Все новости

Каким будет мир после коронавируса?

Андрей Шитов — о том, что думают об этом Генри Киссинджер и другие признанные авторитеты
Больничное судно USNS Comfort на реке Гудзон, Нью-Йорк, США  Spencer Platt/Getty Images
Описание
Больничное судно USNS Comfort на реке Гудзон, Нью-Йорк, США
© Spencer Platt/Getty Images

Генри Киссинджер считает, что нынешняя пандемия COVID-19 "навсегда изменит мировой порядок". "После коронавируса мир никогда не станет прежним", — пишет он в Wall Street Journal и предлагает уже сейчас параллельно с решением неотложных задач запустить процесс приспособления к новому мироустройству.

"Мы переживаем эпохальный период, — утверждает бывший госсекретарь США и помощник президентов Никсона и Форда. — Исторический вызов для лидеров — управиться с нынешним кризисом, одновременно выстраивая будущее. Иначе в мире может полыхнуть".

Оправдает ли власть доверие народа?

Американцы вообще-то склонны к преувеличению роли, значения и авторитета своей страны как вершителя судеб мира. Даже решающий этап своих домашних турниров по бейсболу они именуют не иначе как "мировой серией". Их нынешний президент Дональд Трамп, вообще, можно сказать, чемпион мира по гиперболизации; не чужда она и Киссинджеру, до сих пор вхожему в Белый дом.

Но все же патриарх американской геополитики, которому в мае должно исполниться 97 лет, знает цену своим словам и на ветер их не бросает. Да и в мире к нему всюду прислушиваются.

А он, например, утверждает, что нынешний экономический кризис, вызванный пандемией, "по скорости и глобальным масштабам" не имеет себе равных в истории. Соответственно, "залечивание ран мировой экономики" представляется ему не менее важной задачей на будущее, чем "укрепление глобальной устойчивости к инфекционным заболеваниям".

Понятно, что особенно заботит Киссинджера судьба "либерального мирового порядка", в котором США привыкли играть ведущую роль. "Мировым демократиям надо защищать и поддерживать свои ценности [эпохи] Просвещения, — пишет он. — Глобальный откат от уравновешивания власти легитимностью вызовет распад социального контракта — как домашнего, так и международного".

Но тут же следует и любопытная оговорка: "Однако этот тысячелетний вопрос о легитимности и власти невозможно решать одновременно с попыткой преодоления чумы COVID-19. Необходима сдержанность со всех сторон — и во внутриполитической жизни, и в международной дипломатии. Должны быть установлены приоритеты". 

Генри Киссинджер EPA-EFE/OMER MESSINGER
Описание
Генри Киссинджер
© EPA-EFE/OMER MESSINGER

Ключевой задачей для "социальной солидарности, отношений между обществами и международного мира и стабильности" Киссинджер считает "сохранение общественного доверия". Пока, на его взгляд, администрация США действует "солидно" и справляется с задачей "предотвращения немедленной катастрофы".

Но "главным испытанием станет то, удастся ли остановить и затем обратить вспять распространение вируса так, чтобы сохранить уверенность общественности в способности американцев управлять самими собой", — предупреждает именитый автор. То есть на карту, по его убеждению, поставлено доверие к власти — и в США, и во "многих странах", где "после пандемии сложится впечатление, что институты себя не оправдали". Кстати, судить ведь люди будут не только о своих властях, но и о чужих.

"Кому я должен — всем прощаю…"

Конкретно Киссинджер никакие страны в своем тексте не называет. И не напоминает, например, о том, что в Китае, по официальным данным, распространение болезни уже в основном остановлено, а в России ситуация тоже выглядит в целом лучше, чем в США и Западной Европе. Хотя сам же и учил в свое время оценивать общее состояние стратегической стабильности и безопасности в мире с точки зрения отношений в "треугольнике" Вашингтон — Москва — Пекин.

Впрочем, в подсказках сейчас никто особо и не нуждается. Всем и так известно, где какая обстановка. И кто кому реально помогает бороться с пандемией, а у кого солидарность выражается больше на словах.

В этом контексте рассуждения о "мировом лидерстве" в США в последнее время, как правило, не обходятся без нападок на Китай. Тон задают Трамп и его госсекретарь Майкл Помпео, публично доказывающие, что новый коронавирус не только можно, но и нужно называть "китайским" или "уханьским". Законодатели в Конгрессе упражняются в изобретательности и призывают то провести против Китая "международное расследование" по поводу истоков пандемии, то разрешить подачу против КНР исков в судах США, то даже "принудить" Пекин списать "большую часть американского долга". Последняя идея, выдвинутая конгрессменом Джимом Бэнксом, конечно, сильно напоминает известную у нас шутку: "Кому я должен — всем прощаю…"

Естественно, все это сопровождается и хором домыслов о том, будто Китай, воспользовавшись пандемией, вознамерился перестроить под себя весь "мировой порядок". "Нельзя вознаграждать китайские власти, позволяя им играть роль героя в кризисе, который они сами и сотворили", — написал один из комментаторов газеты Hill.

