Все новости

"Российская карта" на выборах в США

Андрей Шитов — о том, чего нам ждать от участников предвыборной гонки среди демократов

На любых конкурентных выборах у каждой из сторон своя правда. На первичных выборах кандидатов в президенты США в штатах Айова и Нью-Гэмпшир избиратели-демократы, по сути, отвергли то представление о правде, которое отстаивает бывший вице-президент страны Джозеф Байден.

Это важно для нынешнего хозяина Белого дома республиканца Дональда Трампа, поскольку косвенно подтверждает правоту его собственных утверждений о том, что прежняя администрация Барака Обамы устроила против него безосновательную и политизированную охоту на ведьм. Но важно это и для России, поскольку ключевым элементом травли Трампа в США была и остается антироссийская истерия, раздутая при администрации Обамы — Байдена и не прекращающаяся до сих пор.

Опять "удар под дых" 

В Нью-Гэмпшире Байден потерпел откровенный провал. Он занял пятое место, пропустив вперед сенаторов Берни Сандерса, Эми Клобучар и Элизабет Уоррен, а также экс-мэра небольшого городка Саут-Бенд (штат Индиана) Питера Буттиджича, известного ныне всей Америке просто как мэр Пит. 

В итоге на летнем номинационном съезде Демпартии в Милуоки (штат Висконсин) по девять делегатов из Нью-Гэмпшира должны будут поддерживать Сандерса и Буттиджича, а еще шестеро — Клобучар. Остальным участникам гонки, включая Байдена, вообще не досталось делегатских мандатов, за которые, собственно, и идет борьба на праймериз. Всего для выдвижения кандидатом в президенты необходимо получить поддержку не менее 1990 делегатов съезда.

Изначально Байден считался фаворитом отборочного этапа гонки среди демократов и упирал на свою electability, то есть приемлемость для электората и способность побеждать на выборах. Но и неделей ранее в штате Айова он остался по итогам тамошних кокусов (собраний партийного актива) лишь четвертым.

Второе подряд сокрушительное поражение (сам он это называл gut punch, то есть "удар под дых") как минимум сулит ему серьезные проблемы со сбором средств, которых у него и без того негусто. По опросам, уже снижается его поддержка среди американских избирателей в целом и, что для него особенно тревожно, среди национальных меньшинств.

Болеть за аутсайдеров

На этом фоне чуть ли не последним шансом все же вскочить в уходящий поезд для Байдена выглядят кокусы, которые состоятся 22 февраля в штате Невада, более разнородном по составу населения, чем почти чисто белые Айова и Нью-Гэмпшир. Еще через неделю предстоят праймериз в Южной Каролине, где афроамериканцы в демократическом электорате вообще в большинстве. Там ему кровь из носу надо выигрывать. Помимо упомянутых выше соперников в затылок ему уже дышит и экс-мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг (однопартийцы стали в последнее время называть его мэр Майкл), собирающийся включиться в борьбу с "супервторника" 3 марта.   

Кстати, опытные американские наблюдатели считают, что сейчас в гонке демократов самое важное — не чьи-то персональные тактические успехи и неудачи, а то, что претенденты продолжают бежать общей кучей и толкаться локтями. Это дает дополнительные шансы успешно стартовавшему социал-демократу и "революционеру" из штата Вермонт Сандерсу, чья кандидатура ужасает традиционный истеблишмент и функционеров Демпартии.

Даже если, как многие из этих функционеров надеются, у поддержки вермонтца среди партийного электората имеется предел, то этот "потолок" все же достаточно высок для продвижения вперед, когда голоса делятся между несколькими соперниками. Как справедливо напоминал на днях журнал Rolling Stone, точно так же четыре года назад Трамп побеждал на отборочном этапе у республиканцев. "Может быть, у него "потолок" 34%, — указывало издание. — Но в гонке из пяти человек этого достаточно для победы". Так что и теперь всем, кто болеет за Сандерса, надо желать, чтобы Байден, Уоррен и другие аутсайдеры как можно дольше не сходили с круга. Выгодно это, разумеется, и для действующего президента США.

Стрелки — на Москву?

Когда в Айове у демократов сломался механизм подведения итогов голосования, Трамп сразу съязвил, что стрелки надо переводить на Москву. "Думаю, им надо опять винить Россию, Россию, Россию!" — написал он в Twitter о своих политических оппонентах. И добавил: "Если они голоса не могут толком сосчитать, то как им управлять системой медобслуживания в США?"

Тогда я хмыкнул и подумал, что, к счастью, маразм имеет свои пределы. Но я заблуждался. Задним числом прочитал в репортаже британского журнала Spectator с места событий, что после того, как на айовских кокусах из строя вышли одна за другой и основная, и резервная системы подсчета голосов (основная была новой, заранее толком не опробованной), среди демократов "поползли панические слухи о том, будто Россия вновь подвергла выборы хакерской атаке". Заодно родилась и еще одна схожая версия, дескать, "проблему вызвали меры безопасности, призванные поставить заслон российскому вмешательству".

В итоге, правда, как напомнило издание, официальные лица возложили вину за технический сбой на "проблему с кодированием" информации.

О России — предвзятым общим хором

Первая инстинктивная реакция, конечно, симптоматична. Вирусом гипертрофированной подозрительности по отношению к России сейчас заражена практически вся верхушка Демпартии США, включая претендентов на президентское кресло.

Подтверждением тому может служить опросник, составленный газетой New York Times. Конкретно по России было задано два вопроса.

Первый гласил: "Если Россия и впредь будет идти своим нынешним курсом на Украине и в других бывших советских государствах, то следует ли Соединенным Штатам считать ее противником или даже врагом?" Десять претендентов, включая Байдена, Блумберга, Буттиджича, Клобучар, Сандерса и Уоррен, в один голос односложно ответили: "Да".

Следом их спросили: "Должна ли Россия вернуть Украине Крым, прежде чем ее пустят обратно в "Большую семерку"?" Буттиджич предпочел на этот вопрос не отвечать, остальные все так же общим хором высказались утвердительно.

Россия, правда, ни в какую "семерку" и не просится. Да и вообще, если формулировки вопросов вам кажутся не нейтральными, а "наводящими" или, как говорят американцы, "заряженными" (loaded questions), я с вами совершенно согласен. К моему большому удивлению и сожалению, казавшиеся прежде незыблемыми каноны профессиональной журналистики в США со времени избрания Трампа все больше пускаются побоку даже самыми солидными изданиями. Та же New York Times откровенно враждебно относится к нынешнему хозяину Белого дома, а с ним заодно шельмует и Россию. Причем не просто участвует в этой пропагандистской кампании, но зачастую и задает ей тон.

Ноты здравомыслия

Возможно, из-за предвзятости опроса в нем не участвовала одна из самых ярких персон в нынешнем предвыборном "забеге" демократов — член Конгресса от штата Гавайи Тулси Габбард, которая прошлой осенью подала в суд за клевету на Хиллари Клинтон. Та позволила себе публично намекнуть, будто симпатичная молодая гавайка — "фаворитка русских", которую чуть ли не готовят на роль "кандидата от третьей партии" на выборах 2020 года.

На чем был основан этот вопиющий домысел, Клинтон не поясняла. Сказано это было в контексте ее привычных рассуждений о том, что сама она, дескать, была совершенно не виновата в проигрыше Трампу в 2016 году.

Что касается Габбард, ее внешнеполитические позиции кратко изложены на сайте ее предвыборной кампании. В частности, там сказано, что в случае прихода к власти она бы в первый же день "призвала к саммиту между США, Китаем и Россией, чтобы положить конец новой холодной войне, остановить гонку вооружений, снизить напряженность и расширить сотрудничество с прицелом на перспективу". Законодательница, между прочим, — ветеран вооруженных сил США, служившая на офицерских должностях в Ираке и Кувейте.

Справедливости ради надо признать, что в ответах демократов на вопросы New York Times о России звучали и некоторые оговорки. Так, Уоррен указала, что считает необходимой "жесткую и прагматичную дипломатию (hard-nosed diplomacy) — даже, а в некоторых случаях особенно, со странами, считающими себя недружественными" США. Еще один участник гонки, богатый бизнесмен Том Стайер подчеркнул, что "с учетом важной роли России в геополитике необходимо завязывать и поддерживать диалог с Россией для достижения внешнеполитических целей Америки".

Кстати, я был поражен, когда на днях газета Washington Post напечатала редакционную статью под заголовком "Путин хочет продлить режим контроля над вооружениями. А Трамп чего ждет?" Речь шла о договоре СНВ-3, срок действия которого истекает в феврале 2021 года и который Россия готова продлить незамедлительно. Американское столичное издание указало, что такой шаг "отвечал бы интересам обеих сторон". То есть хотя бы в этом вопросе газета, также занимающая в последние годы откровенно русофобскую и антитрамповскую позицию, демонстрирует остатки здравомыслия.

Не раскатывать губы

Это, кстати, напоминает, что и по предвыборным декларациям политиков, включая односложные ответы на наводящие вопросы, едва ли можно судить об их истинных намерениях. Та же Washington Post только что осуждающе раструбила, например, что Блумберг, ныне официально придерживающийся общепартийных антироссийских позиций, в недавнем прошлом описывал подход Москвы к конфликту на Украине и отношениям с Западом "как не только заслуживающий понимания, но и эквивалентный действиям, предпринимавшимся Соединенными Штатами в своей более чем 200-летней истории".

Имелось в виду выступление нынешнего претендента на президентское кресло в Аспенском институте в 2015 году. Блумберг тогда, в частности, напоминал об аннексии Соединенными Штатами в позапрошлом веке Техаса и Калифорнии, о сохранении американской военно-морской базы в Гуантанамо на Кубе, о продвижении НАТО к границам России.

Хотя, конечно же, и это в свою очередь не может служить основанием для каких-то оптимистичных ожиданий или прогнозов с нашей стороны. Правильнее, очевидно, губы в любом случае не раскатывать.

Американского политолога Джеймса Кардена, работавшего при Обаме на российском направлении в госдепартаменте США, на днях спросили, чего он ожидал бы от администрации Сандерса или Байдена. По сути, он ответил: ничего хорошего.

Сандерс, по его мнению, "был бы лучше по контролю над вооружениями, но плох по всему остальному". Карден пояснил, что среди сторонников вермонтца, в числе которых у него есть свои контакты, "в большой моде представление о том, что мы, дескать, не поддерживаем войны для смены режимов, но будем проводить жесткий курс против глобальных авторитарных лидеров". И снимки Сандерса в компании со скандально известными феминистками из Pussy Riot, на его взгляд, сами за себя говорят. 

Победа Байдена стала бы для американо-российских отношений "кошмаром", сказал далее аналитик, пояснив, что тот, в частности, принялся бы "нагнетать напряженность между Киевом и Москвой и проталкивать расширение НАТО, хотя на данный момент эта идея мертва — во всяком случае, среди европейцев".

Ни о каком сотрудничестве США с Россией при таком сценарии не было бы и речи, добавил Карден. Он, впрочем, считает, что это было бы верно "для любого демократа, кроме Сандерса и, если вдруг случится чудо, Габбард".

Насчет гавайки я бы со своей стороны уточнил, что подобных чудес все же не бывает. Даже если, как американские политтехнологи считают все более вероятным, дело у демократов дойдет до так называемого брокерского съезда, то есть сценария, при котором кандидат в президенты будет определяться непосредственно в Милуоки.

Любопытства ради

Остается добавить, что в упомянутых опросах New York Times (их на самом деле было два: весенне-летний и недавний — зимний) имелось, конечно, и много любопытного. Например, на просьбу пояснить, считает ли претендент возможным использование войск или тайных операций США для "смены режима" где-либо за рубежом, Байден, Блумберг, Сандерс и Уоррен без пояснений ответили отрицательно. Буттиджич отмолчался, а Клобучар отметила, что "президенту нельзя исключать никаких вариантов" для "защиты американского народа", но при этом напомнила, что "исторически попытки силовой смены режима не позволяли продвигать интересы национальной безопасности США и часто оказывались контрпродуктивными".

В зимнем опросе Байден и Сандерс уже не участвовали: скорее всего, потому что не видят необходимости дополнительно представляться избирателям. Остальных претендентов, в частности, спрашивали, кем из иностранных лидеров они восхищаются. Блумберг назвал президента Франции Эмманюэля Макрона, Буттиджич — премьер-министра Новой Зеландии Джасинду Ардерн, а Клобучар, Уоррен и Стайер — канцлера ФРГ Ангелу Меркель.

Газета интересовалась также, какую информацию о себе самих американцы хотели бы прежде всего донести до зарубежных партнеров. Экс-мэр Нью-Йорка заявил о себе в третьем лице, что "Блумберг честен, Блумберг умен, Блумберг неравнодушен и имеет свои представления о мире". "Что я держу слово", — ответил Буттиджич. "Что я такая, какой кажусь", — сказала Уоррен.

Задавались и личные вопросы, например о тайных симпатиях к знаменитостям. 38-летний замужний гей Буттиджич сказал, что "для New York Times" он подобных секретов раскрывать не станет. Зато в ответе на другой вопрос сознался, что имеет дурную привычку — грызет ногти. А мультимиллиардер Блумберг покаялся в неодолимом пристрастии к крекерам с сыром марки Cheez It. Последней прочитанной книгой мэр Майкл назвал "Катастрофу 1914 года" британца Макса Гастингса, а мэр Пит — "одну из книг Сенеки".

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru