Все новости

Мантуров: РФ к концу года может выпускать до 45 млн комплектов вакцин от COVID-19 в месяц

Денис Мантуров Сергей Савостьянов/ТАСС
Описание
Денис Мантуров
© Сергей Савостьянов/ТАСС

Россия до октября будет ежемесячно выпускать около 30 млн комплектов вакцин от коронавируса, а затем сможет нарастить их производство, рассчитывает министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров. Хватает ли нам уже сейчас мощностей по выпуску вакцин для обеспечения возросшего спроса на них и из-за чего некоторые регионы приостанавливают вакцинацию, почему в РФ пока недоступны иностранные вакцины и стоит ли ждать нового закрытия ретейла и общепита, Мантуров рассказал в интервью ТАСС. Также он поделился мнением о возможности отказа РФ от бензиновых автомобилей и пластиковых пакетов, перспективах электротранспорта и последствиях ввода пошлин на металлопродукцию.

О вакцинах

— В последние дни мы периодически слышим, что какие-то регионы приостанавливают вакцинацию из-за нехватки препаратов. Означает ли это, что их в принципе недостаточно из-за выросшего спроса, и хватит ли на всех с учетом требований по обязательной вакцинации?

— На сегодняшний день в остатках в регионах находится достаточно большой объем доз всех вакцин, плюс около 2,5 млн доз находятся в пути к лечебным заведениям и ритмично выпускаются в гражданский оборот новые крупные партии.

Мы продолжаем наращивать объемы производства. При этом в моменте адаптируемся под динамику темпов вакцинации, поскольку невозможно постоянно держать "на стоке" кратно превышающие потребность объемы. Производственных мощностей хватает, но бывает, что в каком-то регионе спрос на вакцину подскакивает очень резко и требуется срочно поставить дополнительные партии, которые в заявке региона изначально не были предусмотрены или планировались позже. Мы с коллегами из Минздрава оперативно работаем по всем заявкам, организуем такие доппоставки.

Могу сказать примерные объемы, на которые мы планируем выйти по производству. В июле всего по вакцинам мы должны выйти на 30 млн комплектов, август и сентябрь — примерно то же самое. Но количество доз двухкомпонентных вакцин будет также зависеть от того, как Минздрав будет формировать окончательную заявку по однокомпонентному "Спутнику Лайт".

— А к концу года какие планы по выпуску?

— Мы исходили из того, что 30 млн комплектов в месяц, и это мы говорили в мае, нам достаточно будет в том числе и для поставки на экспорт. Все зависит от того, какими темпами будет наращиваться темп внутренней вакцинации. Сегодня уже почти вышли на полмиллиона [человек] в сутки. Это существенно отличается в большую сторону от того, что было, например, в марте, — 80–100 тыс.

Поэтому нам необходимо будет обеспечить стратегический запас в регионах. Мы сегодня должны в первую очередь "закрывать" потребности нашей системы здравоохранения. Закладываем сейчас ряд технологических решений по "Спутнику". Мы очень надеемся, что в этом месяце начнет функционировать площадка "Р-Фарм". Когда мы говорим о производстве 30 млн, уже включаем производство "Р-Фарм" — на очередном совещании с производителями я получил от них соответствующее подтверждение.

А вот в октябре или в крайнем случае в ноябре постараемся запустить дополнительные мощности на "Биокаде" и "Генериуме". Оборудование уже заказано и будет монтироваться где-то с конца августа — начала сентября. Будем несколько цехов расширять и планируем открыть еще один новый цех на "Генериуме". Это может дать прирост практически на 50% к сегодняшнему объему. Говоря о планах, нужно учитывать, что мы пошли консервативным путем: основной объем мы производим сейчас по уже отработанной схеме, но также прорабатываем новые технологические решения, которые могут обеспечить интенсификацию производства на существующих технологических мощностях.

— Означает ли этот прирост, что к концу года мы сможем производить 40–45 млн комплектов?

— Мы на это рассчитываем. Но все будет зависеть от того, в какой формат перейдет процесс вакцинации. Все будет зависеть от многих факторов: от того, как Минздрав построит работу в своей части, войдет ли вакцинация от коронавируса в национальный календарь и станет ли она сезонной, как от гриппа, в случае с которым мы традиционно выпускаем 80 млн доз вакцины [за сезон], будут ли у нас какие-то объемы высвобождаться под экспорт. Нужно не забывать также, что есть уже созданные производства за рубежом — Индия, Казахстан, Белоруссия, Сербия, Аргентина. Они уже работают, и туда нужно будет направлять субстанцию.

— Хватит и им субстанции?

— Если мы введем дополнительные мощности, я думаю, на себя и на определенное количество производств в странах, которые я назвал, хватит. Другой вопрос, что еще большее количество стран желает получать нашу вакцину, и большее количество стран готово производить ее у себя по полному циклу. 

— Какие ожидаете объемы экспорта и производства вакцин за рубежом?

— Основные поставки "Спутника V" в другие страны в первую очередь будут вестись с зарубежных площадок. РФПИ подписал более 20 соглашений о трансфере технологии производства вакцины. Организуется производство вакцины в Индии. Ведутся переговоры и с другими странами.

По "Эпиваккороне" возможности экспорта прорабатываются. Кроме Венесуэлы потенциальный интерес к поставкам этой вакцины проявляют еще семь стран. Это Мексика, Вьетнам, Марокко, Пакистан, Индия, Аргентина и Бангладеш.

Но, еще раз повторюсь, конечно, в настоящее время абсолютный приоритет — это россияне.

— Стоит ли ждать в этом году выпуска новых вакцин от коронавируса?

— Не надо забывать, что у нас есть еще "Эпиваккорона" и "Ковивак". По "Эпиваку" прогнозируемый объем выпуска — до 14,5 млн комплектов доз до конца этого года. По "Ковиваку" определились сегодня с индустриальными партнерами. До конца года, думаю, будет примерно 1,15 млн комплектов доз, плюсом к этому объему "Нанолек" может дать дополнительно 3 млн до конца года — но нужно понимать, что эта вакцина позже остальных подошла к этапу промышленного производства.

— Есть люди, которые хотели бы привиться в России иностранной вакциной. Появится у них такая возможность?

— Я могу сказать, что мы ведем такую же осознанную работу, как и наши зарубежные партнеры. Мы должны провести соответствующие исследования. Невозможно исследовать все вакцины одновременно. Более того, есть такие факторы, как этапность производства, загрузка мощностей. Одна из наших российских компаний, "Петровакс", готова запустить производство вакцины CanSino Biologics. Минздрав выдал разрешение на проведение клинических испытаний. Если такие испытания пройдут успешно, решение за Минздравом — допускать или не допускать вакцину к применению и в каком виде.

— А больше никакие производители не обращались с такой просьбой?

— У нас совместный проект есть у "Р-Фарм" с AstraZeneca.

— Но это на экспорт.

— Совершенно верно. Но это как первый этап.

— То есть не исключено, что на этом проекте AstraZeneca возможен выпуск для внутреннего потребления?

— Пока речь именно об экспортных поставках.

— Вы лично поддерживаете обязательную вакцинацию в промышленности?

— Если ставить вопрос ребром, то так же и отвечу. Конечно же, да. Потому что от этого зависит эффективность работы тех отраслей, за которые мы как министерство отвечаем. Я могу привести цифры. Мы в ГИСП [государственная информационная система "Промышленность"] сейчас стали вести работу по мониторингу ситуации с вакцинацией на промышленных предприятиях. И у нас есть информация по ряду предприятий в 22 отраслях. По предварительным данным, 8% сотрудников переболели, почти 25% прошли вакцинацию и еще 16% готовы ее пройти. Получается, что 30 с лишним процентов работников защищены уже сейчас. Треть. При этом подтвержденные противопоказания для вакцинации есть всего у 2,5%. Возможность провакцинироваться есть у каждого, но тем не менее больше всего тех, кто уже сделал такой выбор, — среди специалистов с высшим образованием и руководящего состава предприятий. Я думаю, с учетом общей ситуации динамика будет нарастать и может превысить в ближайшее время 50%. Это станет гарантией того, что предприятия не будут останавливаться по причине выхода сотрудников на больничный. Приоритетная задача работодателей — информировать и мотивировать сотрудников к вакцинации — конечно, в рамках правового поля.

— Есть ли сейчас необходимость закрытия ретейла, общепита, нового локдауна?

— Все зависит от развития эпидемиологической ситуации и решений региональных властей. Но с учетом того, что мы пережили в прошлом году, — я очень надеюсь и рассчитываю, что по жесткому сценарию регионы закрывать ретейл не будут. Да, где-то общепит закрывается, где-то уменьшается количество столиков. Но все четко осознали, что масштабные локдауны чреваты не менее масштабными последствиями. Здесь тонкая грань — не допускать ухудшения ситуации, беречь людей — и в то же время не ударить по отраслям экономики. Мы видим, что регионы стараются  выбирать золотую середину. И еще раз повторюсь: чем больше людей будет привито, тем менее жесткие меры будут применяться.

Об автопроме и "зеленых" авто

—  Давайте перейдем к автопрому. Планируется ли возобновить программу льготного кредитования в этом году?

— Да, такие планы есть.

— Какой объем продаж легковых авто вы ожидаете в этом году с учетом дефицита новых?

— Повышенный спрос, который по каким-то категориям превышает предложение, действительно присутствует. Это и отложенный спрос, и перебои по поставками компонентов. Мы стараемся купировать совместно с автопроизводителями эти сложности, и очень надеюсь, что каких-то резких дополнительных вводных не появится. Я думаю, что можно дать примерно такой консенсус-прогноз: 4–5% роста.

— Ждать ли новых остановок автозаводов в РФ из-за проблем с компонентами?

— Вопрос поставки электронных комплектующих все еще на повестке, следим за ситуацией. Автопроизводители работают над планами выпуска продукции и при необходимости их корректируют. При этом возможны кратковременные запланированные остановки. Рассчитываем, что эта ситуация не отразится на годовых объемах производства.

— Очень много слухов вокруг индексации утильсбора. Говорят, что решение отложено на следующий год. Это так или все-таки ждете в этом году?

— Документ был подготовлен и внесен в правительство с согласованными всеми ФОИВами параметрами. Ожидаем принятия решения.

— На поддержку автопрома выделяется в этом году 38 млрд рублей — меньше, чем в прошлом. Хватит ли этого и стоит ли ждать новых мер поддержки?

— Как вы знаете, мы даже приостановили на определенный период меры поддержки — именно из-за "перегретого" рынка. При сохранении такого повышенного спроса, как сейчас, выделенных средств точно хватит и не потребуется выделять дополнительные ресурсы. Мы выделим их на другие отрасли, которые нуждаются в поддержке, авиацию например. Таким образом стимулируем продажи авиационной техники через лизинг.

— Вы не так давно достаточно неожиданно заявили о планах по требованию к доле выпуска экологичных автомобилей. По-вашему, стоит ли говорить о возможности отказа России от двигателей внутреннего сгорания?

— Полный отказ если и произойдет, то очень нескоро. Будем действовать постепенно, вводя не запреты, а требования по определенной квоте на производство более экологически чистых автомобилей. Я вижу сохранение перспектив по автомобилям на компримированном и сжиженном газе, который еще долго будет использоваться в нашей стране. Это действительно экологичный транспорт, кроме того, у нас свой газ и полностью локализована вся инфраструктура.

Что касается легкового электрического транспорта, пока для нашей страны это в большей степени экзотика. Невзирая на то, что с каждым годом количество ввозимых [электрокаров] и планы по их производству растут.

— Когда стоит ждать производства водородных и электромобилей?

— Что касается водородного автобуса, у нас есть четкое поручение президента — это 2024 год.

— А легковых?

— Я думаю, что примерно сроки аналогичные, это 2024 год. Но опять же, до определенного момента их производство не будет массовым. А что касается электромобилей, то это произойдет даже раньше. Могу сказать, что большинство иностранных брендов, которые сегодня выпускают в России автомобили с двигателем внутреннего сгорания, уже прорабатывают возможность локализации здесь электромобилей. Собственные разработки у нас также есть: Zetta, "Камаз", УАЗ. Не стоит забывать и о гибридах. Aurus уже сейчас, например, гибрид. Постепенно это направление будет развиваться, параллельно с развитием инфраструктуры.

— Какой вы видите обязательную квоту на первоначальном этапе для "зеленых" авто?

— Надо принимать взвешенное решение. Мы с Минэкономразвития внесли в правительство проект распоряжения, утверждающего концепцию развития электротранспорта. К 2024 году ожидаем производство не менее 28 тыс. электротранспортных средств, а к 2030 году оно составит минимум 10% от общего объема производства. Планируем и заключить специнвестконтракты с производителями компонентов силовой электроники, систем накопления энергии и других комплектующих электрических транспортных средств.

О металлах и запрете неперерабатываемого пластика

— Про металлы. В связи с вводом экспортных пошлин вы не ждете ухудшения инвестактивности в секторе и в принципе сокращения объемов выпуска продукции?

— Сейчас — нет. Сейчас отрасль находится на подъеме с учетом конъюнктуры мировых цен. Это всегда период инвестиционной активности. Компании реализуют сейчас крупные промышленные инвестпроекты, в первую очередь нацеленные на экологизацию производства и снижение углеродного следа, чтобы иметь конкурентоспособную продукцию для внешних рынков в условиях углеродного налога.

Текущая конъюнктура, даже невзирая на ту пошлину, которая введена правительством, позволяет получать достаточную прибыль для реализации этих проектов. Мы исходили из компромиссного решения. Это временная мера, которая позволяет собрать часть сверхприбыли у производителя и перенаправить ее в секторы потребления. Мы не знаем, как будет дальше складываться мировая конъюнктура, и не будем сейчас давать прогноз больше, чем на полгода. Думаю, что этой меры будет достаточно, чтобы сбалансировать и скомпенсировать рост цен в отраслях потребления. Важно, чтобы  дополнительные доходы от пошлин использовались целевым образом и позволили бы компенсировать удорожание металлопродукции на внутреннем рынке для металлоемких отраслей промышленности, предприятий, задействованных в исполнении гособоронзаказа, и ключевых строек.

— Российский экологический оператор вам отправил список из 28 трудноперерабатываемых видов продукции, под запрет попадают пластиковые трубочки, ватные палочки, посуда. Вы как, поддерживаете этот запрет?

—  Мы действительно прорабатываем вопрос о закреплении перечня отдельных видов трудноперерабатываемых товаров и упаковки, которые должны быть ограничены в обращении. Это движение в верном направлении — переходить на продукцию из возобновляемого ресурса, на более экологически чистый продукт. Производители пластика сами это понимают. Будем балансировать производство и находить такое решение, чтобы замена одной номенклатуры другой происходила поэтапно. С корректировкой РОПа появятся средства, которые в том числе будут перенаправляться в сектор переработки. РОП будет мотивировать производителей меняться, переходить на более эффективные в части переработки материалы.

—  Отдельно хотела спросить про пластиковые пакеты. Какова позиция министерства по этому поводу — надо их запрещать, в конце концов?

— Здесь точно нельзя принимать решение одномоментно. Полный запрет пластиковых пакетов сейчас может привести к необоснованным издержкам для производителей, предприятий торговли и, как следствие, потребителей, а также к невозможности соблюдения требований гигиены и безопасности пищевой продукции.

Мы должны сверстать отраслевые балансы, понять, сколько нужно промышленных мощностей, чтобы перекрыть потребность ретейла и других секторов экономики, где пакеты используются сегодня и будут использоваться завтра. Будет странно, если мы сегодня примем решение, а завтра поймем, что альтернативной продукции у нас в сопоставимых объемах не производится. Если будет приниматься такое решение, то только при условии ввода тех мощностей по производству пакетов, которые будут их замещать. Но в принципе я не против.

— Не против запрета?

— Когда будем понимать, что этим решением не нарушим баланс на рынке и не создадим проблем зависящим от наличия этой продукции отраслям.

— По-вашему, сколько на это времени может понадобиться?

— На верстку балансов потребуется несколько месяцев. И тогда можно будет сказать осознанно, сколько времени потребуется для того, чтобы запустить дополнительные мощности по альтернативной продукции.

Об SSJ и "Армате"

— Есть ли сейчас новые заявки на SSJ из-за рубежа?

— Кроме переговоров с Сербией, мы сегодня интенсивно ни с кем поставку не обсуждаем, исходя из того, что нам нужно выполнить программу в рамках поручения президента на 59 Superjet. Мы должны до конца следующего года, а возможно, даже с небольшим переходом на начало 2023-го, закрыть эту целевую задачу. Мы вышли на параметры налета более восьми часов в сутки — это хороший показатель, и это говорит о том, что наша система послепродажного обслуживания сейчас стала справляться с запросами наших российских авиакомпаний. Это подтверждается "Азимутом", "Россией", самим "Аэрофлотом", сейчас вот RedWings начинает эксплуатацию.

— Когда начнется серийное производство "Арматы" и поставка в войска?

— У нас в следующем году заканчиваются госиспытания. Со следующего года уже пойдет активно в серию.

Беседовала Елена Карьгина