Другое дело, что в хоре голосов, требующих дать отпор Пекину, звучат все же и опасливо-уважительные ноты. Например, политологический портал Real Clear Politics разместил у себя комментарий англоязычной гонконгской газеты South China Morning Post, озаглавленный "Нравится вам это или нет, но кризис наводит глянец на китайскую модель управления". "Китай выигрывает пропагандистскую войну вокруг коронавируса, — утверждает газета Politico. — Пекин пускает в ход мягкую силу, пока Европа и США демонстрируют нехватку солидарности".

Кто разворотливее?

К тому же среди американцев немало охотников критиковать под "китайским соусом" собственную действующую власть. Главный редактор сетевого аналитического издания World Politics Review в комментарии "Почему пандемия коронавируса не приведет к новому мировому порядку" доказывает, что COVID-19 ничего принципиально не меняет, а лишь выявляет и усиливает тенденции, которые для специалистов были очевидны и ранее.

"Неготовность Америки возглавить глобально скоординированный ответ на этот кризис никого не должна удивлять при нынешней администрации, — пишет автор. — Президент Трамп никогда не скрывал своего презрения и пренебрежения по отношению к многосторонним подходам. Наоборот, он с большой гордостью провозглашает, что США больше не занимаются предоставлением таких "общих благ", как лидерство в кризисный период". 

"Более удивительно другое, — продолжает аналитик. — COVID-19 показывает, в какой мере неготовность лидировать злокачественно переродилась в неспособность это делать. Трамп декларативно предлагал помощь США Северной Корее, а позже Италии, Франции и Испании. Но это только для виду. А на самом деле его администрация настолько некомпетентна, что не в состоянии пока оказывать полную федеральную поддержку даже штатам собственной страны".

При этом все, конечно, понимают, насколько невыгодно это смотрится в сравнении с той же КНР. "Какими будут позиции США и Китая после кризиса с коронавирусом — с точки зрения не только потенциала, но и представлений внешнего мира об их способности мудро и решительно реагировать на кризис? У какой из систем имеются потенциально фатальные скрытые слабости?" — вопрошает главный внешнеполитический обозреватель газеты Washington Post Дэвид Игнейшес. И по сути, сам себе отвечает: "Китайская авторитарная система уже поворачивает за угол, в сторону оздоровления. Американской демократии необходимо показать, что свободное общество может ловко и быстро сделать такой же поворот".

"Сквозь призму репараций"

Для Трампа это крайне важно еще и потому, что от успеха зависят его перспективы на ноябрьских выборах. В субботу он вновь повторил, что "лекарство не должно быть хуже болезни" и что "страну надо открывать" для бизнеса. Для этого он уже подумывает о создании в Белом доме особой рабочей группы. К этому же публично призывают его и многие сторонники, хотя медики умоляют не торопиться.

Перезапускать экономику США, конечно, все равно придется, но это легче сказать, чем сделать. И без учета соображений политики и даже идеологии при этом тоже не обойтись.

Простой пример: молодая социалистка Александрия Окасио-Кортес, член Конгресса США от штата Нью-Йорк, где особенно много заболевших, уже требует "репараций" для бедняков и меньшинств. "Смертность от COVID непропорционально высока среди черных и смуглых, — написала она в Twitter, где у нее 6 млн подписчиков. — Почему? Из-за хронических последствий сегрегации (redlining), экологического расизма, пропасти между богатыми и бедными и т.д. Все это неминуемо сказывается на здоровье".

"Неравенство — фактор смертности, — подытожила американская законодательница. — Меры против COVID следует планировать сквозь призму репараций".

Схожие мнения, пусть и не столь радикальные, сейчас выражают в Америке многие левые — от юных активистов до седых нобелевских лауреатов. Еще когда о новом коронавирусе никто и не слышал, спор по поводу социализма был одним из лейтмотивов президентской предвыборной гонки в США. И я не верю, что это случайное совпадение, тем более что переоценка ценностей происходит не только за океаном.

Все уповают на государство

"Мы уже наблюдаем возврат к [идеологии] "большого правительства", разительно контрастирующий с общепринятой точкой зрения последних десятилетий, — пишет на сайте Project Syndicate бывший вице-канцлер и глава МИД Германии Йошка Фишер. — Все ждут от государства закачивания в экономику огромных денег и спасения (или национализации) компаний и отраслей, считающихся жизненно важными и оказавшихся под угрозой. После кризиса резко расширенную роль государства придется сворачивать, но как — вопрос спорный. В идеале власти передадут поступления от реприватизации в суверенный фонд благосостояния, чтобы у общества был свой интерес в посткризисном урегулировании".

Дети в масках на параде посвященном Новому году по лунному календарю, Нью-Йорк, США, 9 февраля, 2020 год Spencer Platt/Getty Images
Описание
Дети в масках на параде посвященном Новому году по лунному календарю, Нью-Йорк, США, 9 февраля, 2020 год
© Spencer Platt/Getty Images

Ссылаясь на прошлый опыт, Фишер также указывает, что "такие крупные потрясения, как нынешние, как правило, колеблют устои политических систем и международных отношений". "В частности, западные демократии могут столкнуться с тем, что их система управления будет ставиться под сомнение, — констатирует он. — Правозащитные принципы могут противопоставляться экономическим императивам. Пандемия провоцирует также конфликт между молодым и старым поколениями и между авторитаризмом и либеральной демократией".

По-моему, это перекликается с чуть более туманными предостережениями Киссинджера. А заодно напоминает, что вне зависимости от исхода выборов в США разбираться с долгосрочными последствиями кризиса придется не таким старикам, как Трамп и его вероятный соперник Джозеф Байден, а поколению Окасио-Кортес.

Принуждение к человечности

Игнейшес из Washington Post считает, что при анализе нынешней ситуации самое интересное — не губительные, а потенциально благие последствия пандемии. "Вероятно, следующее поколение в США и Китае будет лучше подготовлено к вспышкам заболеваний и другим бедствиям, — пишет он. — Улучшатся системы раннего оповещения, припасы, вакцины, снабженческие цепочки. Профессионалы-медики будут больше знать, их рекомендации будут пользоваться большим доверием".  

Я тоже считаю, что вирусу за многое можно сказать спасибо. И в отличие от вашингтонского коллеги не свожу это к американо-китайскому спору за лидерство и к сугубо материальным факторам.

Прежде всего, на мой взгляд, нынешний кризис учит, а можно сказать, и принуждает людей быть человечными. Напоминает, что перед болезнью и смертью все равны. Требует проявления лучших человеческих качеств: любви, мудрости, взаимопонимания, терпения, сострадания.

Показывает губительность эгоизма, ограничивает своеволие. Учит проявлять ответственность за себя и свои действия, считаться с интересами других, помогать ближним и дальним, даже просто ладить с собственными домашними в условиях карантина.

Обрушившаяся на мир напасть показывает ограниченность человеческого разума и человеческих возможностей. Обуздывает гордыню, учит смирению.

Требуя социального (на самом деле — антисоциального) дистанцирования, она тем самым напоминает о ценности прямого человеческого общения без помощи гаджетов. О незаменимости любви, дружбы, товарищества и партнерства. Но при этом учит и жизненно важному для каждого человека умению оставаться наедине с собой.  

Можно и без войн

В практическом плане пандемия позволяет в самых что ни на есть "боевых" условиях проверить готовность стран и народов к отражению эпидемиологических угроз. Дает в этом плане бесценный опыт на будущее.

Ключевая составная часть профилактики — вынужденная самоизоляция. Запирая семьи в четырех стенах, карантинный режим может способствовать решению демографических проблем. Будем ждать "поколения коронавируса".

Кризис способствует модернизации экономики и всего жизненного уклада, все более полному переходу на цифровые технологии. Наглядно показывает, что огромной массе людей вовсе не обязательно каждый день ездить на работу, зря тратя время и загружая транспорт.

Пустые улицы в Пекине, Китай Kevin Frayer/Getty Images
Описание
Пустые улицы в Пекине, Китай
© Kevin Frayer/Getty Images

Наконец, в геополитике пандемия показывает, что баланс сил в мире может меняться и без войн. В целом подтверждает, что военные решения не универсальны, снижает престижность и значимость фактора вооруженной силы.

Случившееся подрывает любые претензии на исключительность, однополярность, монополизм. Выявляет реальную цену притязаний на "глобальное лидерство". Требует международной солидарности перед лицом общей угрозы. Демонстрирует безальтернативность реального сотрудничества даже для тех, кто к такому сотрудничеству по разным причинам не расположен.

В общем, если бы повода обо всем этом задуматься не было, его, возможно, стоило бы придумать. А может, и придумали?

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru