Все новости
Паводок в Иркутской области

Жизнь после паводка. Как жители Иркутской области восстанавливают свой быт

Ликвидация последствий паводка в Тулуне, 24 июля 2019 года
© Светлана Латынина/ТАСС
В Иркутской области после паводка налаживается ситуация с жильем: уже закрылись три из пяти пунктов временного размещения пострадавших, в Тулуне вводятся в строй новые дома, в других городах зоны подтопления люди уже живут в новых квартирах. Мы собрали истории нескольких семей

Пострадавшие приобретают новое жилье, обустраивают быт, привыкают к новому месту, но если одним удалось быстро решить жилищный вопрос, то другие прошли через изнурительные судебные тяжбы, прежде чем купить квартиру или дом. Семьи, которые в одночасье лишились всего, рассказали, как выбирали новое жилье и начинали жить заново.

Грузденки

"Нас очень хорошо встретили в Братске. Здесь нам в одном кабинете предоставили все услуги, в которых мы нуждались, не надо было бегать, как в Тулуне, по разным кабинетам. Понравился город тем, что все здесь близко, и отношение людей понравилось", — рассказала Ирина Грузденок, семья которой до наводнения жила в Тулуне.

После того как дом сошел с фундамента и рухнул, Ирина, супруг, их трое взрослых детей, семилетняя дочка, внучка и бабушка жили сначала в тулунских пунктах временного размещения (ПВР), а потом чиновники предложили им переехать в санаторий "Братское взморье", где тоже был развернут ПВР.

В Братске всем настолько понравилось, что единогласно решили оставаться. Полученного жилищного сертификата как раз хватило, чтобы купить добротный дом в центре города. 

Больших вложений дом не потребовал, прежние хозяева даже частично оставили мебель, говорит Ирина. Сейчас женщина ухаживает за больной бабушкой, младшую дочь определили в школу.

Муж Ирины еще летом уволился с работы в Тулуне и устроился на Братский алюминиевый завод. Из старших детей кто-то уже нашел работу, остальные пока в поиске.

Долгих

Семья Юлии Долгих из Тулуна тоже переехала в Братск, но, чтобы получить жилищный сертификат, пришлось судиться.

"По документам выяснилось, что нашего дома с 1986 года нет. А как его может не быть, если у нас разрешение на строительство есть, налоги с нас брали, за электроэнергию брали? Доказывали через суды. Это очень тяжело — многочасовые очереди везде, уйму документов нужно было собрать. Мы вставали в шесть утра, в семь выезжали, муж вставал в одну очередь, я в другую", — вспоминает женщина.

Семья решила уехать в Братск — там уже несколько лет живет старшая дочь. Младшую отправили к ней сразу, как после наводнения открыли федеральную трассу. Ирина с мужем еще месяц жили на чердаке своего затопленного дома, потом два месяца в летней кухне на участке друзей. Только 2 ноября семья в полном составе собралась в Братске.

Новый дом, в который переехала семья Юлии Личный архив Юлии Долгих
Описание
Новый дом, в который переехала семья Юлии
© Личный архив Юлии Долгих

Сейчас все обустраивают новый дом. "По квадратам мы не потеряли, но огород, конечно, маленький, в Тулуне больше был. И в сам дом еще вкладываться. Там-то все уже было сделано, а здесь заново начинать — зарабатывать заново, мебель покупать, технику. Пока только самое необходимое взяли — плиту да холодильник, шифоньер", — говорит Юлия.

Ни она, ни супруг работу еще не нашли, но на этот счет не волнуются.

"Я продавец и в любое время могу найти работу, но сейчас в первую очередь нужно сделать все дома, чтобы можно было спокойно жить. Муж тоже у меня рукастый, найдет себе работу", — уверена женщина.

Киселевы

Семья Андрея Киселева из Нижнеудинска на днях переехала в Иркутск, где купила дом. Получить сертификат тоже удалось не сразу.

"Жену не включили в сертификат. Не знаю почему, ведь у нас законный брак и прописана она была в доме, который затопило. Пришлось обращаться в суд. Новый сертификат получили в октябре. В Иркутске купили дом, в квадратах не потеряли, наоборот, еще приобрели даже. Остались довольны, в дом можно было сразу заселяться, даже часть мебели осталась там", — говорит Андрей.

В Иркутске больше, чем в Нижнеудинске, учебных заведений и, соответственно, возможностей для детей  Светлана Латынина/ТАСС
Описание
В Иркутске больше, чем в Нижнеудинске, учебных заведений и, соответственно, возможностей для детей
© Светлана Латынина/ТАСС

Андрей — торговый представитель, и работодатель обещал перевести его на аналогичную должность в Иркутске. Его жена в отпуске по уходу за детьми. И хотя старшему ребенку только четыре, а младшему всего полтора года, родители уже задумались об их образовании.

"Дети растут, им учиться надо будет, в Иркутске перспектив больше, чем в Нижнеудинске, где кроме училищ ничего больше нет", — объясняет Андрей семейное решение переехать в областной центр.

Мурашкины

Готовится к покупке дома в Иркутске и семья Мурашкиных из Тулуна. Им тоже пришлось судиться.

"Мы в очередях каждый день сидели с утра до вечера. Мы только в суд ходили семь раз. Пришлось доказывать, что жили в доме, который затопило, и сколько квадратов у нас было", — рассказывает Анастасия Мурашкина.

В итоге сертификат семья получила, но на приобретение жилплощади, на которой родителям с двумя детьми было бы комфортно и просторно, его не хватает, поэтому Мурашкины собираются брать ипотеку и продавать автомобиль. На вопрос, почему выбрали Иркутск, Анастасия отвечает, что в Тулуне не видит перспектив.

"Город умер, мне кажется", — выносит она неутешительный вердикт.

Работу они с мужем в Иркутске уже нашли. В Тулуне она работала учителем в школе, но после переезда хочет стать флористом. Сына нужно будет определить в новую школу, а дочь — в детский сад.

Муратовы

Пенсионер Юрий Муратов с супругой полтора месяца назад переехали из Тулуна в поселок Белореченский Усольского района Иркутской области. Там они купили двухкомнатную квартиру. Сертификат получили через неделю после подачи заявления.

"В Тулуне с женой жили в своем доме, его развернуло потоками воды, баня развалилась, стайки (сарай, в котором содержат птицу — прим. ТАСС), ничего не осталось. Пчелы, куры, кролики погибли. Сад был хороший, там яблони были, крыжовник, смородина, цветов было очень много, я ими занимался много лет, весь огород у меня был в цветах, а не в картошке. Дом признали не пригодным для проживания, его снесли. В Белореченском у нас дети живут, еще одна дочь в Иркутске, поэтому перебрались к ним поближе", — объясняет мужчина.

На пенсии уже нет сил вкладываться в дом и участок, поэтому Муратовы купили квартиру в многоквартирном доме Светлана Латынина/ТАСС
Описание
На пенсии уже нет сил вкладываться в дом и участок, поэтому Муратовы купили квартиру в многоквартирном доме
© Светлана Латынина/ТАСС

От идеи купить не квартиру, а дом сразу отказались: в зрелом возрасте уже нет возможности вкладывать столько сил в новый участок.

 "Поэтому я пошел по более легкому пути: купили квартиру, и, думаю, под домом разобью палисадник и буду выращивать цветы у дома", — рассказывает Юрий.

Бруевы

Семья Ирины Бруевой до наводнения тоже жила в частном доме, а теперь будет заселяться в квартиру. Ее купили в Новосибирске.

"Мы получили компенсации и по 10 тыс., и по 100 тыс. рублей, сертификат получили. Хотели купить жилье в Тулуне, но стали искать — цены сумасшедшие, тут вообще ничего невозможно купить", — говорит женщина.

Правда, и для покупки квартиры в Новосибирске ничего не оставалось, как сложить два жилищных сертификата — свой и матери мужа. Свекрови приобрели малосемейку в Тулуне на компенсации, полученные всеми членами семьи за утраченное имущество, и кредитные деньги.

Одним из аргументов в пользу Новосибирска стало то, что сыну нужны спортивные секции. Он занимается плаванием, а в Тулуне единственный бассейн пострадал от наводнения, и когда будет восстановлен, неизвестно. Наконец, Новосибирск просто понравился семье, когда они приехали его посмотреть. Переезд Бруевы планируют на лето, хотят, чтобы сын окончил этот учебный год в тулунской школе. Родители же пока планируют найти работу в новом городе.

Все в Братск

По данным Минсоцразвития Иркутской области, заявления на получение жилищных сертификатов подали 6658 пострадавших от паводка семей. Из них 6390 сертификаты уже получили, а более чем четыре тысячи уже приобрели новое жилье.

Почти 65% пострадавших купили его в своих населенных пунктах, остальные переехали в другие города и поселки, причем 7% из них предпочли уехать из Иркутской области. Большим спросом в этом плане пользуется город Братск на севере региона. Из Тулуна до него всего три часа езды по автотрассе. Как сообщили в министерстве, в Братск уже переехали 78 семей.

Светлана Латынина