Все новости

Казалось бы, да, но нет: Киев ведет к заморозке конфликта в Донбассе

Андрей Низамутдинов — о том, что, хотя парижская встреча в "нормандском формате" и не стала каким-то прорывом, ее трудно назвать бесполезной

Парижский саммит "нормандской четверки" ожидаемо завершился без прорывов и сюрпризов: лидеры России, Германии, Франции и Украины в очередной раз заявили о безальтернативности минских соглашений по урегулированию конфликта в Донбассе и даже согласовали некоторые практические шаги, но не смогли придать мирному процессу действительно мощный импульс. "Никакого чудесного решения мы не нашли, но будем продолжать работать", — подвел итог встречи президент Франции Эмманюэль Макрон.

Президент Украины Владимир Зеленский, канцлер Германии Ангела Меркель, президент Франции Эмманюэль Макрон и президент России Владимир Путин Алексей Никольский/пресс-служба президента РФ/ТАСС
Описание
Президент Украины Владимир Зеленский, канцлер Германии Ангела Меркель, президент Франции Эмманюэль Макрон и президент России Владимир Путин
© Алексей Никольский/пресс-служба президента РФ/ТАСС

Тем не менее президент России Владимир Путин назвал встречу "очень полезной" и констатировал: "потепление" состоялось, процесс урегулирования кризиса на востоке Украины "развивается в правильном направлении".

Об усилиях по "разморозке конфликта" заявил на итоговой пресс-конференции и президент Украины Владимир Зеленский. Хочется думать, что он просто не вполне удачно употребил термин и имел в виду как раз потепление, урегулирование конфликта, а не перевод его в горячую фазу.

Впрочем, гораздо важнее публично высказанное Зеленским категорическое несогласие с основополагающими пунктами минских соглашений. Оно ясно показывает: Киев настроен не на урегулирование, а наоборот, на замораживание конфликта в Донбассе.

Сдвинуть процесс

Практические шаги, о которых договорились участники саммита, обсуждались и прогнозировались заранее, в процессе подготовки ко встрече в Елисейском дворце, поэтому не стали неожиданностью. Речь идет о договоренности провести до конца текущего года обмен удерживаемыми лицами между Украиной и непризнанными республиками Донбасса по формуле "всех установленных на всех установленных", добиться в те же сроки полного прекращения огня и до марта 2020 года осуществить разведение сил еще в трех пунктах на линии соприкосновения в Донбассе.

Кстати, по информации источников "Коммерсанта", российская сторона настаивала на том, чтобы разведение сил состоялось по всей линии соприкосновения, однако сторона украинская заявила, что не сможет обеспечить выполнение этого требования. Если вспомнить, с каким скрипом Киев осуществлял предыдущий отвод вооруженных подразделений в Станице Луганской и Петровском, то становится понятно: нынешняя украинская власть достаточно трезво оценивает свои возможности держать под контролем так называемые добровольческие батальоны, действующие в Донбассе.

При всей важности согласованных мер (пока, впрочем, неизвестно, как они будут реализованы на практике) не менее, а то и более важным стал сам факт проведения саммита. В последний раз "нормандская четверка" собиралась на высшем уровне больше трех лет назад, после чего встречи прекратились из-за очевидного нежелания прежнего украинского президента Петра Порошенко исполнять минские соглашения. Таким образом, проведение саммита в Париже ознаменовало собой попытку сдвинуть мирный процесс с мертвой точки.

Остались при своих

У российского лидера действительно имелись основания назвать эту попытку "очень полезной": помимо согласования практических шагов, Москва добилась, чтобы в итоговом коммюнике встречи была подтверждена безальтернативность минских соглашений. А то обстоятельство, что на пресс-конференции после саммита президент Украины в очередной раз заявил о неприемлемости основополагающих положений этих соглашений (прямые переговоры с республиками Донбасса, условия и сроки проведения местных выборов и передачи контроля над границей, внесение изменений в конституцию в связи с особым статусом Донбасса), тоже играет в пользу России: теперь Москва в ответ на упреки критиков может говорить, что это не она тормозит процесс урегулирования, а Киев увиливает от исполнения четко прописанных обязательств.

Для канцлера Германии Ангелы Меркель сам факт встречи был, пожалуй, важнее достигнутых результатов. Почему? Да потому, что ранее существенный прогресс в урегулировании конфликта в Донбассе Берлин напрямую связывал с возможностью отмены санкций, которые Евросоюз ввел против России. Но у отмены санкций в ЕС много противников, а Германии вовсе не хочется идти на конфликт с партнерами, когда она в условиях предстоящего ухода Меркель с политической сцены борется за сохранение позиций лидирующей европейской державы. Не случайно за несколько часов до встречи в Париже министр иностранных дел ФРГ Хайко Маас заявил, что "в настоящий момент нет причин менять санкционный режим ЕС".

Что касается президента Франции, который тоже активно борется за роль европейского лидера и в этой связи продвигает идею возобновления диалога с Россией, то и он может быть удовлетворен: он организовал встречу, он поддержал минские соглашения, а несговорчивость Киева — не его вина. Макрон ясно демонстрирует: Париж готов к диалогу с Москвой как на многостороннем, так и на двустороннем уровне.

"Зрада" или "перемога"

Для президента Украины встреча тоже была важна: она позволила ему впервые "засветиться" в обществе общепризнанных авторитетов международной политики и добиться некоторых подвижек в процессе урегулирования, которые можно преподнести украинской общественности в качестве "перемоги" (победы). Впрочем, о настоящей победе Зеленский едва ли думал, главным для него было избежать обвинений в "зраде" (предательстве) и не перейти "красные линии", которые начертила для него националистическая оппозиция.

В качестве "группы поддержки" украинский президент привез в Париж дюжину министров и руководителей силовых ведомств, среди которых был особенно заметен глава МВД Арсен Аваков, "унаследованный" Зеленским от предшественника. Пока глава государства совещался с другими лидерами, Аваков неустанно сигнализировал: "Все хорошо, президент Зеленский — молодец, очень жестко и правильно держит позицию. Зрады нет".

Эти сигналы министр внутренних дел адресовал прежде всего тем представителям националистических сил, которые митинговали в Киеве и грозили Зеленскому новым "майданом" в случае, если тот "капитулирует перед Путиным". Под капитуляцией демонстранты подразумевали исполнение минских соглашений и достижение каких-либо договоренностей с Россией.

Очевидно, страх перед несколькими тысячами шумных противников урегулирования, пугавших перспективой "майдана", оказался сильнее готовности выполнить волю миллионов избирателей, которым Зеленский обещал установить мир на востоке страны. Поэтому Зеленский и высказался на пресс-конференции против основных пунктов политического раздела минских соглашений, хотя в общем коммюнике их формально поддержал, как и остальные участники встречи.

В результате участники митинга в Киеве сочли, что президент не пересек "красные линии", и разошлись по домам. Таким образом, угрозу "майдана" Зеленский, вероятно, сумел отодвинуть, зато поддержку части молчаливых сограждан рискует потерять.

Курс на заморозку

Перед парижским саммитом "нормандской четверки" в западных и украинских СМИ заметно активизировались сторонники идеи о том, что конфликт в Донбассе лучше не урегулировать, а заморозить. Например, авторитетное американское издание Foreign Policy опубликовало комментарий под красноречивым заголовком "Пришло время Украине отпустить Донбасс". Его автор, профессор политологии университета в Ньюарке, предлагает украинцам "задуматься над тем, что российская оккупация этих территорий на самом деле стала большой удачей для их страны".

По логике политолога, возвращение "глубоко пророссийского региона" в состав Украины серьезно осложнит, а то и вовсе сделает невозможным проведение в стране прозападных реформ и вдобавок даст Москве дополнительный рычаг для того, чтобы воздействовать на украинские власти изнутри. К тому же "реинтеграция Донбасса потребует огромных средств", поэтому вопрос о ней "необходимо на некоторое время отложить в сторону" — к примеру, "на пару десятилетий". Надо лишь постараться перевести конфликт в замороженную стадию и максимально затягивать переговоры.

К сценарию "ни войны, ни мира" склоняются и другие эксперты, оперирующие похожими доводами. Идея заморозки конфликта выглядит, конечно, более мягкой по сравнению с позицией украинских националистов, которые тоже осознают сложность и затратность реинтеграции, поэтому предлагают радикальный вариант: регион вернуть силой, а всех его жителей депортировать или подвергнуть чисткам.

В окружении Зеленского пытаются, похоже, найти какое-то промежуточное решение. Во всяком случае, сам глава украинского государства незадолго до парижского саммита говорил о том, что в случае воссоединения Донбасса с Украиной те жители региона, которые пожелают, могли бы перебраться в Россию. А помощник президента Андрей Ермак допустил возможность строительства стены на границе с Донбассом. В этом случае, по его словам, украинцам придется "жить по сценарию замороженного конфликта".

Очевидно, не последнее место в расчетах представителей украинской власти занимают мысли о том, что в условиях замороженного конфликта Киев, подавая себя как "жертву российской агрессии", сохранит возможность получения более или менее масштабной иностранной помощи. А вот если конфликт будет урегулирован, то поток этой помощи быстро сойдет на нет.

Шанс остается

И все-таки возможность добиться урегулирования конфликта в Донбассе у Киева остается, более того, в предстоящие месяцы она будет достаточно велика. Для ее реализации Зеленскому нужно лишь опереться на мнение большинства населения, 73% которого, согласно опросам, поддерживает мирный процесс на востоке страны, и перестать оглядываться на громогласных, но не слишком многочисленных националистов из стана радикальной оппозиции.

Дело тут в том, что страхи по поводу возможности нового "майдана" выглядят в данный момент несколько преувеличенными. Как показывает опыт двух предыдущих "майданов" — "оранжевой революции" и того, что украинские власти называют "революцией достоинства",— подобные выступления оказываются успешными лишь в том случае, если получают ощутимую поддержку из-за рубежа.

Но Соединенным Штатам, главному спонсору "цветных революций", в ближайшие месяцы Украина будет интересна лишь с точки зрения острой внутриполитической борьбы между демократами и республиканцами, досрочно начавшими схватку за место в Белом доме. А в Европе, обжегшейся на событиях 2014 года, не поддержат протест, во главе которого будет стоять слишком скомпрометировавший себя Порошенко или другие радикальные националисты.

В этих условиях у Зеленского появляется реальный шанс добиться продвижения в реализации мирного процесса на востоке страны. Однако пока он, похоже, не очень-то стремится этот шанс использовать.

В Париже участники "нормандской четверки" договорились вновь встретиться через четыре месяца, на сей раз в Берлине. К тому времени станет понятно, какой из двух вариантов — урегулирования или заморозки конфликта — предпочел президент Украины.

 

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru