Все новости

Политическая алгебра по-украински: страсти вокруг "формулы Штайнмайера"

Андрей Низамутдинов — о том, что украинским властям еще придется доказать, что они стремятся осуществить минские соглашения

Не успели политики и эксперты порадоваться, что Киев наконец-то согласился с "формулой Штайнмайера" и тем самым сделал реальный шаг по пути урегулирования в Донбассе, как украинские власти в свойственной им манере тут же пошли на попятную: дескать, ничего не подписывали, ни с чем не соглашались, а если и согласились, то с оговорками. И сделали это единственно для того, чтобы добиться проведения саммита "нормандской четверки" (Россия, Франция, ФРГ, Украина).

Эти шараханья из стороны в сторону заставляют вновь предположить, что целью президента Украины Владимира Зеленского является вовсе не урегулирование гражданского конфликта на востоке страны, а исключительно повышение самооценки и укрепление авторитета в глазах отечественных и зарубежных сторонников — именно поэтому он с такой настойчивостью добивается проведения встречи лидеров в "нормандском формате", не собираясь при этом ничего менять по существу.

В этом смысле Зеленский ничем не отличается от своего предшественника Петра Порошенко, который то и дело заявлял о приверженности минским соглашениям по урегулированию в Донбассе и одновременно всячески извращал суть этих соглашений и с упорством, достойным лучшего применения, тормозил их реализацию.

Формула преткновения

Именно стойкое нежелание Порошенко, опиравшегося на откровенно националистические силы, предоставлять Донбассу особый статус, предусмотренный минскими соглашениями, и привело к появлению формулы, названной по фамилии нынешнего федерального президента ФРГ Франка-Вальтера Штайнмайера. В 2015 году, будучи министром иностранных дел Германии, он сформулировал последовательность шагов, призванных сдвинуть процесс урегулирования с мертвой точки.

По замыслу Штайнмайера, территория Донецкой и Луганской народных республик должна на временной основе получить особый для проведения выборов в местные органы власти. Причем выборы эти должны проводиться под контролем со стороны ОБСЕ и по украинскому законодательству. Если выборы будут признаны ОБСЕ как честные и свободные, по их итогам предстоит сформировать легитимную местную власть, а непризнанные республики на постоянной основе получат особый статус в составе Украины.

Предложенный главой МИД ФРГ механизм был в устной форме одобрен на встрече лидеров "нормандской четверки" в Париже в октябре 2015 года и вошел в политический обиход под названием "формула Штайнмайера". Однако затем Киев стал выдвигать все новые и новые дополнительные требования: полное прекращение огня, разведение сил по всей линии соприкосновения, предварительное восстановление контроля Украины на всем протяжении границы с Россией, ввод миротворческих сил... Поскольку некоторые из этих требований были заведомо невыполнимы и к тому же противоречили минским соглашениям, процесс урегулирования был практически полностью остановлен.

Сначала формула, потом саммит

Надежда на возобновление процесса появилась после того, как вместо Порошенко на пост главы государства был избран Зеленский, а его партия "Слуга народа" одержала убедительную победу на внеочередных парламентских выборах. Тем более что прекращение кровопролитного конфликта в Донбассе было одним из главных лозунгов предвыборной кампании нового президента.

Зеленский и впрямь стал весьма настойчиво добиваться проведения саммита "нормандской четверки", на что в Москве ответили: нет смысла встречаться ради самой встречи, нужны конкретные шаги по урегулированию в Донбассе. И в качестве одного из таких шагов назвали согласование "формулы Штайнмайера" всеми сторонами. С таким подходом согласились в Париже и Берлине, после чего и Киеву пришлось дать согласие.

Впрочем, и тут все сперва пошло наперекосяк: предполагалось, что "формула Штайнмайера" будет согласована на заседании Контактной группы в Минске 18 сентября, однако в последний момент глава украинской делегации Леонид Кучма отказался ставить свою подпись под документом. И это при том, что в тот же самый день министр иностранных дел Украины Вадим Пристайко с трибуны Верховной рады заявлял, что все согласовано и необходимые полномочия для подписания у Кучмы имеются.

В итоге пресловутая формула все-таки была согласована на встрече Контактной группы 1 октября. Подписанный Кучмой документ представляет собой письмо в адрес представителя ОБСЕ в Контактной группе Мартина Сайдика. В письме содержится окончательная редакция "формулы Штайнмайера", согласованная всеми сторонами минского процесса, и фраза: "Украинская сторона принимает текст этой формулы". Аналогичные письма были подписаны всеми сторонами, участвующими в процессе урегулирования.

Фактор Трампа

Что же произошло за две недели между отказом Киева подписать "формулу Штайнмайера" и его согласием с этим документом?

Прежде всего, за это время Москва четко и недвусмысленно подтвердила свою позицию, а Париж и Берлин ее поддержали: без предварительного подписания "формулы Штайнмайера" не будет никакого саммита в "нормандском формате".

Кроме того, Зеленский посетил Нью-Йорк, где дебютировал в качестве главы государства на сессии Генеральной Ассамблеи ООН и добился первой встречи с президентом США Дональдом Трампом. Судя по реакции зала и откликам СМИ, выступление украинского президента не произвело того эффекта, на который рассчитывали в Киеве. Возможно, потому что по форме и содержанию слишком уж походило на "старые песни о главном" в исполнении Порошенко, тогда как от Зеленского ждали чего-то нового.

А уж долгожданная встреча с хозяином Белого дома и вовсе обернулась для Зеленского едва ли не катастрофой. Вместо желанной поддержки Трамп предложил украинскому президенту договариваться с российским лидером. "Я по-настоящему надеюсь, что вы и президент Путин встретитесь и сможете решить вашу проблему", — сказал американский президент украинскому коллеге.

Но еще более неприятным сюрпризом для Зеленского стала публикация полной стенограммы его июльского телефонного разговора с Трампом, в ходе которого американский лидер просил украинского коллегу возобновить расследование по делу газовой компании, в которой работал Хантер Байден — сын бывшего вице-президента США Джо Байдена, считающегося наиболее вероятным соперником Трампа на президентских выборах 2020 года. И дело тут даже не столько в содержании разговора (хотя Зеленский во время него и впрямь довольно бледно выглядел), сколько в самом факте публикации стенограммы, который показал: на поддержку со стороны Трампа рассчитывать не приходится, поскольку у того свои проблемы и Зеленский для него лишь инструмент в острой внутриполитической борьбе с соперниками-демократами.

Последовавшая за этим отставка спецпредставителя Госдепартамента США Курта Волкера стала для Киева последним сигналом: хочешь — не хочешь, а придется договариваться с Россией и оправдываться перед Францией и Германией, лидеров которых Зеленский все в том же разговоре с Трампом ранее упрекнул в недостаточной поддержке и внимании к украинским проблемам.

Разброд и шатания

Реакция политических сил на Украине на известие о согласовании Киевом "формулы Штайнмайера" стала вполне предсказуемой. Националисты провели в столице и ряде городов не слишком массовые акции протеста, на которых требовали "не сдавать национальные интересы" и не допустить реализации пресловутой формулы.

В парламенте лишь представители партии "Оппозиционная платформа — За жизнь" поддержали "первый серьезный шаг по пути мира", остальные фракции обвинили действующую власть в "полной капитуляции" и "развале международной коалиции в поддержку Украины".

Конечно, в условиях, когда пропрезидентская партия располагает в Раде конституционным большинством, Зеленский мог бы не обращать внимания на критику со стороны оппозиционеров, но проблема в том, что он, похоже, и сам до конца не определился, каким же путем пойдет дальше. Во всяком случае, уже сделанные им заявления по поводу принятия нового закона об особом статусе Донбасса и восстановлении украинского контроля на границе с РФ до проведения выборов в ДНР и ЛНР противоречат "формуле Штайнмайера" и минским соглашениям.

Да и в правящей партии "Слуга народа", судя по всему, нет единого мнения по поводу того, что же за документ был согласован Контактной группой и какие последствия из этого вытекают. Например, глава внешнеполитического комитета Верховной рады Богдан Яременко заявил, что в Минске "никто ничего не подписывал", и напомнил о праве Киева "по-своему трактовать минские договоренности". Он также подчеркнул, что Киев "должен получить контроль над территориями, на которых будут происходить выборы в органы местной власти".

А глава парламентской фракции "Слуги народа" Давид Арахамия и вовсе назвал согласование "формулы Штайнмайера" "техническим шагом", нужным лишь для того, чтобы провести саммит "нормандской четверки". Еще дальше пошла представитель правительства в парламенте Ирина Верещук, по словам которой, "формулы не было подписано никакой, ее, по сути, и нет, это устная договоренность".

Что дальше?

Партнеры Украины по "нормандскому формату" приветствовали решение Киева согласиться с "формулой Штайнмайера", хотя, разумеется, не оставили без внимания и разнобой в высказываниях украинских политиков. Глава МИД РФ Сергей Лавров выразил надежду на то, что Зеленский, который "определяет внешнюю политику и является главнокомандующим Украины", не допустит ревизии минских соглашений.

По словам пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова, после согласования "формулы Штайнмайера" "все заинтересованные стороны и представители будут работать над перспективами проведения саммита" в "нормандском формате". "Мы надеемся, что уже в ближайшее время какая-то ясность здесь наступит", — сказал он.

Со схожими заявлениями выступили представители дипломатических ведомств Франции и ФРГ, которые не смогли назвать точную дату проведения саммита, отметив лишь, что он сможет состояться "в скором будущем".

При этом представитель МИД ФРГ Райнер Бройль счел необходимым в очередной раз подчеркнуть: "Для нас важно, чтобы саммит состоялся лишь в том случае, если он позволит нам добиться прогресса".

Иными словами, лидеры России, Франции и Германии настроены на серьезную работу по урегулированию конфликта в Донбассе; собираться лишь ради того, чтобы новый украинский президент смог покрасоваться на их фоне, они не намерены. И Зеленскому в подходах к "формуле Штайнмайера" и минским соглашениям придется это учитывать. Расстановка сил поменялась, и следовать курсом, которого придерживалась прежняя украинская власть, больше не получится.-

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru