Все новости

Юбилей Эрмитажа: среди публики были цари, дама с собачкой и незваные гости

Вид на здание музейного комплекса Государственного Эрмитажа
© ИТАР-ТАСС/Юрий Белинский
ТАСС рассказывает об испытаниях, выпавших на долю музея за его 250-летнюю историю

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 6 декабря. /Корр. ТАСС Екатерина Калинина, Юлия Андреева/. Общее количество посетителей Эрмитажа за 250 лет его существования с трудом поддается подсчету.

Люди, приходящие в музей, испытывают разные эмоции от знакомства с признанными шедеврами. Кого-то они воодушевляют, кого-то побуждают заняться творчеством, а кого-то "провоцируют" на преступление.  

Екатерина II запрещала первым "посетителям" грызть экспонаты   

Дресс-код для посетителей: фрак или бахилы?

Незваные гости Эрмитажа

Екатерина II запрещала первым "посетителям" грызть экспонаты    

Первыми, кто мог любоваться коллекцией Эрмитажа 250 лет назад, были мыши. Во всяком случае, именно так утверждала основательница коллекции - императрица Екатерина Великая. Об этом она писала своему европейскому агенту Мельхиору Гримму, который помогал ей формировать собрание. Расписав, как замечательно устроены помещения ее личного музея, и сколько там любопытного, она заключила: "Всем этим там любуются мыши и я". Комментируя эту, фактически, первую эрмитажную легенду, современные сотрудники Эрмитажа говорят, что в словах Екатерины, конечно, было лукавство и позёрство, но присутствовала и доля правды.

Коллекции, приобретенные Екатериной для Эрмитажа, размещались в комнатах на антресолях над покоями императрицы в Малом Эрмитаже и были недоступны широкой публике. Только близкие друзья хозяйки дворца, приглашенные на вечерние обеды, могли попасть в эти покои, поднявшись по потайной лестнице. Первоначально здесь находилась большая часть коллекции прикладного искусства Запада и Востока, глиптики, монет, медалей, миниатюр и картин.

По свидетельствам современников, доступ в дворцовую картинную галерею был открыт небольшому кругу любителей художеств, а также иностранцам. При этом большинство иностранцев, признавая ценность картин, собранных в Эрмитаже, жаловались на бессистемность развески, плохую освещенность галереи. Скептики отпускали язвительные замечания, что "встречается много посредственного". Впрочем, Екатерина и сама неоднократно признавалась, что ничего не понимает ни в живописи, ни в музыке. Ее истинную коллекционерскую страсть составляли резные камни, которые она также покупала в большом количестве для своего музея.

Несмотря на то, что к просмотру коллекции допускались только знакомые и почетные гости — как писали исследователи, "люди умные, талантливые и известные своей образованностью", Екатерина всё-таки посчитала нелишним ввести правила для гостей ее "эрмитажных" вечеров, а значит, и посетителей музея. Она предлагала: "оставить все чины вне дверей, равномерно и шляпы, а наипаче шпаги", "быть веселым, однако ж ничего не портить, не ломать и ничего не грызть" (видимо, составляя этот пункт, Екатерина вспомнила о мышах, о которых писала Гримму); "говорить умеренно и негромко, дабы у прочих там находящихся уши и головы не заболели", "не вздыхать и не зевать и никому скуки или тягости не наносить". Эти правила, написанные самой Екатериной, были вывешены при входе в Эрмитаж.

Пополнение коллекции шло очень стремительно, и уже в конце 1770-х Екатерина начала жаловаться, что у нее нет ни денег, ни места для новых картин. По описи, составленной в 1797 году, общее число картин в Эрмитаже и во дворцах составляло 3996. В 1771-1787 гг в связи с расширением коллекции было построено новое здание - Большой, или Старый Эрмитаж.

Тогда же была предпринята первая попытка провести систематическую группировку собрания по школам и мастерам. Но создание настоящего художественного музея началось при внуке Екатерины - Николае I.    

Дресс-код для посетителей: фрак или бахилы?

После пожара в Зимнем дворце 1837 года император Николай I распорядился начать строительство специализированного музейного здания - "Музеума". Место для него было выбрано рядом с уже существовавшим комплексом из Малого и Большого Эрмитажа. Автором проекта стал известный немецкий архитектор Лео фон Кленце. В строительстве участвовали также русские архитекторы Василий Стасов и Николай Ефимов. 

Торжественное открытие Императорского Эрмитажа состоялось 5 февраля 1852 года. По этому случаю в Эрмитажном театре был дан спектакль, а в залах, именуемых Просветами, среди блеска освещения и сокровищ музея был устроен праздничный ужин на 600 персон.

Новый музей был открыт для публики летом с 8 часов утра до 6 часов вечера, а зимой с 10 часов утра до 3 часов дня. При этом днем, с половины первого до двух часов, посетители в музеи не допускались, так как "в сие время Его величество изволит сам посещать каждодневно Эрмитаж". Проход в Новый Эрмитаж осуществлялся по специальным билетам. Для посетителей был введен строгий дресс-код — им предписывалось быть во фраках или мундирах. Впрочем, первый директор Эрмитажа Степан Гедеонов был против жестких правил и вскоре настоял на отмене обязательного требования являться для знакомства с духовными ценностями во фраках и мундирах.

При Александре Втором Эрмитаж становится настоящим публичным музеем - царь отменяет все формальности, прежде необходимые для посещения. С 1866 Эрмитаж открылся для всех желающих, более не требовалось ни заказывать входные билеты заранее, ни соблюдать “фрачный” дресс-код - приходить в музей можно было и в простонародном платье, но в опрятном виде. Это привлекло новых посетителей из всех слоев общества. В Эрмитаже стали появляться и первые группы учащихся во главе с наставниками и воспитателями. К началу ХХ века количество посетителей Эрмитажа составляло 136 тыс. человек в год.

Нынешний директор Эрмитажа Михаил Пиотровский тоже считает, что для публики надо создавать комфортные условия, хотя в наши дни речь идет уже не о фраках, а о более "приземленных" элементах гардероба.  

"Для меня важно, чтобы посетитель чувствовал себя в Эрмитаже, как дома. И я против этих пресловутых тапочек, которые, как правило, должны надевать посетители многих музеев. Человек надел тапочки, и у него возникает ощущение: тебя пустили - сейчас выгонят. Я тапочки отменил. Мы будем менять паркет, красить его лаком - ничего страшного. Мы стараемся создать атмосферу того, что человек чувствует себя дома, радоваться, что у него возникло желание вновь прийти сюда", - сказал Пиотровский в беседе с корр. ТАСС. В то же время, он признает, что посетитель должен держать себя в рамках приличия. "Мы должны ставить человека на место, когда он начинает кричать и требовать повышенного комфорта. И надо соблюсти золотую середину между тем, чтобы дать человеку полный комфорт удовольствия, но при этом усмирить гордыню, не допустить излишней популистской доступности", - считает руководитель музея.

Посещать Эрмитаж, по мнению Пиотровского, нужно как минимум раз в год. Сейчас количество посетителей в Эрмитаже составляет в среднем 3 млн человек ежегодно. Среди них порядка 500-600 тысяч - иностранцы. Эта цифра не меняется уже на протяжении 20 лет, но, по словам Пиотровского, стремиться к увеличению количества посетителей не нужно.

"Количество посетителей — не критерий успешности музея. Оно не обязательно должно возрастать. Должно быть столько посетителей, сколько нужно", - считает он. Никаких возрастных ограничений для посетителей он не ставит. Наоборот, считает, что водить детей в Эрмитаж нужно с самого маленького возраста - "лет с трех, а, может быть, и до рождения". В коллекции энциклопедического музея есть экспонаты, способные привлечь как знатоков искусства, так и неискушенного зрителя.    

Незваные гости Эрмитажа

В Эрмитаже, как и в любом учреждении культуры, есть определенные правила поведения и запреты. Разумеется, нельзя курить, проносить напитки и поглощать пищу, не снимать верхнюю одежду. Нельзя ходить в музей с животными. Впрочем, этим запретом, как минимум, одной гостье разрешили пренебречь. В архивах ТАСС сохранилось сообщение о том, что  американская кинозвезда Лайза Миннелли во время поездки в Россию в 1994 году взяла с собой любимую собачку - терьершу Лили. В Эрмитаж она пришла тоже с ней. Сотрудники музея не стали чинить препятствий "даме с собачкой" и дали ей осмотреть музей.

В правилах есть еще один, казалось бы, странный запрет: нельзя "вести любую агитационную деятельность, адресованную неопределенному кругу лиц, а также проводить любые, заранее несогласованные с администрацией Государственного Эрмитажа, общественно-политические, театрализованные, культовые и иные мероприятия, цель осуществления которых не совпадает с целью осмотра и изучения экспозиции музея". Однако богатая на события история музея показывает, что и такие ограничения не бывают лишними. Некоторые посетители приходят в Эрмитаж не только посмотреть на шедевры. Были случаи, когда сторонники изъятия из музеев религиозных ценностей в пользу церкви проводили импровизированные молебны возле серебряной раки Александра Невского.   

Случаи краж из Государственного Эрмитажа

В октябре 1992 г. из Эрмитажа были похищены два уникальных фарфоровых флакона в серебряной и медной оправах середины XVIII в. 
В феврале 1994 г. из Золотой кладовой  Эрмитажа были украдены коллекционные римские монеты I-II вв. нашей эры. Кража была раскрыта в 2002 г., реликвии не найдены.
В июле 1994 года из музея похищена египетская ваза III века до нашей эры стоимостью не менее 1 млн долларов. Спустя год похититель был задержан сотрудниками ФСБ, ваза возвращена в Эрмитаж.
В 1995 г. из квартиры художника-реставратора Эрмитажа Евгении Эзрах были похищены 30 картин, в том числе работы Коровина, Маковского, Айвазовского, а также изделия из фарфора и серебра. Стоимость похищенного была оценена в 400 тыс. долларов.
22 марта 2001 г. из экспозиции была похищена картина Жана Леона Жерома "Бассейн в гареме" стоимостью 1 млн долларов США. В 2006 г. произведение было найдено и возвращено в музей.
В июле 2005 г. из Эрмитажа была похищена ваза конца XIX - начала XX вв. стоимостью около 1,5 тыс. долларов США.
В июле 2006 г. в в результате проверки было обнаружено исчезновение 221 экспоната из отдела русского ювелирного искусства. Ориентировочная стоимость похищенного составила 130 млн руб. В ходе проверки скончалась хранительница отдела Лариса Завадская, которая, по данным следствия, вместе со своим супругом Николаем организовала хищение 77 экспонатов на сумму 14 млн 813 тыс. руб.  Николай Завадский в марте 2007 г. Дзержинским судом Петербурга был осужден на 5 лет лишения свободы по ст. 158 УК РФ. Также суд постановил удовлетворить гражданский иск Эрмитажа к Завадскому на сумму 7 млн 388 тыс. руб. К настоящему времени часть похищенных предметов найдена и возвращена в музей.

Продолжение