Все новости

Кольцо замкнулось: как немцы оккупировали Киев

Алексей Исаев — о сражении за украинскую столицу осенью 1941 года, которое до сих пор вызывает ожесточенные споры
Улица оккупированного немцами Киева, 1941 год ullstein bild/ullstein bild via Getty Images
Описание
Улица оккупированного немцами Киева, 1941 год
© ullstein bild/ullstein bild via Getty Images

19 сентября 1941 года, 80 лет назад, советские войска были вынуждены оставить столицу Украины Киев. Трагедией стала не только потеря города, который оккупировали и удерживали немецкие войска более двух лет. Но также окутанный дымом Киев был лишь частью огромного кольца окружения, в котором оказалось более 450 тыс. солдат и командиров Красной армии — практически весь состав Юго-Западного фронта.

Бои в "котле" продолжались на разных участках, а уходящие из Киева части находились дальше всех от внешнего фронта окружения — шансов на спасение у них почти не было. Так, например, части ушедшей из Киева 37-й армии были блокированы и погибли под Яготиным (город в Киевской области), менее чем в 100 км к востоку от города.

Тем не менее, несмотря на явный триумф и множество ставших трофеями орудий и пулеметов, германское командование неоднозначно оценивало итоги боев сентября 1941 года. Ведь поворот на Киев означал потерю времени и изменение сроков начала наступления на Москву. Ярче всего эти сомнения обозначил в своих мемуарах один из главных участников сражения с немецкой стороны — командующий 2-й танковой группой Гейнц Гудериан: "Бои за Киев, несомненно, означали собой крупный тактический успех. Однако вопрос о том, имел ли этот тактический успех также и крупное стратегическое значение, остается под сомнением". Во многом это, конечно, взгляд из будущего, ведь писал он эти строки уже после войны и знал, чем закончился поход на Москву — шумной и скандальной неудачей вермахта. Вместе с тем аргументы немецких военачальников выглядели в 1941 году убедительно и дополнялись картинами ужасной советской распутицы той осенью.

Цели немцев

С точки зрения германского верховного командования и лично Адольфа Гитлера, поворот на Киев был призван решить сразу несколько разнородных задач. Во-первых, направление армии в сторону флангов и поражение советских войск под Ленинградом и Киевом высвобождало дополнительные силы. Во-вторых, приоритетной задачей являлась защита румынских нефтепромыслов от налетов советской авиации. В-третьих, поворот на Киев открывал дорогу на Донбасс — важнейший для СССР промышленный и добывающий регион. В условиях возрастания сопротивления на дальних подступах к Москве в Смоленском сражении в июле и августе 1941 года высвобождение дополнительных сил и удары по экономике выглядели как минимум обоснованными.

При этом Гитлер и главнокомандующий сухопутными войсками фельдмаршал Вальтер фон Браухич считали, что после разгрома войск на дальних подступах к Москве боеспособных резервов у Красной армии уже не останется. Поэтому они отправили 2-ю танковую группу Гейнца Гудериана на юг. В случае отказа от поворота на Киев советское командование черпало бы резервы из неатакованного Юго-Западного фронта, перебрасывая их под Москву. Бить противника по частям всегда было одним из краеугольных камней стратегии Берлина.

Действия советской стороны

Для советского командования наступление противника во фланг и тыл Юго-Западному фронту под Киевом в конце августа 1941 года, конечно, стало весьма неприятным сюрпризом. Однако, как Верховный Главнокомандующий Иосиф Сталин, так и назначенный начальником Генштаба Борис Шапошников считали, что им удастся справиться с возникшим кризисом. Река Днепр сама по себе была хорошим естественным барьером и сильной позицией. Мосты через Днепр были взорваны, а значит, чтобы перебраться через реку, немцам необходимо было затратить немалые ресурсы. Так, по иронии судьбы железнодорожный мост в Кременчуге (город в центральной части Украины) был разрушен самим врагом — бомбардировщиком еще в июле 1941 года. Поэтому захват немецкой пехотой советского плацдарма под Кременчугом оценивался хоть и с осторожностью, но не как серьезная угроза. Переправа тяжелой техники действительно была непростой инженерной задачей, учитывая, что ширина Днепра составляла в тех местах около километра.

Главная опасность, как считали в Москве, исходила от наступления 2-й танковой группы. Для ликвидации этой угрозы был задействован Брянский фронт. Его командующий Андрей Еременко в разговоре со Сталиным обещал "разгромить подлеца Гудериана" (имена немецких командующих к тому моменту уже были известны советской Ставке). Контрудары Брянского фронта действительно задержали наступления немецких войск и, несмотря на захват города Ромны и перехват шоссейной дороги из Киева на восток, обстановка считалась управляемой.

До соединения с 17-й армией под Кременчугом Гудериану требовалось пройти еще около 200 километров. Более того, для противодействия дальнейшему продвижению 2-й танковой группы Ставка выдвигала дополнительные резервы, в частности только что получившую гвардию 100-ю стрелковую дивизию, танковые бригады и кавалерийский корпус.

Оптимизм Москвы разделяли не все. К числу скептиков относился командующий Юго-Западным направлением Семен Буденный. В составе Юго-Западного фронта оставалось мало танков и, следовательно, подвижных резервов. Буденный предлагал отвести войска фронта от Киева на восток. Несогласие с позицией Ставки привело к его смене на маршала Семена Тимошенко 12 сентября 1941 года. К отводу склонялись также командующий фронтом Михаил Кирпонос и его штаб, но позиция Тимошенко была твердой — держаться.

Неожиданная перегруппировка

К сожалению, ни Сталин, ни Шапошников, ни Тимошенко, ни командование Юго-Западного фронта не учли такой фактор, как возможные быстрые перегруппировки немецких танков. 1-я танковая группа Эвальда фон Клейста, как считала советская разведка, действовала в полосе Южного фронта, далеко на юге, под Николаевом и Каховкой (города в южной части Украины). Однако, после расширения немцами плацдарма под Кременчугом и постройки гигантского наплавного моста танки группы Клейста были оперативно переброшены на подступы к этому участку фронта. Переправа боевой техники немцев шла в ночь на 12 сентября под проливным дождем, что надежно скрыло танки от советской авиаразведки. Появление на плацдарме немецких машин привело к быстрому провалу обороны советской 38-й армии.

В воскресенье 14 сентября установилась удивительно ясная и солнечная погода. В 18 часов 20 минут (по московскому времени) у Лохвицы (город в Полтавской области Украины) встретились передовые отряды 3-й танковой дивизии 2-й танковой группы и 9-й танковой дивизии 1-й танковой группы немецкой армии и кольцо замкнулось.

Ко всему этому, штаб фронта не поверил приказу на отвод войск и потребовал его подтверждения, что привело к потере еще нескольких суток. В ночь на 19 сентября главные силы 37-й армии отошли из Киева за Днепр. В 14 часов 20 минут саперы подорвали последний мост через реку.

Есть мнения, что окружение Юго-Западного фронта явилось следствием упрямства лично Иосифа Сталина. Но я так не считаю, согласие с его решением о целесообразности удержания позиций на Днепре разделяли также такие высокопоставленные военные, как Тимошенко и Шапошников. Отвод войск в реалиях прорыва танков с Кременчугского плацдарма, думаю, все равно обернулся бы катастрофой, разве что ненамного меньших масштабов. В ретроспективе наиболее жизнеспособным являлось предложение Георгия Жукова с отводом за Днепр войск Киевского укрепленного района. Это высвободило бы резервы, столь нужные фронту для сдерживания противника.

Необходимо также сказать несколько слов о цифрах. Традиционно говорится примерно о 600 тыс. захваченных вермахтом советских людей. Это число идет от немецкой стороны и не детализируется. Стоит учитывать, что это сумма нескольких операций, а не только окружения под Киевом. Например, туда попали бои под Гомелем. По советским данным в окружение попало 450 тыс. человек, вышли из него 20–25 тыс.

При всех дискуссиях о повороте на Киев одно не вызывает сомнений. Из боев сентября 1941 года немецкие танковые войска, в том числе и 2-я танковая группа, вышли, понеся немалые потери в людях и технике. Восполнить их перед началом наступления на Москву немцы уже не успевали.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru