21 октября 2021, 12:25
Мнение

Новый девиз Супермена: "человек из стали" больше не готов отстаивать американские ценности

Андрей Шитов — о том, почему герой американских сказок меняет национализм на глобализм

Если прежде народный герой заокеанских сказок сражался за "правду, справедливость и американский путь" (truth, justice and the American way), то теперь Супермен станет отстаивать "правду, справедливость и лучший завтрашний день" (a better tomorrow).

Новый девиз огласил в минувшие выходные Джим Ли — издатель комиксов про Супермена и главный креативный директор компании DC Comics, владеющей правами на хрестоматийный образ доброго молодца в синем трико с огромной алой буквой S на груди, в сапогах и плаще того же алого цвета. Консервативные американские комментаторы сразу заклеймили мифотворца за отход от патриотических канонов. А я бы, признаться, поспорил с ним и насчет того, что есть истина.

Истоки идеалов

В первых комиксах о Супермене, вышедших в США в 1938 году, ни девиза, ни даже национальной принадлежности у него не было. Считалось, что он в младенчестве прилетел на Землю из космоса (откуда и его сверхъестественные способности), был найден, усыновлен и воспитан в американской глубинке в Канзасе семьей фермеров, давшей ему свое имя — Кларк Кент. А по земной профессии он журналист. Культурологи считают образ этого инопланетянина воплощением "иммигрантской мечты" о лучшей жизни.

Главными целями Супермена изначально считались правда и справедливость, но периодически круг его идеалов расширялся. Например, в их число не раз добавлялась терпимость: по свидетельству New York Times, еще в середине прошлого века супергерою доводилось сражаться против расистов из ку-клукс-клана.

Что касается лозунга с упоминанием "американского пути", он впервые зазвучал в радиоспектаклях "Приключения Супермена", которые призваны были укреплять патриотизм и боевой дух американцев в начале Второй мировой войны. Затем, как напоминает теперь журнал Variety, девиз "был возрожден в [одноименном] телесериале, вышедшем в эфир в 1950-х — в первые дни холодной войны и в разгар паранойи маккартизма".

С тех пор именно этот вариант стал считаться классическим; в одной из самых известных киноверсий — художественном фильме 1978 года с Кристофером Ривом в главной роли — его произносит сам "человек из стали". Целые поколения американцев, выросшие на книгах и фильмах о Супермене, убеждены, что миссия их любимца с самого начала формулировалась в духе прославления и защиты интересов США.

Глобалистские цели

Зачем теперь эту миссию понадобилось менять, от имени хозяев знаменитого бренда объяснил Ли. По его словам, новый девиз "станет лучше отражать те глобальные истории, которые мы рассказываем средствами [компании] DC, и невероятный вклад нашего персонажа в строительство лучшего мира на протяжении более 80 лет". "Супермен давно является символом надежды, вдохновляющим людей по всему миру", — добавил американский издатель.

Иными словами, впредь цели и задачи будут ставиться глобалистские. Как написала Chicago Sun-Times, "Супермен смотрит теперь поверх национальных границ". Ну и, конечно, старается идти в ногу со временем: газета напоминает, что смена девиза наложилась "на другую сенсацию недельной давности: о том, что сын Кента Джон, наследующий отцу в качестве Супермена, в готовящейся к выходу книжке комиксов окажется бисексуалом и завяжет [интимные] отношения с мужчиной". Кстати, не белым.

Вот на таких примерах и предполагается воспитывать новое поколение (аудитория у комиксов как была, так и осталась в основном детской и подростковой). Что ж, это и модно, и очень политически актуально для сегодняшнего Вашингтона. С одной стороны, сталкиваясь с ослаблением своего влияния в мире, США нуждаются в его укреплении любыми средствами, в том числе и с помощью так называемой мягкой силы. С другой, намеченная издательством смена вех прекрасно укладывается и в рамки внутриполитического противостояния в самой Америке: между либеральными элитами и консервативной массой населения — из тех, кого Хиллари Клинтон пренебрежительно именовала "скопищем убожеств". По сути словно либералы-глобалисты из Демократической партии власти в США проецируют на иконный для сограждан образ собственные политические и этические предпочтения, чтобы попытаться таким образом закрепить свою недавнюю победу над республиканцем Дональдом Трампом — популистом и националистом.

"Антиамериканская повестка"

У консерваторов, придерживающихся традиционных ценностей и по-прежнему считающих себя "моральным большинством" населения страны, это, конечно, вызывает возмущение и протест. Один из бывших исполнителей роли Супермена Дин Кейн — актер, продюсер и бывший профессиональный футболист — в комментарии на эту тему подчеркнул, что в эволюции образа прослеживается "явная повестка дня: глобалистская и антиамериканская, но не оригинальная и не смелая".

Помимо всего прочего, Кейна удивило, что избранника Супермена-младшего решено сделать хакером-активистом (hacktivist). "Разве хакерство не запрещено законом? У нас что, Супермен будет поддерживать криминал?" — спрашивает он и напоминает, что "в самом первом комиксе о Супермене наш герой оказывается в Капитолии (главном здании Конгресса США — прим. ТАСС) и срывает коррупционную сделку между лоббистом и законодателем". Помните, кстати, и президент РФ Владимир Путин на днях подчеркивал, что "официальный лоббизм в США — это легализованная коррупция"?

После смены девиза Супермена телеканал Fox News посвятил теме один из выпусков своего ток-шоу Outnumbered ("В численном меньшинстве"). Общий вывод пятерки комментаторов сводился к тому, что налицо очередной пример насаждения в стране культа новой расовой и социальной политкорректности (woke culture), что американцев "учат не любить свою страну", что Голливуд чуть ли не идет на поводу "у Коммунистической партии Китая".

Позже на эту тему завязалась дискуссия, либеральные СМИ доказывали, что их оппоненты делают из мухи слона. Популярный комик Стив Колберт пошутил, что настоящим лозунгом Супермена с самого начала было лишь "ношение трусов поверх одежды".

Однако, как говорится, в каждой шутке есть доля шутки. Составная часть той самой woke culture — так называемая культура обнуления (cancel culture), т.е. исторический ревизионизм, развенчание прежних кумиров, ниспровержение устоев. Свежий пример самых последних дней — "выдворение" статуи Томаса Джефферсона из зала заседаний городского совета Нью-Йорка: на том основании, что один из "отцов-основателей" США, автор их Декларации независимости, соавтор Конституции и третий президент страны был рабовладельцем.

Трамп откликнулся на это событие через Telegram гневным заявлением. По его словам, "в конце концов произошло" то, о чем он "давно предупреждал". Теперь, как он полагает, "на очереди Бенджамин Франклин, Авраам Линкольн и, конечно, Джордж Вашингтон". "Левые радикалы обезумели и наносят большой ущерб нашей стране, — подчеркнул политик, от которого ждут попытки возвращения в Белый дом на президентских выборах 2024 года. — Но со временем, вскоре, здравомыслящие люди вернутся, и наша страна вновь будет пользоваться уважением!"

"Как Атлантида"?

Что ж, посмотрим, благо ждать, судя по всему, долго не придется. Многие наблюдатели — политики, политологи, историки — считают, что процесс перемен в мире все более ускоряется, что время буквально несется вскачь. Прежние символы уходят (взять хоть новый прощальный фильм о Джеймсе Бонде), новые им на смену еще не родились или только рождаются. Причем в муках: по меткому замечанию исследовательницы из ИМЭМО Ульяны Артамоновой, Голливуд уже лет 10–15 перебивается старым багажом, выдает сплошные "сиквелы, приквелы и ремейки", не предлагает почти ничего свежего и оригинального. И в публичной дипломатии США, по ее словам, та же картина.  

Не одна Америка, но и другие страны ищут свой путь в меняющемся мире. Например, на недавней ассамблее Совета по внешней и оборонной политике — первой очной такой встрече после начала пандемии COVID-19 — речь шла о возвращении России "к себе самой", о "прирастании российского могущества Сибирью". А о политике США и их союзников сенатор Андрей Климов там же мне сказал, что видит ее главный смысл в "попытке коллективного Запада оседлать нынешний левый поворот", т.е. обратить к собственной выгоде происходящие сейчас исторические процессы.

У кого это лучше получится, бабушка пока надвое сказала. Политолог из МГУ Алексей Фененко, с которым я взялся обсуждать развитие событий за океаном в свете истории с Суперменом, не исключает, что заокеанская культура англосаксов, какой мы ее знаем, в обозримой перспективе может вообще исчезнуть.

"Мы вот все время гадаем, как гибли древние цивилизации. Строим гипотезы: кто там вырезал римлян или готов, — сказал собеседник. — А их никто не резал. Они просто вымерли, потеряв полностью свою идентичность и растворившись в других нациях". Тот же Древний Рим быстро, по историческим меркам, прекратил существование после того, как "перестал быть государством латинян и стал признавать своими гражданами всех подряд".

Нечто подобное, по мнению Фененко, может произойти и с Америкой, и с некоторыми странами Западной Европы, где особенно велик наплыв иммигрантов. "Вот мы часто повторяем, что в холодной войне проиграл Советский Союз, а Америка победила, — сказал политолог. — Но народ-то русский никуда не делся, у нас даже численность населения подросла. А вот где классический белый англосакс-американец — это уже большой-большой вопрос".

Соответственно, "уже потерян для нас, как Атлантида" и мир классической американской культуры прошлого века, считает специалист. Он не видит ничего странного в том, что эта культура продолжает терять свои символы, и ставит вопрос о том, "что будет соединять" все более разноликое население США, если будет окончательно утрачена "американская идея".

"Очаг белой расы"

Фененко я позвонил после того, как прочитал его новую статью "Почему мы полюбили Америку?", приуроченную к 30-летию распада СССР. Вот ее общий вывод: "Белая консервативная и религиозная Америка 1940-х годов, бросившая вызов СССР, погибла гораздо раньше самого Советского Союза. Победила в холодной войне леволиберальная Америка с ее мультикультурным и мультирасовым населением, политкорректностью, наднациональной культурой, отрицающая в себе традиционно американское". И далее: "Традиционная американская культура с ее культом успеха и богатства сама стала жертвой… наднационального масскульта, нетерпимого к "слишком умным", "слишком белым", "слишком важным" и просто "не таким, как мы".

Применительно к внешнему миру этот же идеологический подход, по мнению автора, проявляет себя как очередное "единственно верное учение" — на сей раз "о либеральной глобализации, безальтернативности прогресса и возможности ранжировать все страны мира по степени их "прогрессивности" или "реакционности". Исходно "леволиберальный интернационал" на этих принципах увлекал европейскую и "позднесоветскую" интеллигенцию, особенно молодежь, "поскольку постулировал отказ от идеи долга перед государством", — пишет Фененко.

Вопрос о том, насколько этот же набор идей может быть востребован сегодня и особенно завтра, он оставляет открытым. Я его спрашивал, что можно противопоставить идеологической и культурной экспансии, которую некоторые специалисты называют "ментальной войной" против нашей страны; убедителен ли, например, опыт съемок первого художественного фильма в космосе. Но собеседник считает, что это уже тоже вчерашний день, а в перспективе "самым сильным культурным ходом" для России может стать выдвижение на роль одного из последних (наряду с Латинской Америкой) "очагов белой расы… белой цивилизации" на планете.

Шила в мешке не утаишь

Напоследок, как обещал, хочу сказать о таком милом журналистскому сердцу Супермена идеале, как правда. Идеал, вне всякого сомнения, наиважнейший. Только что на примере бывшего госсекретаря США Колина Пауэлла мы все убедились, что этому человеку — в целом весьма достойному и уважаемому — и после кончины продолжают пенять на тот единственный эпизод, когда он публично огласил недостоверную информацию в качестве предлога для американского вторжения в Ирак. Мне с Пауэллом, кстати, доводилось общаться лично: однажды он шутливо посетовал, что мы в ТАСС "украли его гром" (You stole my thunder), т.е. сенсационное объявление о выходе США из договора по ПРО, разузнав об этой новости заранее.

Но при всем том правда у каждого своя. В прошлом мне не раз приходилось спорить об этом с вашингтонскими пропагандистами, включая бывшего шефа публичной дипломатии США Ричарда Стенгела.  

А вот свежий наглядный пример. В начале октября на спортивном телеканале NBC Sports чествовали победителя очередной гонки NASCAR — суперменистого на вид парня по имени Брэндон Браун. Журналистка брала у него интервью прямо на стадионе, на фоне заполненных народом и бурно выражающих эмоции трибун.

Вот только лозунг, который скандировали болельщики, был не спортивным. Отчетливо слышно было, как люди хором выкрикивали: "F… Joe Biden!" (Джо Байдена — к такой-то матери). Сглаживая неловкость, корреспондент сделала вид — и сказала в эфире, — будто с трибун неслось нечто совсем иное: "Let's go, Brandon!" ("Поехали, Брэндон!", или "Брэндон, вперед!").

Теперь за океаном фраза "Let's go, Brandon!" воспринимается как полный аналог матерного указания президенту Байдену, куда тому идти. Превратившись в интернет-мем, она в очередной раз подтвердила давнюю аксиому, что не так губительна ошибка или иная оплошность, как попытка замести следы. То есть скрыть правду. 

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Использование материала допускается при условии соблюдения

правил

цитирования сайта tass.ru

Теги:
США