Все новости

Кризис в Ливане. Кто подогревает обстановку спустя год после взрыва в морском порту

Дмитрий Зеленин — о попытках собрать новое правительство миллиардером и отголосках происшествия в Бейруте
Премьер-министр Ливана Наджиб Микати Dalati Nohra/Handout via REUTERS
Описание
Премьер-министр Ливана Наджиб Микати
© Dalati Nohra/Handout via REUTERS

Возвращение на пост премьер-министра Ливана Наджиба Микати — суннитского миллиардера, занимающего, по версии Forbes, 446-е место в списке самых богатых людей планеты, — положительно сказалось на курсе национальной валюты: в считаные часы ливанский фунт укрепился на 25% по отношению к доллару. Хотя 65-летний нотабль из Триполи сразу признался, что у него нет волшебной палочки, тем не менее ливанцы как-то воодушевились, вспомнив, что Микати уже выручал страну, возглавив правительство в 2005 году, в трудный период после убийства экс-премьера Рафика Харири, и в 2011–2014 годах, в разгар острого военного противостояния в соседней Сирии.  

Заручившийся поддержкой США и Франции, экс-премьер 26 июля пообещал создать кабинет "не за недели, а за дни", чем еще более укрепил надежду в сердцах ливанцев. Однако их ожидания, что правительство может появиться к 4 августа — первой годовщине прошлогоднего взрыва в морском порту Бейрута, — оказались напрасными. Процесс формирования кабинета забуксовал, курс фунта снова стал снижаться, а Евросоюз вернулся к обсуждению вопроса о введении санкций против тех ливанских политиков, которые тормозят выход страны из затяжного экономического и финансового кризиса.

В поисках компромисса

Как считает аналитик Тони Хури, в нынешней ситуации, когда Ливан остается пороховой бочкой Ближнего Востока, "любой, кто соглашается занять кресло премьер-министра, рискует совершить политическое самоубийство". Так, предшественник Микати — экс-премьер Саад Харири, отказавшийся 15 июля от поручения сформировать кабинет, бесславно покинул свой пост. Никакой революции на улицах Бейрута по этому поводу не произошло, люди отреагировали равнодушно на решение лидера суннитского движения "Аль-Мустакбаль".

Харири потерпел фиаско после того, как девять месяцев не шел на уступки президенту Мишелю Ауну в вопросе назначения министров от христианских общин в состав кабинета, что обеспечило бы главе государства контроль над исполнительным органом власти. Примечательно, что в 2016 году он поступил иначе и заключил сделку с зятем президента и лидером "Свободного патриотического движения" (СПД) Джебраном Басилем, что позволило генералу-популисту Ауну — политическому союзнику шиитской партии "Хезболлах" — занять высший государственный пост. Сам Харири благодаря этой сделке смог вернуться в правительственный дворец Серай.

Новый политический расклад привел к тому, что тандем СПД — "Хезболлах" обеспечил себе после выборов в 2018 году парламентское большинство. Такой поворот событий в Ливане не одобрили Соединенные Штаты и региональный тяжеловес Саудовская Аравия, расценив его как укрепление влияния проиранских сил.

Заняв жесткую позицию после назначения премьер-министром 22 октября прошлого года, Харири рассчитывал вернуть себе доверие Саудовской Аравии после того, как попал в немилость к наследному принцу Мухаммеду бен Сальману. Однако, несмотря на посредничество президента Франции Эмманюэля Макрона, зеленого света из Эр-Рияда так и не последовало, а отношения с саудовским послом в Бейруте остались прохладными.

Микати с ходу взялся за дело и объявил, что нашел общий язык с президентом. Источники в окружении премьера передали, что тот твердо заявил Ауну: "Или мы вместе достигнем успеха, или вместе потерпим поражение". Таким образом он намекнул главе государства, что тот окажется в полной политической изоляции, если будет ставить палки в колеса и вынудит Микати отказаться от поручения по формированию правительства.

Как свидетельствует Тони Хури, назначенный премьер попытался разыграть с президентом короткую партию, предложив взять за основу конфессиональное распределение министерских портфелей, которое существовало в кабинете технократов во главе с Хасаном Диабом, ушедшим в отставку 10 августа прошлого года. Однако Аун и его зять, похоже, продолжают настаивать на назначении христианина-маронита на пост министра внутренних дел, учитывая приближение парламентских выборов в 2022 году. Свое требование они мотивируют необходимостью соблюдения принципа ротации "суверенных постов", то есть министров обороны, финансов, глав МВД и МИД.

Микати реагирует на такие доводы, ориентируясь на интересы собственной общины, и пытается убедить Ауна "оставить по традиции" пост главы МВД за министром-суннитом. Впрочем, аналитик Тони Хури не исключает возможности компромиссного варианта: назначения независимого политика на пост главы правоохранительного ведомства или выходца из общины горцев-друзов.

Другим препятствием, задерживающим формирование кабинета, является спор о том, кому достанется кресло министра юстиции. Это ведомство приобрело особую значимость в последнее время в свете развернутого президентом Мишелем Ауном похода против коррупции в высших эшелонах власти в ответ на требования участников уличных протестов, начавшихся 17 октября 2019 года. Кроме того, в случае проведения намеченной судебной реформы для основных политических игроков немаловажно, кто будет занимать пост главы Минюста.

По свидетельству источников во дворце Баабда, последняя, четвертая встреча премьера и президента 2 августа завершилась на негативной ноте. Микати посетовал перед журналистами, что планировал создать правительство к первой годовщине взрыва в морском порту Бейрута, но не сумел. "Честно сказать, я рассчитывал, что процесс формирования правительства пойдет быстрее и новый кабинет появится к этой трагической дате, которая затрагивает прямо или косвенно каждую ливанскую семью, — указал премьер. — Мне хотелось, чтобы ливанцы почувствовали наконец, что у них есть правительство, есть государство, которое их защитит". При этом Микати упомянул объективную причину задержки появления нового кабинета. По его словам, президент и его команда заняты подготовкой к международной спонсорской конференции в поддержку Ливана, которая пройдет 4 августа под эгидой Франции и ООН. Организаторы форума рассчитывают собрать свыше $350 млн на нужды продовольственного обеспечения, водоснабжения, сферы здравоохранения и образования.

Топтание на месте

Ведущееся расследование обстоятельств прошлогоднего взрыва в морском порту Бейрута усилило антикоррупционное движение в стране, его участники добиваются сейчас снятия судебной неприкосновенности с депутатов и министров как нынешних, так и бывших. Учитывая масштабы трагедии, высших чиновников могут привлечь к ответственности за проявленную халатность в отношении хранения взрывоопасных материалов в порту, которые сдетонировали 4 августа 2020 года.

Первым комиссию по расследованию ЧП в бейрутском порту возглавил Фади Савван, он отличился тем, что вызвал в декабре на допрос исполняющего обязанности премьер-министра Хасана Диаба, бывшего министра финансов Али Хасана Халиля, а также Гази Зуэйтера и Юсефа Фенианоса, которые занимали в период между 2014 и 2020 годами посты министра транспорта и общественных работ. Судья предъявил им обвинение "в преступной халатности, приведшей к трагическим последствиям". 

В ответ самого Саввана ряд депутатских фракций тут же обвинил "в превышении полномочий и антиконституционных действиях", позднее в феврале он был отстранен от расследования. Его преемник Тарек Битар спустя полгода пошел по тому же пути и составил список из 30 чиновников и силовиков, предложив парламенту содействовать проведению их допросов. В эту кампанию попал шеф Управления общей безопасности Аббас Ибрагим, что вызвало возмущение шиитской общины. В итоге в события пришлось вмешаться и.о. главы МВД республики Мухаммеду Фахми, который заявил, что не допустит вызова на допрос в качестве подозреваемого своего подчиненного.

Тем временем движение "Аль-Мустакбаль" внесло в парламент предложение о лишении судебного иммунитета на один год всех, кто занимал или занимает государственные посты, поставив первым в списке президента республики. Мишель Аун вполне хладнокровно принял этот вызов, заявив "о равенстве перед законом всех граждан вне зависимости от занимаемых должностей", и выразил готовность при необходимости дать показания судье Битару.

В последние дни в деле о взрыве появился новый поворот. Как считалось ранее, причиной трагедии стало произошедшее во время сварочных работ возгорание свыше 2,7 тыс. т аммиачной селитры, хранившейся на складе. В результате взрывной волной были уничтожены и повреждены тысячи домов в черте города и за его пределами, погибли 218 человек, пострадали 6,5 тыс., более 300 тыс. граждан остались без крова.

Между тем накануне годовщины в прессу просочились данные о выводах, сделанных экспертами ФБР, которые обследовали место взрыва в октябре прошлого года. Американцы пришли к заключению, что сдетонировало только 500 т нитрата аммония, а не свыше 2,7 тыс. т. По сути, это не было сенсацией, поскольку такие данные озвучил еще 29 декабря прошлого года и.о. премьера Хасан Диаб, но тогда почему-то на них никто не обратил внимания.

На вопрос, куда делись остальные мешки с аммиачной селитрой, дал ответ в понедельник адвокат Антуан Тубия, которого бывший командующий ливанской армией Жан Кахваджи направил в Бейрут давать показания вместо себя. Тубия сказал следователям, что нитрат аммония помогли вывезти в Сирию члены шиитской "Хезболлах", которые "обеспечили необходимое прикрытие операции". И снова попавшая в СМИ интерпретация адвоката Тубии не стала чем-то неожиданным. Противник Дамаска, лидер Прогрессивно-социалистической партии и политический вождь ливанских друзов Валид Джумблат ранее неоднократно заявлял, что хранившийся с 2014 года в порту опасный груз якобы предназначался для сирийской армии. Что касается генерала Кахваджи, то тот поспешил отмежеваться от своего адвоката, заявив, что не разделяет предположений Тубии на предмет причастности "Хезболлах" к хищению нитрата аммония.

Финальным аккордом в череде "сенсаций", предваряющих первую годовщину взрыва, стало заявление главы синдиката адвокатов Бейрута Мильхема Халафа, который сообщил, что ливанская сторона при содействии британских правозащитников инициировала судебный иск против зарегистрированной в Лондоне офшорной фирмы Savaro limited. В начале года репортер ливанского телеканала "Аль-Джедид" Фирас Хаттум провел собственное журналистское расследование, установив, что Savaro выступила посредником по закупке аммиачной селитры, которая была доставлена в порт Бейрута восемь лет назад на судне Rhosus и хранилась в амбаре №12. Репортер утверждает, что офшорную фирму использовали в своих целях близкие к Дамаску сирийские бизнесмены. "Ливан, а не Мозамбик, был конечным пунктом судна Rhosus", — резюмировал Хаттум.

Адвокат ливанских семей, пострадавших в результате взрыва в порту Бейрута, Ибрагим Хотейт сдержанно отреагировал на все появившиеся "сенсации". По его словам, скандальные разоблачения только уводят в сторону следствие, которое в результате топчется на месте. "Я и мои подзащитные хотим одного, чтобы государство назвало спустя год виновников трагедии и отдало их под суд", — сказал он.

Выстрелы в Хальде

Царящие в Ливане политический сумбур и экономический хаос были дополнены 1 августа опасным вооруженным инцидентом, который свидетельствовал о реальной угрозе сползания страны к суннитско-шиитской розни. В южном пригороде столицы Хальде был открыт огонь по похоронной процессии, в которой участвовали члены шиитской партии "Хезболлах". Как утверждают очевидцы, атака была предпринята из засады, в нападении на колонну машин и мотоциклов приняли участие не менее 20 боевиков из местных суннитских племен. Вспыхнувшие ожесточенные перестрелки пресекла ливанская армия, после того как в Хальде вошли механизированные патрули элитных формирований "Аль-Магавир".

Инцидент серьезно обеспокоил ливанскую общественность, при этом шиитские фракции выразили недоумение, почему со стороны правоохранительных органов не было принято никаких шагов по защите похоронной процессии. Депутат Хасан Фадлялла предупредил, что "события в Хальде будут иметь самые опасные последствия, если власти не положат конец деятельности криминальных банд, дестабилизирующих ситуацию в стране". По его словам, силы безопасности "должны арестовать преступников, орудующих на дорогах, и передать их в судебные органы". "Следует пресечь попытки разжечь религиозную смуту, пока ситуация не вышла из-под контроля", — заявил он.

По мнению отставного генерала Шамиля Роккуза, который командовал армейским спецназом, Ливан оказался реально на грани гражданской войны. "Эти сцены на почве суннитско-шиитской вражды могут повториться в любом месте, и силовые структуры должны срочно принять превентивные меры, — считает он. — Задача политиков и духовных лиц состоит сейчас в том, чтобы способствовать скорейшей выдаче зачинщиков вооруженных провокаций". В свою очередь лидер движения независимых насеристов "Аль-Мурабитун" генерал Мустафа Хамдан (бывший командующий Республиканской гвардией) расценил события в Хальде как заговор внешних сил по расколу государства. Он утверждал, что "Соединенные Штаты и их региональные партнеры развалили экономику Ливана и теперь пытаются столкнуть страну в пучину междоусобицы".

Предупреждения ливанских военных настораживают, если принять во внимание, что, по данным Всемирного банка, свыше 60% населения республики едва сводит концы с концами, находясь за чертой бедности. После своего назначения миллиардер Микати попытался успокоить ливанцев, заявив, что заручился заверениями со стороны США и Франции об оказании Ливану срочной финансовой помощи. Он сообщил, что Международный валютный фонд предоставит Ливану в августе кредит в $850 млн.

Между тем обозреватель саудовской газеты Ashsarq al-Awsat Мухаммед Шукейр полагает, что в ближайшие месяцы Ливан не дождется солидных инвестиций от Запада и богатых нефтедобывающих государств Персидского залива. "Помощь будет дозированной, как кислород, — с таким расчетом, чтобы экономика осталось на плаву", — отметил он. По мнению Шукейра, основные внешние спонсоры будут дожидаться парламентских выборов, до которых осталось чуть более восьми месяцев, "в надежде на то, что к власти в Ливане придут новые политические силы, способные осуществить назревшие преобразования".

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru