Все новости

Гражданство России за пару месяцев. Как работает программа переселения соотечественников

© REUTERS/Shamil Zhumatov
Для жителей других стран, причем необязательно этнических русских, которые хотят переехать на ПМЖ в Россию, стать гражданами нашей страны, жить в ней и работать, уже 12 лет работает специальная программа переселения. Получение по ней гражданства иногда занимает рекордно короткий срок. Программа действует на территории всей страны, мы на примере Красноярского края рассказываем истории нескольких семей, которые воспользовались ее возможностями

Кроме гражданства главное для переезжающих по программе, которая официально называется "Оказание содействия добровольному переселению в Красноярский край соотечественников, проживающих за рубежом", — работа. И этот вопрос решается успешно: в регионе создан специальный банк актуальных вакансий, которые ежемесячно обновляются и где можно заранее выбрать подходящее предложение. Есть даже предложения, в рамках которых работодатель либо компенсирует аренду жилья, либо предоставляет сотруднику общежитие. Уполномоченным органом, ответственным за реализацию программы на территории края, является Агентство труда и занятости населения Красноярского края.

Так Красноярский край решает свои проблемы — получает высококвалифицированных специалистов в отраслях, где есть дефицит кадров, — прежде всего в промышленности, строительстве, транспорте, здравоохранении и образовании, — а люди, которые хотят легально жить и работать в России, — свои.

Как работает программа

Как отмечает Виктор Новиков, руководитель Агентства труда и занятости населения Красноярского края, "почти 90% из числа прибывших в 2019 году участников программы и практически 80% членов их семей трудоустроены. Однако не всегда соотечественники готовы сразу приступить к трудовой деятельности. Некоторым нужно оформить документы. Например, врачи, которым требуется подтверждение диплома или необходимо повысить квалификацию в соответствии с российским законодательством и запросами работодателей".

Участникам программы переселения соотечественников полагается и целый ряд бонусов — например, компенсация расходов на проезд и перевозку багажа (ее размер в каждом случае зависит от понесенных расходов), пособие на обустройство — 20 тыс. рублей участнику программы и по 10 тыс. членам его семьи.

Регион добавил к этому единовременную денежную выплату на обустройство в размере двукратной величины прожиточного минимума (сейчас размер прожиточного минимума в регионе — 24 580 рублей), компенсацию оплаты услуг по переводу документов с иностранного языка на русский и уплату госпошлины, единовременную денежную выплату на несовершеннолетних детей — членов семьи участника программы в размере двукратной величины прожиточного минимума.

Чтобы выплаты получить, необходимо подготовить все соответствующие документы и обратиться в тот территориальный орган МВД РФ, где вас поставили на учет в качестве участника программы.

Новоявленные сибиряки из Казахстана, Таджикистана, Молдавии и Узбекистана рассказали ТАСС, почему переехали в Россию и как живут сейчас.

Крестницкие 

Семья Крестницких переехала из Казахстана в Лесосибирск — городок почти в 300 км к северу от Красноярска. Через месяц Семен Крестницкий устроился электромонтером на Новоангарский обогатительный комбинат. Его жена Татьяна по образованию учитель начальных классов, сейчас она в отпуске по уходу за ребенком, дочери Полине только что исполнилось два года.

"И мы, и наши родители родились в Казахстане, — говорит Татьяна. — Насколько мы знаем семейное древо, наши предки всегда там жили, там и похоронены. Круг общения у нас не был замкнутым — моя сестра, например, вышла замуж за казаха. Но наша семья всегда оставалась русской. Мы не чувствовали себя в отрыве от русской культуры: смотрели те же фильмы и передачи, что и россияне, читали те же книги. И общались в основном в русскоязычной среде".

Татьяна немного знает казахский язык, может поддержать бытовой разговор. Но после 1991-го казахский язык стал постепенно вытеснять русский из всех сфер жизни.

"Я работала воспитателем детского сада, языковой барьер становился все сильнее. Но главное даже не в этом. Наши дети не говорят на казахском. И мы с мужем хотим, чтобы, когда они вырастут, русский язык оставался для них родным. Это и стало главной причиной для переезда в Россию".

Семья Крестницких Личный архив семьи Крестницких
Описание
Семья Крестницких
© Личный архив семьи Крестницких

Решиться было сложно. Устроенный быт, собственный дом в Усть-Каменогорске, работа. "В Казахстане остались наши родители — им тяжело было бы адаптироваться на новом месте. Не знаю, что было бы, если бы не пример родственников, многие из которых уже перебрались в Россию".

В Лесосибирск до Крестницких переехала семья двоюродной сестры Татьяны — они всего за месяц оформили книжку переселенцев, а потом намного быстрее, чем в обычной ситуации, получили российское гражданство.

"Мы подали заявку на участие в программе переселения еще из Казахстана, в феврале прошлого года. Через месяц-полтора пришел ответ, заявку одобрили. Мы переехали в Лесосибирск, в пригородный поселок Стрелка, уже получили гражданство и оформили все документы," — говорит Татьяна.

Сыну Крестницких шесть лет, для семьи важно, что первоклассником он станет, уже будучи гражданином России. "Ему будет легко влиться в коллектив. Россия станет для него родиной. Пока дети маленькие, им несложно адаптироваться к жизни в новых реалиях, поэтому мы и поспешили переехать".

Опасались только резкой смены климата. "Но нам повезло. В этом году зима в Сибири такая же, как в Казахстане. По-настоящему холодную и суровую сибирскую зиму мы пока не почувствовали".

Главная забота у семьи сейчас — жилье. Небольшие сбережения и материнский капитал на второго ребенка планируют вложить в ипотеку в качестве первоначального взноса. 

"В остальном наш уровень жизни практически не изменился, — довольна Татьяна. — В России продукты немного дороже, чем в Казахстане, но и зарплаты повыше. Муж с первого месяца работы начал получать северные надбавки, и это нивелировало разницу в ценах".

Родители семью поддерживают. "Может, со временем, когда мы здесь укоренимся, они тоже решатся на переезд в Россию. А пока будем приезжать друг к другу в гости", — уверена Татьяна.

Маху

Семья Маху переехала в Красноярск из Молдавии. Андрей — профессиональный игрок в регби, ему предложили выступать за красноярский клуб "Красный Яр". С конца 2016 года он играет на позиции нападающего. Его жена Лоредана раньше работала в МВД Молдавии, а сейчас в отпуске по уходу за ребенком — сыну Андрею-Александру пять месяцев.

"Я окончил юридический факультет Экономической академии, думал, что стану прокурором, — рассказывает Андрей Маху. — Но судьба распорядилась иначе. Во время учебы в Кишиневе я увлекся регби. Сначала выступал за студенческую команду, потом стал профессиональным игроком. В 20 лет меня пригласили в Румынию, затем в Италию. В материальном плане условия были просто прекрасные. Но, честно говоря, в Италии мне было очень и очень скучно. В Европе сложно найти друзей — разве что других молдаван, которых везде очень много. Поэтому я согласился, когда мне предложили играть за красноярский клуб".

Андрей Маху Личный архив семьи Маху
Описание
Андрей Маху
© Личный архив семьи Маху

Принять такое решение было непросто. "Я даже не представлял себе, куда отправлюсь. Сибирь для меня была где-то на конце географии. Но здесь, в Красноярске, я освоился очень быстро. Как оказалось, сибиряки и молдаване очень близки по духу, интересам, мировоззрению. У нас один менталитет. Советский Союз распался, но связь между нашими народами сохранилась, она почти на уровне ДНК. И еще пару поколений точно не распадется. Поэтому здесь мне легко на душе, легче играть".

Родители Андрея — молдаване, однако языкового барьера не было. "Я вырос в небольшом городе Глодяны, где говорили на двух языках — румынском и русском. У нас было три школы: молдавская, где преподавали на румынском, русская и еще одна со смешанными классами. Половина моих друзей были русскоязычными, поэтому русский я знаю с детства. И связь с Россией чувствовал всегда. Я все фильмы смотрю на русском языке. Художественной литературой не очень увлекаюсь, меня больше интересуют книги научного плана, и читаю я их на русском".

Молдаванам, говорит Андрей, русский язык дается легко. "Когда я играл в Италии, выучил итальянский. Потом английский, французский. Надеюсь, что и мой сын сразу начнет говорить на двух языках — румынском и русском, а потом выучит остальные, как папа".

Малыш у Маху родился уже здесь, в Красноярске. "Жена рожала в государственной больнице, и условия были хорошими, ей понравилось", — говорит Андрей.

О программе переселения Андрей знал, но участвовать в ней решили не сразу. "Все как-то не было времени — то сборы, то чемпионаты. А потом подумал: раз уж мы живем здесь, хотим здесь остаться, то почему бы нам не оформить российское гражданство? Подал заявление в посольство России в Кишиневе, и мне его быстро одобрили".

Семья Маху Личный архив семьи Маху
Описание
Семья Маху
© Личный архив семьи Маху

С переездом в Красноярск уровень жизни, говорит Андрей, почти не изменился. Цены на продукты примерно равны, разве что фрукты и овощи в Молдавии немного дешевле. Даже квартиры стоят примерно одинаково.

Проблемой оказался климат, особенно для Лореданы. Но она уже почти привыкла, улыбается Андрей. "Кстати, она выросла в городе Дрокия, где говорили только на румынском, и русский знала плохо. Но за несколько лет жизни в Красноярске уже выучила, акцент почти исчез. Нам тяжело лишь оттого, что редко видимся с родителями. Тем более теперь, когда появился внук. Мама жены лет 20 работает в Москве, она почти русская (смеется). А мои родители в Молдавии. Мы стараемся приезжать к ним как можно чаще, но расстояние есть расстояние. Слава богу, что современные технологии позволяют разговаривать хоть каждый день".

Что будет дальше, Андрей не загадывает. "Лет десять назад я и представить не мог, что стану регбистом. Начал играть — и оказался в Красноярске. Что будет еще через десять лет — не знаю. Но из Красноярска уезжать пока не планируем, нам все здесь нравится, в том числе и в плане развития спорта".

Шариповы

Кодинск — маленький город на берегу реки Ангары, со всех сторон окруженный тайгой. Хирург Фируз Шарипов с семьей приехал сюда из Таджикистана, работает в Кежемской районной больнице. Малика Шарипова сейчас учится на биохимика и ухаживает за малышом — их с Фирузом сыну Курушу в апреле исполнится год.

"Я окончил Таджикский государственный медицинский университет. Затем два года проходил ординатуру в Москве, — рассказывает Фируз Шарипов. — В столице России врачу без опыта, а тем более без российского гражданства устроиться на работу проблематично. Поэтому я решил подать заявку на участие в программе переселения соотечественников. Предложения были из разных регионов. Критерий выбора был один — человеческий фактор. Я созванивался, разговаривал с руководством больниц. Мне очень понравился главный врач Кежемской районной больницы Евгений Захаров. Он тоже хирург, продолжает оперировать. Мы с ним быстро нашли общий язык, и я решил поехать в Кодинск".

Фируз Шарипов Личный архив семьи Шариповых
Описание
Фируз Шарипов
© Личный архив семьи Шариповых

О Красноярском крае Фируз тогда знал только одно — что там очень холодно. Но за два года убедился: холод абсолютно не мешает жить и работать. "Зато какой в Кодинске воздух! Чистейший. Ни пылинки, ни соринки, даже когда ветер поднимается. Ни в Душанбе, ни в Москве такого нет. Утром открываешь окно — и сразу на душе хорошо становится. Да и сам Кодинск очень чистый город: ни заводов, ни промышленности".

Но главное для Фируза была больница. "Она просто идеальная по уровню оснащения. Некоторые больницы Красноярска не оснащены настолько хорошо. В краевом центре до сих пор порой проводят операции открытым способом, а у нас стоит современный, самый лучший лапароскоп. Кодинские хирурги молодцы — позаботились об отличном оснащении хирургического отделения. Ведь здесь тоже многое решает человеческий фактор. Если врачи проявляют настойчивость, то получают все необходимое".

Чтобы всерьез продвинуться в профессии, обязательно нужно поработать в небольшом городе, уверен Фируз. "Здесь нет огромного числа узких специалистов, ты остаешься один на один с самыми разными пациентами. Ведешь пациентов и с травмами, и с почечными заболеваниями, и с неврологическими. Во всем приходится разбираться самому. Все в твоих руках, и ты каждый день учишься, набираешься опыта".

В Кодинске врачей не хватает, поэтому график у Фируза очень плотный — он работает по 10−12 часов в день. "Времени не остается больше ни на что, кроме работы. Раньше я интересовался литературой, читал русскую классику — Достоевского, к примеру. А теперь не до книг. Жена меня почти не видит. Боюсь, как-нибудь приду домой — а там никого, только заявление о разводе. Шучу, конечно".

Когда Малика получит диплом биохимика, то, как планирует Фируз, сможет устроиться на работу в лабораторию его больницы. "Малика тоже уже освоилась на новом месте, всего за полгода выучила русский язык, у нее появились подружки. Кстати, русский язык почему-то очень легко дается жителям Таджикистана. Он совсем другой по структуре, но почему-то очень нам близок".

Семья Шариповых Личный архив семьи Шариповых
Описание
Семья Шариповых
© Личный архив семьи Шариповых

Совсем скоро Шариповы получат российское гражданство: буквально на днях им сообщили, что документы готовы. "Можно было бы оформить все быстрее, но из-за большой нагрузки у меня не было времени заниматься бумагами. Когда получим паспорта, по краевой целевой программе сможем улучшить жилищные условия. В общем, все у нас будет хорошо. Ведь если ты готов много и хорошо работать, все обязательно получится".

В России мировой уровень медицины, говорит Фируз. "В Таджикистане из бюджета на медицину выделяется меньше средств, а когда нужной аппаратуры нет, того нет, другого нет, никто тебе не помогает, работать очень сложно".

Конечно, свои минусы в Кодинске тоже есть — например, очень высокие цены на продукты, выше московских. Высоки и коммунальные платежи — однокомнатная квартира ежемесячно обходится в 5−6 тыс. рублей. Правда, и зарплаты повыше за счет северных надбавок. "И все же я не жалею о переезде. У меня не было никаких завышенных ожиданий. Я повторюсь: я всегда знал, что, если буду хорошо работать, все будет нормально".

Хабибуллины

Семья Хабибуллиных из Узбекистана. Николай — артист хора высшей категории, работает в Культурно-историческом центре при Центре народного творчества Красноярского края и в Сибирском мужском хоре.

Его жена Анна — педагог дополнительного образования, руководит театральной студией в красноярской школе №23.

"У нас вся семья музыкальная: отец преподает скрипку в школе, мама — концертмейстер, много лет работает в консерватории. Обе сестры тоже выбрали музыкальную карьеру, — рассказывает Николай. — Поэтому профессию не выбирал: окончил Государственную консерваторию Узбекистана по специальностям оперно-симфоническое дирижирование и оперное академическое пение".

Родные Николая и Анны пока остаются в Ташкенте, но, возможно, приедут, посмотрят, как здесь живется, и тоже решат переехать.

"Мы с женой пытаемся понять, каково это — жить в России. Конечно, некое общее представление о стране у меня сложилось еще до переезда. Я десять лет был певчим в кафедральном соборе Успения Божией Матери, пел в архиерейском хоре как волонтер. Организовать поездки по святым местам России нам помогал митрополит Ташкентский и Узбекистанский Викентий. Наш небольшой хор выступал во многих городах, но в Красноярском крае я до переезда никогда не был".

В Красноярске Хабибуллины уже подружились с земляками, уехавшими из Ташкента 45 лет назад. "Они очень нам помогли, приняли к себе на первое время", — вспоминает Николай.

Красноярский край был выбран для переезда потому, что именно здесь одобрили заявку на участие в программе переселения соотечественников. "Получение гражданства заняло всего три месяца. Лояльность, которую проявляет государство к бывшим соотечественникам, беспрецедентна".

Единственное, что пугало, — сибирская зима. Но в реальности оказалось, что мороз хоть и серьезнее ташкентского, но и переносится легче. 

"Для меня переезд в Россию — это возвращение на историческую родину. Мой папа родился в Узбекистане, а вот дедушка родом из-под Новосибирска. Я всегда чувствовал, что Россия — моя страна", — волнуется Николай.

После развала СССР Узбекистан решил постепенно отказаться от русского языка. "Я был еще школьником, когда к нам в школу пришла комиссия и приказала уничтожить все книги, в которых упоминается СССР. У меня до сих пор перед глазами лицо нашей библиотекарши, которая собирала их десятилетиями. Потом изменилась и орфография — вместо кириллицы начали использовать латиницу. Дети начали изучать этот алфавит, и между родителями и детьми начала расти пропасть".

После консерватории Николай пошел служить в армию Узбекистана. "Я был единственным русским на всю часть. Я не полиглот, но пришлось очень быстро выучить разговорный узбекский, чтобы понимать хотя бы, какие команды мне отдают. В консерватории я изучал литературный узбекский, но на нем говорят разве что филологи, он разительно отличается от разговорного. После армии я уже мог поддержать беседу, и меня часто спрашивали, откуда я знаю узбекский. Я отвечал: в армии был. И все сразу всё понимали".

"Мы живем в Красноярске с 15 июля, и я до сих пор не могу налюбоваться прекрасными деревьями в городе, — говорит Николай. — Улицы утопают в зелени. Академгородок вообще весь построен посреди леса. Огромный Енисей окружен прекрасными сопками, покрытыми тайгой."

Николай рад, что в России никто не уничтожает память. "Это многонациональная страна, где свободно говорят на любых языках, бережно хранят культуру разных народов. Когда я впервые попал на концерт, где выступало огромное число народных коллективов, то подумал: неужели мне нужно было переехать в Россию, чтобы все это увидеть? И слава богу, что я переехал".

Николай приятно шокирован и возможностями, которые ему открылись после переезда. "В Ташкенте, работая на четырех работах, я и не надеялся когда-нибудь заработать на нормальное жилье. Оно там стоит дорого, а зарплаты небольшие. В России, если у тебя стабильная работа, — ты приходишь в банк и берешь ипотеку. Многие жалуются, что ипотека — кабала, проценты высокие. А я им говорю: а представь, что у тебя четыре работы, а получить ипотеку ты не можешь в принципе. Тебе даже не объяснят открыто и прямо, почему отказали. Молодая семья и мечтать не смеет о собственном жилье". Николай надеется, что совсем скоро сможет заняться жилищным вопросом.

"До работы я добираюсь общественным транспортом и порой слышу разговоры людей, недовольных правительством. Как мне кажется, многие просто забыли, насколько сложной была ситуация после распада СССР. А разница ведь огромная. Страна сделала гигантский скачок в развитии. Наверное, чтобы ценить то, что имеешь, нужно пожить в другой стране, где ты будешь много работать, а получать копейки, где налоги огромные, а жизнь дорогая, где ты не сможешь обеспечить жильем свою семью", — размышляет Николай.

"Мы переехали в Россию прежде всего ради детей — чтобы они получили хорошее образование, чтобы у них была возможность выбирать, чем заниматься, кем стать в такой огромной стране, как Россия. Еще мне нравится, что здесь людей мотивируют постоянно учиться. Вот лишь один пример: все ДК и крупные библиотеки работают, неплохо отремонтированы. Постоянно проводятся фестивали, конкурсы, концерты. В ДК ребенок может выбирать, в какой кружок ему пойти. Если есть желание — найдешь все, что хочешь. Старший сын, ему девять, сейчас занимается лего-конструированием. Младшему четыре, для него нам выделили место в хорошем детском саду".

Главное, считает Николай, — не останавливаться в развитии, помнить и ценить историю и культуру своей страны.

Справка

Программа переселения соотечественников действует в 77 регионах России. Соотечественниками признаются прежде всего те, кто имел гражданство СССР или проживает в государствах, входивших в состав Советского Союза. 

Полина Виноградова