Все новости

Стояние на Пяндже. О причинах учений на границе с Афганистаном

Дмитрий Литовкин — о том, чего ожидать после ухода американцев из ИРА

Стремительная деградация и полная бесконтрольность ситуации. Так министр обороны Сергей Шойгу охарактеризовал ситуацию, возникшую в связи с оперативным свертыванием американской миссии по установлению демократии в Афганистане. Брошенная после 20 лет пребывания военных США страна буквально на глазах погружается в хаос Средневековья, становясь очагом террористической угрозы для всей Центральной Азии. Движение "Талибан" (запрещено в РФ) уже контролирует 85% территории и, видимо, готово штурмовать крупные афганские города.

При этом отмечается, что в Исламскую Республику Афганистан (ИРА) стекаются группы боевиков не менее радикального движения ИГИЛ (запрещено в РФ) из Сирии, Ливии и Ирака. На этом фоне Москва, Душанбе и Ташкент начали крупномасштабные антитеррористические учения в Таджикистане. Поможет ли это парировать угрозу с юга?

В ожидании варваров

Про Афганистан говорят, что это перекресток дорог Востока и Азии, то же самое можно сказать и про Таджикистан для стран СНГ. Государство расположено в предгорьях Памира; граничит с Узбекистаном на западе и северо-западе, с Киргизией — на севере, с Афганистаном — на юге, с Китаем — на востоке. Протяженность таджикско-афганской границы — более 1344 км, из которых на горно-бадахшанский отрезок приходится около 920 км, остальные 424 км — на Хатлонскую область. Две страны разделены рекой, многие участки границы в Горном Бадахшане труднопроходимы, тем не менее при желании и настойчивости их можно форсировать.

О том, что это возможно, говорит и тот факт, что буквально на днях президент республики Эмомали Рахмон уволил замкомандующего погранвойсками Нурулло Хомида Абдуллозоду, который курировал безопасность границы в Хатлонской области и Горном Бадахшане, а также провел мобилизацию 20 тыс. военнослужащих резерва для укрепления границы. По данным Душанбе, только за последние дни через границу на этих участках перешли более тысячи солдат и офицеров афганской армии, спасавшихся от талибов. Количество возможных беженцев пока трудно предсказать, но то, что оно будет большим, сомнений не вызывает. Талибан вряд ли поощрит тех, кто сотрудничал с оккупационной американской администрацией на протяжении двух десятков лет. 

Напряженность ситуации подчеркивает и Сергей Шойгу. По его словам, уже наблюдается проникновение хорошо организованных бандгрупп из Афганистана на сопредельные территории. Видимо, это как раз те самые недобитые представители "исламского халифата" из Сирии, Ливии и Ирака. В Душанбе, да и в Москве с Ташкентом опасаются, что эти люди способны спровоцировать гражданскую войну по обе стороны пограничной реки Пяндж. При всей радикальности талибов еще более экстремистские группировки им не нужны — их будут выдавливать из страны всеми способами.

"Сегодня на первый план выходит совместная работа по нейтрализации угроз с территории соседнего Афганистана. Поспешный вывод оттуда иностранных войск спровоцировал стремительную деградацию обстановки, усиление и всплеск активности террористов. Данная ситуация требует принятия надлежащих мер. Такая работа уже ведется", — отметил Сергей Шойгу.

Собственно, в ожидании этой волны Россия, Узбекистан и Таджикистан начинают масштабные антитеррористические учения стран Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) "Мирная миссия — 2021". В МИД и Минобороны России прямо заявляют, что учения в Таджикистане — это сигнал центральноазиатским партнерам на фоне эскалации в Афганистане о том, что существуют совместные силы, которые будут решать задачу поддержания безопасности.   

Мне кажется, что для Сергея Шойгу поддержка союзников по ОДКБ и ШОС не просто прямая обязанность. В какой-то мере это еще и личное дело. В 1993–1994 годах он лично участвовал в урегулировании ситуации с русскими беженцами, вынужденными покинуть Таджикистан на фоне гражданской войны.

"Мы должны были организовать большую работу по эвакуации отсюда тысяч и тысяч семей, обеспечивая их безопасность. Душанбинский вокзал был битком набит людьми на узлах с пожитками, между ними бегают дети. Никакой ясности: будут поезда — не будет их... И тогда нам впервые удалось привезти сюда порядка 5 тыс. вагонов", — вспоминает министр обороны. Тогда из Душанбе удалось отправить в Россию более 150 эшелонов с людьми и их вещами. Это стало одной из крупнейших гуманитарных операций новой России. Тогда же он познакомился и с будущим президентом страны Эмомали Рахмоном — им даже вместе пришлось побывать в заложниках у бандитов. Шойгу признается, что вспоминать те времена тяжело. Поэтому он готов сделать все для того, чтобы ситуация не повторилась.   

Проверка боем

Учения "Мирная миссия — 2021" пройдут на полигоне Харб-Майдон на юге Таджикистана в 20 км от границы с Афганистаном с 5 по 10 августа. Учиться планируют в три этапа. На первом отработают подготовку к совместной операции объединенной группировки войск. На втором выполнят совместные задачи по уничтожению вторгшихся бандитов. На заключительном состоится уничтожение радикальных террористических группировок при пересечении государственной границы. Во всех эпизодах учений командирам подразделений и штабом руководства будут отрабатываться тактические действия с применением разведывательно-огневых и разведывательно-ударных комплексов. В переводе с военного языка это означает, что стрельб и взрывов будет очень много.

В Минобороны отмечают, что основной целью учений станет совершенствование практических навыков в уничтожении террористических бандформирований при попытке пересечь государственную границу. Кроме того, планируется отработать вопросы управления в ходе ведения совместных действий по уничтожению незаконных вооруженных формирований, а также повышения у личного состава морально-боевых качеств, психологической устойчивости и физической выносливости в условиях жаркого климата и горно-пустынной местности. Всего, как отмечают в Минобороны РФ, в тактических действиях трех стран со стороны России будет привлечено более 1,8 тыс. военнослужащих и около 420 единиц вооружения и военной техники.

При этом основу российского контингента в начинающихся учениях в Таджикистане составят подразделения 201-й военной базы, в том числе горные мотострелковые, танковые, артиллерийские подразделения, а также группы специального отдельного соединения специального назначения Центрального военного округа. Всего в составе базы более 7 тыс. офицеров и солдат-контрактников. Это крупнейший военный объект за пределами страны. Ее военнослужащие размещены в двух гарнизонах — Душанбе и Бохтаре. На их вооружении стоит более 100 танков Т-72Б1 и бронетранспортеров БТР-82А, боевые машины пехоты БМП-2М, реактивный дивизион РСЗО "Ураган" калибра 220 мм, вертолетная группа Ми-24П и Ми-8МТВ, беспилотные летательные аппараты и другая техника.

Ранее сообщалось, что российские подразделения в Таджикистане были усилены зенитными ракетными комплексами (ЗРК) С-300ПС, бронетранспортерами БТР-82А. База получила дивизион большой мощности реактивных систем залпового огня "Ураган" калибра 220 мм. Батальон беспилотной авиации меняет многофункциональные комплексы "Орлан-10" на более совершенные новые БПЛА "Элерон-3" и "Тахион".

Кроме августовских учений Сергей Шойгу обещает и другие их этапы. "В сентябре на полигоне Донгузский в Оренбургской области запланировано совместное военное антитеррористическое командно-штабное учение стран ШОС "Мирная миссия — 2021". Аналогичные учения, но уже с участием Коллективных сил ОДКБ пройдут осенью в Киргизии и Таджикистане. В дальнейшем для отработки совместного отражения террористических угроз предлагается привлекать к учениям "Мирная миссия" воинские контингенты Коллективных сил оперативного реагирования (КСОР) ОДКБ и подразделения дружественных стран", — уточнил Шойгу.

Связаны разной целью

Понятно, что одними учениями угрозу с юга не остановить. Диалог, начатый талибами в июле в Москве, конечно же, хороший сигнал того, что новые власти Афганистана предпочитают соглашения прямой конфронтации. Но проблема заключается в том, что в целях обеспечения собственной безопасности они будут давить на других радикалов. При этом в стране нет промышленности, так что люди, которые привыкли зарабатывать с помощью автомата или гранатомета, вряд ли откажутся от единственного ремесла, в котором неплохо преуспели. Собственно, это и порождает опасность того, что в какой-то момент они форсируют пограничный Пяндж.

При этом надо учитывать, что многие из сторонников радикальных движений — бывшие выходцы из СССР и СНГ. Это люди, прекрасно ориентирующиеся на местности, знают язык и обычаи — им будет легко слиться с теми, кто проживает в Узбекистане и Таджикистане. Ну и не стоит забывать, что таджикско-афганская граница — единственное препятствие на пути экспорта "исламского халифата" и на территорию России.

Спецпредставитель президента по Афганистану, директор второго департамента Азии МИД Замир Кабулов считает: "Россия готова к сценарию полного захвата власти в Афганистане талибами. Возникшим хаосом могут воспользоваться члены другой запрещенной террористической группировки — "Исламского государства". Многовариантность развития событий сохраняется, и нас в первую очередь тревожит возможная перспектива того, что игиловцы и им подобные международные террористические группы воспользуются возникшим хаосом для усиления своих позиций на севере Афганистана для нанесения ущерба безопасности и стабильности государств Центральной Азии".

Повысить безопасность можно разными способами, военные учения — один из них. Кроме того, Москва готова вооружать и обучать таджикскую армию. Сергей Шойгу говорит, что в рамках укрепления южного фланга СНГ организованы дополнительные безвозмездные поставки российского вооружения и техники для оснащения армии Таджикистана. Продолжается подготовка квалифицированных кадров для таджикской армии в российских военных вузах и на базе 201-й российской военной базы. Объем реальной военной помощи, конечно, не раскрывается. Однако по попавшим в интернет данным, до 2025 года Россия может инвестировать в повышение боеготовности союзника почти $1 млрд.

Много это или мало, дорого или нет, судить не приходиться, потому что после бегства американцев из Афганистана мы действительно оказались в крайне непростой ситуации. Разворошив осиное гнездо, Вашингтон фактически бросил ситуацию на самотек. И даже заявления высокопоставленных американских или натовских чиновников о том, что Запад поможет законному правительству страны бомбардировками и финансами, спокойствия не привносят.

По этому поводу Сергей Шойгу весьма едко отозвался: "США всем и широко объявили: из Афганистана выходим. Это действительно так. Но одновременно идут переговоры со всеми сопредельными с Афганистаном государствами по поводу создания неких логистических центров, баз для вывода техники оттуда и, естественно, создания центров, куда бы могли приниматься в том числе беженцы из Афганистана — те люди, с которыми долгие годы сотрудничали США там". И добавил, что ни для кого не секрет, что эти переговоры "достаточно активны и достаточно назойливы".

"Здесь я могу сказать только одно, и это нормальная здравая логика: зачем вы выходите, если вы становитесь тут же за забором и, образно говоря, сквозь щели пытаетесь наблюдать, что же там происходит?" — сказал Шойгу.

Понятно, что подобные "логистические" центры нужны американцам для того, чтобы не только продолжить свое военное присутствие в регионе, но и сохранить лицо после афганского фиаско. Каким будет эффект от этого?

Денежная поддержка брошенному режиму уже не потребуется, так как проамериканское правительство, скорее всего, со дня на день вынужденно будет бежать под нажимом наступающих талибов. Не террористов же в итоге собирается финансировать Вашингтон. Хотя как знать, в прошлом именно помощь США помогла афганским боевикам выдавить из страны советский воинский контингент, а затем захватить власть в стране. Есть ощущение, что и в сегодняшней ситуации американцы сделают все возможное, чтобы любыми способами продолжить конфликт в Центральной Азии.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru