7 сентября 2021, 09:20
Мнение

Мигранты на польско-белорусской границе — гибридное оружие или нуждающиеся в помощи люди?

Ирина Полина — о расхождениях позиций в Польше по иностранцам на границе с Белоруссией

Около 30 человек уже более четырех недель кочуют недалеко от польского населенного пункта Уснаж-Гурны в Подляском воеводстве на востоке республики. В августе эти люди пытались нелегально пересечь польскую границу, но им помешали пограничники. Польские власти указывают, что мигранты находятся на территории Белоруссии, возлагая на власти в Минске ответственность за их судьбу.

У мигрантов есть палатки, спальные мешки и пледы. В первое время провизию им поставляли политики, правозащитники и общественные деятели из Польши. Но позднее польские силовые структуры перекрыли доступ к лагерю беженцев, информируя, что теперь провизию и другие продукты поставляет белорусская сторона.

Изначально сообщалось, что группа состоит из граждан Афганистана, потом говорилось, что это выходцы из Ирака и некоторых других стран. По данным Польши, периодически состав кочующей группы меняется, что, по мнению Варшавы, может быть подтверждением инструментального подхода Белоруссии и использования мигрантов в политических целях.

Сами же мигранты на английском заявляют, что Польша — всего лишь страна на их пути в Германию.

Гуманность

Польские власти тем не менее отмечают, что не могут пропустить кочующую группу на свою территорию, так как, по мнению Варшавы, за ними последуют сотни новых беженцев, что может повлечь за собой очередной миграционный кризис в ЕС. Они также подчеркивают, что в 20 км от Уснажа-Гурного есть пограничный переход, через который мигранты могли бы законно попытаться пройти в Польшу, ведь в той же Белоруссии они находятся легально, на основании виз. Поэтому, если иностранцы и планируют подавать прошение об убежище, то должны делать это там.

Такое мнение не разделяют польские правозащитники, представители оппозиции и международных организаций — они призывают власти проявить гуманность и принять кочующих в Уснаже-Гурном. При этом стоит учитывать, что погода в этом регионе становится холоднее — температура воздуха ночью уже не превышает 10 °C, участились дожди.

По мнению Алиции Лепковской-Голас из фонда Ocalenie ("Спасение"), польские официальные власти ведут себя бесчеловечно. "С той, другой стороны всегда нужно увидеть человека. Политика привела к тому, что многие у нас, в Польше, сейчас этого человека не видят. Нельзя лишать людей воды, еды и руки помощи", — отметила она.

Осудил соотечественников и ксендз Альфред Вежбицкий. "У меня есть смутное впечатление, что в Польше происходит злобный заговор против беженцев", — сказал он. "Хотя со стороны церкви были красивые заявления о том, что у беженца лицо Христа, мне стыдно за своих единоверцев, которые видят врага в беженце, — добавил ксендз. — Я не ожидал, что доживу до того времени, когда ЕС будет защищать гуманизм больше, чем церковь".

Вершина айсберга

Министр внутренних дел и администрации республики Мариуш Каминьский назвал ситуацию в Уснаже-Гурном вершиной айсберга охватившей регион миграционной нагрузки. "Мы помним сотни тысяч несчастных людей со всего мира, которые начали штурм ЕС. Лукашенко хочет повторить это", — сказал он. "Мы не позволим Польше стать еще одним маршрутом массового перемещения нелегальных мигрантов в ЕС. Мы не допустим, чтобы безопасность наших граждан, и особенно безопасность граждан, живущих на границе с Белоруссией, была поставлена ​​под угрозу", — уточнил министр.

Согласно данным властей Польши, с начала августа в республике было зарегистрировано более 4 тыс. попыток нелегально проникнуть в страну с территории Белоруссии. Большинство этих попыток было предотвращено, почти 1 тыс. нелегальных мигрантов задержаны.

Как мы видим, власти Польши возлагают всю ответственность за происходящее на белорусское руководство, которое якобы привозит мигрантов в свою страну, а затем отправляет их через границу с Польшей, Литвой и Латвией, чтобы спровоцировать миграционный кризис в Европе. В Варшаве эту деятельность называют местью президента Белоруссии Александра Лукашенко за введение ЕС санкций против Минска.

При этом сам Лукашенко еще в конце мая заявлял, что Беларусь всегда служила барьером на пути переброски нелегальных мигрантов в Литву, однако с учетом политического давления Запада Минск действительно может задуматься, стоит ли продолжать это делать. 

Как указал Каминьский, в последнее время польские службы зафиксировали прибытие 40 рейсов из Багдада в Минск. Кроме того, "основная группа беженцев на границе с Белоруссией — это граждане Ирака. По оценкам служб, за последние недели в Белоруссию было перевезено около 10 тыс. иракцев. Значительная часть прибывает из Турции, а в последнее время из Ливана".

Забор

Минобороны Польши из-за наплыва мигрантов объявило о начале строительства на польско-белорусской границе забора из колючей проволоки высотой 2,5 метра и протяженностью 180–190 км. Общая же протяженность польско-белорусской границы составляет 418 км. В помощь пограничной охране армия выделила дополнительно 2 тыс. солдат.

Колючая проволока стала своеобразным символом текущего миграционного кризиса. Группа активистов даже пыталась разрушить зачатки забора при помощи больших кусачек по металлу и автомобилей — погранохрана задержала 12 человек.

Есть также мнение, что забор из колючей проволоки не будет для человека серьезной преградой, но станет настоящим орудием убийства животных, которые свободно перемещались в местных лесах. Защитники животных даже заявили о намерении подать заявление в прокуратуру.

"Это не что иное, как ловушки. Их разложили на людей, что бесчеловечно, но они также представляют огромную угрозу для животных", — указала глава партии "Зеленые" Малгожата Трач.

В ответ на эти обвинения Минобороны Польши информировало, что для защиты рысей, зубров, медведей и других зверей колючую проволоку с двух сторон будет обрамлять металическая сетка, чтобы животные не смогли близко подойти и пораниться.

Чрезвычайное положение

Однако забор на границе властям Польши показался недостаточной мерой, и впервые с 1990 года было введено чрезвычайное положение на 30 дней. Правда, охватывает оно не всю страну, а только участок польско-белорусской границы вглубь государства на 3 км, тем самым затрагивая 115 населенных пунктов в Подляском воеводстве и 68 — в Люблинском (на востоке республики).

Это решение означает запрет проведения массовых и увеселительных мероприятий, усиление дежурств полиции и контроля документов. Журналисты также не могут находиться на территории ЧП.

Такой шаг власти Польши назвали ответом на миграционный кризис, который в Варшаве считают "гибридной войной" России и Белоруссии против ЕС. В этом же контексте в польской столице рассматривают и проведение совместных белорусско-российских стратегических учений "Запад-2021", маневры которых будут проходить 10–16 сентября. "Мы должны принимать во внимание разного рода провокации. Нужно заботиться о безопасности жителей приграничных регионов", — заявил министр Каминьский.

Мнения

Представители польской оппозиции тут же выступили с критикой решения о чрезвычайном положении, в том числе их возмутило, что власти к этой мере не прибегали даже во время пиков COVID-19 в стране.

"Вирус убил 75 345 человек, закрыл тысячи предприятий, разрушил жизнь всего общества. Однако чрезвычайное положение нужно PiS (правящая в Польше партия Ярослава Качиньского "Закон и справедливость") только сегодня, чтобы прикрыть собственную некомпетентность на границе с Белоруссией", — написал в Twitter бывший глава Нацбанка Польши, евродепутат Марек Белька.

"Чрезвычайное положение в части приграничной полосы следует трактовать как отправку туда войск. Речь идет о синдроме осажденной крепости. Потому что можно по-человечески обрабатывать заявления о международной защите. Или плясать под дудку Лукашенко и сеять панику", — оценила происходящее юрист Элиза Рутыновская из организации "Форум гражданского развития".

Тем не менее сторонники введения ЧП подчеркивают в этом решении властей элемент защиты. "Польские власти обязаны в соответствии с национальными и международными правилами охранять восточную границу Польши и обеспечивать ее надежность. Правительство принимает меры и решения, адекватные масштабу угроз", — заявил пресс-секретарь министра, координирующего работу польских спецслужб, Станислав Жарын.

Данные социологического опроса исследовательского центра IBRiS, свидетельствуют, что деятельность правительства на польско-белорусской границе поддерживает 51% поляков. Противоположного мнения придерживается 41%, из которых 14,7% оценили работу правительства формулировкой "решительно плохо", а 26,5% — "скорее плохо".

Права человека

"Параллельно с драматическими событиями, происходящими в Уснаже-Гурном, происходит процесс фактического выхода Польши за пределы систем защиты прав человека, в которых мы действовали до недавнего времени и преимуществами которых мы пользовались как граждане демократического государства", — оценила ситуацию на страницах "Газеты выборчей" представительница Познаньского правозащитного центра Института юридических наук Польской академии наук Александра Глищиньская-Грабиас. "Сегодня у нас больше нет никаких гарантий того, что инструменты защиты наших прав и свобод, созданные в рамках ООН, Совета Европы или Европейского союза, могут продолжать служить для нас эффективным щитом от незаконных действий правителей", — отметила она.

Формально Польша по-прежнему остается членом сообщества государств, добровольно взявших на себя определенные обязательства, вытекающие из Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, считает она. "Правительство не прекращало действие конвенции, не выходило из структур ЕС, не выходило из ООН. Однако оно прекратило, сначала осторожно, а теперь демонстративно, выполнять свое безусловное обязательство уважать решения Европейского суда по правам человека, — указала Глищиньская-Грабиас. — ООН призывает власти польского государства соблюдать международное право, а им отвечают глухим молчанием и отсутствием реакции". 

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Использование материала допускается при условии соблюдения

правил

цитирования сайта tass.ru