российского регулятора к тематике предустановки ПО на "умные" устройства, существуют ли аналогичные законы в других странах и какое влияние закон о предустановке может оказать на обычных пользователей. 

Зачем участие государства

Первопричиной российского закона о предустановке программного обеспечения корректнее считать не инициативу отдельных парламентариев нижней палаты Федерального собрания РФ, а недобросовестную конкуренцию Microsoft за мировой рынок ПО в период с 1990 по 2013 год. Именно тогда софтверная компания из Редмонда (город в округе Кинг штата Вашингтон) стала главным героем нескольких громких антимонопольных разбирательств в Европе и США, которые предопределили вектор государственного регулирования высокотехнологичной отрасли в развитых странах. Суды вынесли несколько решений против Microsoft и взыскали порядка €2 млрд штрафов, а их решения оказали влияние на предустановку программного обеспечения во всем мире. Сегодня государственное регулирование этой сферы есть не только в западных странах — так, с 2016 года закон о предустановке действует в Китае, определенные требования к производителям устройств выдвигает и Япония.

События минувших лет оказались настолько резонансными, что даже в 2020 году Министерство юстиции США при рассмотрении современных антимонопольных исков к Google опиралось на судебные резолюции 30-летней давности. И хотя процессы в отношении компании Google еще не завершены, современные претензии регуляторов к ней во многом перекликаются с делами против Microsoft. Так, среди прочего Google обвиняют в навязывании поисковой системы на мобильных платформах Android, блокировку приложений Yelp и TripAdvisor на "умных" колонках и даже доминирование Google как экосистемы взаимосвязанных монополий.

Январь 2021 года еще больше обострил ситуацию с монополизацией высокотехнологичного рынка. Мы стали свидетелями применения исключительных действий нескольких частных компаний, которые заблокировали аккаунты Дональда Трампа (на тот момент действующего президента США) в популярных социальных сетях и сервисах.

Агрессивная политика "невидимой руки рынка" привела даже к нарушению базовых принципов демократии, едва Трамп, которого поддерживали миллионы избирателей, попытался организовать коммуникацию со своими сторонниками на базе социальной сети Parler. Бизнес последней был фактически остановлен решением частной компании Amazon, которая моментально по собственному усмотрению отключила молодую социальную сеть от серверной инфраструктуры.

Неважно, нравится кому-то Трамп или нет, но подобные действия в сторону первого должностного лица государства должны проводиться по решению суда. Произошедшие события уже заставили правительства многих стран задуматься о новых вызовах и необходимости выработки мер защиты от набирающих силу высокотехнологичных монополий.  

Что приводит к созданию монополий на IT-рынке

Основой роста монополий стоит считать сетевые эффекты — постулаты теории поведенческой экономики. Наличие таковых означает, что с ростом числа потребителей определенного продукта увеличивается и его ценность.

Существует два вида сетевых эффектов — прямые и косвенные. В случае с операционными системами, например, прямые эффекты приводят к облегчению обмена данными между пользователями при эксплуатации единственной операционной системы. Но более важную роль играют косвенные сетевые эффекты — разработчики прикладного ПО предпочитают создавать приложения для самой популярной операционной системы. При этом их большая доступность на одной платформе побуждает пользователей как раз выбирать именно эту операционную систему. Доказано, что такой подход приводит к созданию единого стандарта, к которому привязана вся отрасль.

Необходимость изучения сетевых эффектов при антимонопольном регулировании признается во всем мире. В России сегодня ФАС разрабатывает пакет соответствующих поправок в закон о защите конкуренции, которые могут вступить в силу в 2021 году.

Как обстоят дела с предустановкой в мире

Если суммировать весь международный опыт по предустановке, то легко определить два основных подхода: ограничение роста монополий и протекционизм на локальном рынке.

Европейский союз и США в вопросах предустановки ПО отталкиваются от первого подхода. Китай и Япония — приверженцы второго.

Позиция Европы отражена в докладе "Промышленная политика и закон о конкуренции" — создание барьеров и ограничений сверхдоминантными игроками приводит к ослаблению рынка и снижению экономического роста. А конкуренция, напротив, создает возможности для выхода на рынок новых игроков. Еврокомиссия также пришла к выводу о необходимости сохранения стимулов к инновационному развитию для разработчиков сторонних программных продуктов. Мягкая позиция ЕК, впрочем, привела к тому, что предустановка и преднастройка поисковых систем стала платной услугой регулируемых монополистов.

При рассмотрении дел об ограничении конкуренции Минюст США апеллирует к закону о защите торговли — акту Шермана конца XIX века. Он гласит, что каждый, кто будет монополизировать торговлю или коммерцию между несколькими штатами или с иностранными государствами, будет признан виновным.

Министерство промышленности и информационных технологий Китая разработало закон о предустановке ПО в 2016 году. Регулятор требует от производителей техники исполнения девяти требований, среди которых соответствие конституции, критериям национальной безопасности, соблюдение интересов и законных прав граждан, а также гарантии нераспространения порнографии и азартных игр.

Китайский закон не содержит единого списка программ и оставляет за производителем возможность выбора, но требует уведомлять пользователя о том, что именно будет установлено. Производители устройств оказываются в ситуации, когда целесообразнее предлагать национальные продукты, которые точно соответствуют строгому законодательству.

Например, Huawei устанавливает 241 приложение на смартфон Huawei P30 Pro. Причем среди множества системных утилит от самой Huawei можно также обнаружить платформу оказания жизненно важных услуг 58 Сity, интернет-сервиcы и средство иероглифического ввода от Baidu, платежную систему AliPay, карты Gaode Map, сервис микроблогов Sina Weibo и офисный пакет WPS Office. Иностранное приложение только одно — сервис бронирования гостиниц от Booking.com.

В Японии требуют не только предустановки приложений, но и встраивания аппаратных чипов для электронных платежей. Скептики полагали, что международные компании никогда не пойдут на такое, но даже Apple выполнила распоряжение иностранных властей.

На что повлияет предустановка в России

Изучив комментарии, которые люди оставляют в социальных сетях к различным статьям СМИ о предустановке, несложно определить основные пользовательские опасения. Чаще всего высказываются предположения, что предустановка лишает пользователя выбора. При том что в законе нет запрета на установку программ из магазинов — по-прежнему можно самим решать, какие приложения использовать. В реальности же эта мера просто знакомит с российскими разработками, которые ничем не хуже иностранных, и облегчает использование устройства.

Три следующих по популярности возражения — перерасход места в памяти устройства, недоработка приложений и избыток программ — в 2021 году выглядят не слишком серьезно. Для предустановки на разную технику было отобрано 16 классов ПО. Они полностью соответствуют категориям программ, которые пользуются популярностью у владельцев устройств и чаще всего предлагаются производителями операционных систем по умолчанию. В большинстве классов представлено по одному продукту, а сам список сформирован на базе рейтинга Минцифры и учитывает количество пользователей. Соответственно, в него попали программы, которые уже зарекомендовали себя на рынке. Большую часть приложений составляют продукты компаний Mail.ru и "Яндекс", крупнейших игроков российского IT-рынка.

Ожидается, что этот закон уравняет правила игры на нашем IT-рынке и изменит расстановку сил, а также даст возможность независимым производителям конкурировать с мировыми софтверными гигантами. Кроме этого, российская инициатива сделает профессию разработчика еще более востребованной и поспособствует развитию кадрового потенциала отечественной IT-отрасли.

Потребители выиграют от существенного упрощения активации гаджета. Сразу после покупки можно распаковать устройство, зарядить, включить, пройти быструю процедуру настройки и сразу приступить к использованию, а не искать нужные приложения в магазинах. Производители смогут конкурировать друг с другом не только ценой, компонентами и дизайном.

Логично признать, что российский закон о предустановке софта на "умные" устройства базируется на анализе большого объема данных и международной практики антимонопольного регулирования. Вдумчивый анализ показывает, что эта идея оказывается совсем не такой страшной, как полагают скептики. Предустановка не накладывает никаких ограничений на использование похожих программ. Право реализовать выбор остается у пользователя. Станут ли предустановленные программы повседневными помощниками россиян — решат только сами пользователи.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru