Все новости

Скелетонистка Елена Никитина: верю, что все отстранения и недопуски остались в прошлом

Елена Никитина  ТАСС
Елена Никитина
© ТАСС

Лидер женской сборной России по скелетону Елена Никитина, по воле Международного олимпийского комитета (МОК) пропустившая Олимпиаду-2018, завершила этот сезон на высокой ноте, победив на чемпионате России с двумя рекордами трассы. В беседе с корреспондентом ТАСС спортсменка, которая в случае своего допуска на Игры была способна добиться высокого результата, призналась, что верит, что все отстранения по надуманным допинговым обвинениям теперь позади и международные спортивные организации больше не будут чинить препятствий ее карьере.

Как вы оцениваете итоги вашего выступления в этом сезоне?

— В целом я им довольна. Я смогла достигнуть серьезного прогресса по сравнению с прошлыми годами. У меня были и победы на этапах Кубка мира, и призовые места. А на чемпионате России удалось хорошо завершить сезон двумя рекордами. Конечно, хотелось бы попасть на Олимпийские игры, но как сложилось, так сложилось. Будем тренироваться дальше.

 В рамках чемпионата России проходили и Всероссийские соревнования с большим призовым фондом. Четыре миллиона рублей для победителя — это серьезный стимул стать лучшей?

— Я об этом даже не думала. Деньги не являются для меня главной мотивацией. Передо мной стояла задача выиграть чемпионат России, и я с ней справилась. Как это было и в предыдущем сезоне. Но с Олимпийскими играми ничего не сравнится.

Наше государство сделало все, чтобы поддержать несправедливо отстраненных от участия в Олимпийских играх спортсменов, и за это ему огромное спасибо. Про нас никто не забыл. На что я потрачу эти четыре миллиона? Когда получу, тогда и решу.

 В следующем сезоне в международном календаре нет этапа Кубка мира в Пхёнчхане. Испытываете ли вы какое-то разочарование от того, что не будет возможности доказать свою силу на олимпийской трассе хотя бы год спустя после Игр?

— Никакого сожаления у меня нет. Будет чемпионат мира в канадском Уистлере. Эта скоростная трасса мне подходит. А Пхёнчхан-2018 — это уже история, пройденный этап. Никакой реванш уже невозможен. Когда включат Пхёнчхан в календарь, тогда и докажу.

На самом деле, во время Олимпиады все понимали, что мы сильные спортсмены. Многие иностранцы писали мне, что меня не хватает в Южной Корее. Им было очень интересно самим сравниться со мной.

 Когда Спортивный арбитражный суд рассматривал решение МОК лишить вас бронзы Игр в Сочи и пожизненно запретить участие в Олимпиадах, была ли у вас надежда на благополучный исход дела?

— Я почему-то была абсолютно уверена в том, что суд примет мою сторону. Ведь нас не за что было наказывать. И когда я поехала в начале февраля за свой счет в Южную Корею, то тоже была уверена, что меня допустят. А летела для того, чтобы адаптироваться перед будущим стартом. И все, что произошло дальше, ввергло меня в большой шок.

 Когда МОК постановил лишить вас бронзы ОИ-2014, готовы ли вы были расстаться с олимпийской наградой?

— Конечно, нет. Это медаль находится у меня дома, она была завоевана с большим трудом. И я не собиралась ее никуда возвращать. И признавать свою вину тоже.

— Осталась ли у вас в душе какая-то обида на Министерство спорта, Олимпийский комитет России, национальную федерацию? Все ли было сделано, чтобы отстоять ваше право выступить в Пхёнчхане?

— Это сложный вопрос, но мне кажется, что было сделано все возможное. Нас защищали очень сильные адвокаты высокого международного уровня. Все было как в каком-то фильме. Я никогда не думала, что когда-нибудь мое дело будет разбираться в суде, и тем более в международном. А защищать меня будут швейцарские адвокаты, которым были заплачены большие деньги.

Они нас защищали как могли. Сделано было максимально возможное. Никто не мог бы добиться, чтобы мы выступили в Южной Корее. Сами представители МОК в Пхёнчхане сказали нам об этом. Они говорили, что нас не за что наказывать, но так сложилось. И после Олимпиады все будет хорошо.

— Смотрели ли вы Игры по телевизору?

— Конечно, смотрела. И испытывала большое разочарование. Видела, что девочки очень нервничали и допускали немало ошибок. Стартовые разгоны были слабыми, поэтому у меня были бы прекрасные возможности бороться там за награды. Но меня на соревнованиях не было.

— Есть такая поговорка: "Все что не ломает, делает человека сильнее". Она к вам применима?

— Я находилась в сложной ситуации в течение всего этого сезона. И за это время я сумела морально окрепнуть. Теперь меня сложно чем-то сбить с толку. Я намерена на каждом старте доказывать, что российские спортсмены сильные и честные, потому что буквально каждые три дня у нас берут допинг-пробы.

— Как вы считаете, вся эта нервотрепка, которая началась у вас еще в середине прошлого сезона, осталась позади? У международных чиновников в высоких инстанциях больше не появится желание по новой включить старую пластинку?

— Я думаю, что все нехорошее, что было со мной, действительно осталось в прошлом. Чиновники МОК сами нам сказали, что после Пхёнчхана будет все хорошо. Поверим им в очередной раз.

Сейчас главное, чтобы к летней Олимпиаде ситуация полностью нормализовалась. Только после окончания Игр в Токио будет какая-то ясность, что нас будет ждать дальше.

— Главным стартом следующего сезона будет чемпионат мира в Уистлере. Как вам эта канадская трасса, какие надежды связываете с ней?

— Я там выступала на соревнованиях только один раз, когда в позапрошлом сезоне заняла 17-е место. В этом сезоне на официальных тренировках в Уистлере я всегда попадала в тройку, но накануне старта, как вы помните, меня в очередной раз временно отстранили. Поэтому, в принципе, эта трасса мне подходит. Поэтому задача будет на этот чемпионат мира бороться за самые высокие места.

— В новый олимпийский цикл вы, следовательно, входите с большой мотивацией?

— Однозначно. Получается, к Пекину-2022 я буду готовиться не четыре года, как все остальные, а все восемь. Поэтому подготовлюсь как надо.

Беседовал Альберт Стародубцев