Все новости

Тренер сборной Хорватии по футболу: Россия после ЧМ ассоциируется с успехом и гордостью

Златко Далич Сергей Савостьянов/ТАСС
Описание
Златко Далич
© Сергей Савостьянов/ТАСС

Сборная Хорватии по футболу на прошлогоднем чемпионате мира в России впервые в своей истории дошла до финала турнира. Главный тренер команды Златко Далич презентовал в России книгу об успехе команды на мировом первенстве "Россия нашей мечты". В интервью ТАСС он рассказал о своей книге, историческом достижении сборной Хорватии и главном болельщике команды — президенте страны Колинде Грабар-Китарович.

— Когда вы задумались о написании книги? Насколько Россия вдохновила на этот труд?

— Речи о книге до начала чемпионата мира не было, поскольку мы были сконцентрированы исключительно на результате. Уже после турнира мы начали переговоры с агентством, которое и предложило написать книгу. В начале я как-то об этом не думал, но позже решил, что это было бы неплохо.

Потом мы осуществили этот проект, и сейчас я очень горд сделанным. Основной темой этой книги является Россия и чемпионат мира в России. Уже потом мы привнесли в книгу эмоциональную сторону.

Сборная Хорватии очень успешно выступила на чемпионате мира, этот прекрасный месяц мы провели в России. И все, что написано в книге, связано как с Хорватией, так и с Россией.

— Что вы хотите донести до читателей? Вы акцентировали внимание на своей деятельности или на людях, с которыми встречались и работали?

— И то и другое. В принципе, до чемпионата мира никто не предполагал, что сборная Хорватии так хорошо выступит, в нее никто не верил. Книга стала своего рода неким вектором для молодого поколения, она показывает, чего можно достичь, даже если на тебя никто не ставит. Действительно, в тот месяц Хорватия пережила один из самых счастливых периодов, и мы хотели вложить это в книгу. И я очень благодарен тем, кто мне помогал, поскольку сам бы я ничего не смог сделать.

 "Хотел бы посетить Нижний Новгород как турист"

— После какого матча на чемпионате мира вы поверили, что ваша команда способна на многое? Была ли это игра против аргентинцев?

— Все матчи были очень важны. Первый поединок, с нигерийцами (2:0 — прим. ТАСС), заложил основы нашей игры. Пожалуй, после матча со сборной Аргентины (хорваты разгромили команду Лионеля Месси — 3:0 — прим. ТАСС) мы осознали, какой у нашей команды потенциал.

— Вы говорили, что никогда не будете пересматривать финал чемпионата мира, в котором ваша команда проиграла французам со счетом 2:4.

— Конечно, мне тяжело смотреть повтор этого матча, но получилось так, как получилось, и ничего с этим нельзя поделать. Мы дошли до финала, это тоже хорошо.

— Вы говорили, что на протяжении всего турнира вам улыбалась удача. В чем это проявилось в игре со сборной России?

— Самое главное, что наша игра была качественной, мы играли хорошо, мужественно, а с этим приходит и удача. Это не была какая-то шальная удача, она вытекала из уровня игры.

— Есть ли в России футболист, который может потенциально играть на уровне ставшего лучшим игроком чемпионата мира Луки Модрича?

— Сборная России играла как команда. Можно выделить молодого Александра Головина, имеющего большие перспективы.

— Ваша команда играла в Калининграде, Нижнем Новгороде, Ростове-на-Дону, Сочи и Москве. Какой из этих городов похож на города в Хорватии?

— В некотором смысле Калининград был самым хорватским, поскольку там было очень большое количество наших болельщиков. Но больше всего мне дорог Нижний Новгород, где мы играли с аргентинцами и датчанами (сборная Хорватии обыграла команду Дании в 1/8 финала турнира в серии пенальти — прим. ТАСС). Я туда приеду просто как турист.

— К чемпионату мира в России было построено с нуля десять стадионов, еще два были полностью реконструированы. Какие арены оставили у вас наиболее яркое впечатление?

— Все стадионы замечательные, все там было подготовлено очень здорово. Было бы несправедливо выделить какой-то отдельно. Разве что "Лужники", поскольку это самая большая арена. Замечательные стадионы в Сочи, Ростове-на-Дону.

— Назовите три вещи, с которыми у вас ассоциируется Россия после турнира.

— Первое — это огромный успех сборной Хорватии. Второе — гордость, третье — эмоции.

— Выходили ли на вас российские клубы? Рассмотрели бы возможность поработать в нашей стране?

— Я связан со сборной Хорватии, поэтому об этом не думал. Но почему бы не стать тренером какого-то российского клуба, особенно в Москве или Санкт-Петербурге? Ваша лига становится все сильней и сильней.

— Вы работали с Мирославом Блажевичем, под руководством которого сборная Хорватии дошла до полуфинала чемпионата мира в 1998 году. Давал ли он вам какие-то советы как главному тренеру сборной?

— Да, он мне давал советы. Я всегда говорил, что это нормально — получать информацию от более опытных тренеров, у меня не было большого опыта работы. Но в конечном итоге все решения принимал я. В основном он говорил мне, чтобы я верил в себя, советовал, как выстроить игру в конкретном стиле. Сильно он в работу не вмешивался. Все-таки когда он был тренером, стиль игры и уровень игроков немного отличались.

— Можно ли говорить, что от Блажевича вы переняли жесткость и принципиальность, которую проявили в истории с Николой Калиничем, выведенным из состава по ходу чемпионата (он отказался выходить на замену в матче с нигерийцами — прим. ТАСС)?

— Это решение было очень тяжелым, им трудно похвалиться, но его пришлось принять. Сборная Хорватии, единственная на чемпионате мира, осталась с 22 футболистами. Мне так пришлось поступить, чтобы команда оставалась дружной и сплоченной.

Я не люблю жестко действовать, но на тот момент твердая рука была необходима, это было сделано ради команды.

— То есть вы не колебались, принимая решение об отчислении Калинича? Осознавали, что эту историю могли вам припомнить в случае неудачного результата?

— Мой подход основан на том, что решения надо принимать вовремя, и если они рискованные, то за них нужно отвечать. Если оно необходимо, каким бы оно ни было, тут ничего не поделаешь.

— Можно ли говорить, что ваше решение встряхнуло остальных игроков перед матчем с аргентинцами?

— Как некий элемент поднятия духа, возможно. Но, без сомнения, были другие факторы, которые привели нас к такому успеху, — это сила, сплоченность нашей команды, мужество, вера в успех и высокий уровень игры. Еще раз говорю, мое решение было, возможно, некоторым элементом того успеха, но небольшим.

— Сохранили ли вы отношения с Калиничем? После этого в сборную он не вызывался.

— У меня со всеми игроками хорошие отношения.

— Как вы отнеслись к тому, что после четвертьфинала ваш игрок Домагой Вида и член персонала Огнен Вукоевич в раздевалке кричали "Слава Украине"? Был ли у вас потом разговор с ними?

— Та ситуация была несколько раздута, фраза была выдернута из контекста. Но в то же время было понятно, что не стоило такие вещи говорить во время чемпионата мира, и они за это извинились. Не было желания кого-то обидеть, что-то доказать, просто так получилось.

Мог бы тренировать "Барселону" и бразильцев

— Можете ли вы вспомнить, где вас застал в октябре 2017 года звонок президента Хорватского футбольного союза Давора Шукера, который попросил вас возглавить сборную страны? О чем вы тогда подумали?

— Я никогда этого не забуду, так как осуществилась моя мечта. Я тогда отдыхал в Сплите, смотрел матч команды с финнами. Мне позвонили, предложили стать главным тренером сборной, и это было воплощением моей мечты.

— После стыковых матчей отборочного турнира говорилось, что сборную мог возглавить Карло Анчелотти, но на решение Шукера повлияло мнение Модрича.

— На самом деле информация про Анчелотти не соответствует действительности. Но даже если это было бы так, то слова Модрича показали, чего хотят игроки.

— Во время турнира вашу команду приехал поддержать президент Хорватии Колинда Грабар-Китарович.

— Мы очень благодарны нашему президенту. В течение чемпионата мира она была настоящей болельщицей, приходила в раздевалку после матчей, общалась с нами. В играх с командами Дании, России, Англии, Франции она нас поддерживала, и для нас это многое значило.

— Насколько она хорошо разбирается в футболе?

— Она в нем разбирается как женщина-болельщик (смеется). Как и все болельщики, она хотела быть рядом с командой.

— В следующем году в Хорватии пройдут президентские выборы. Будете голосовать за нее?

— Я не вмешиваюсь в политику.

— Вы семь лет работали на Ближнем Востоке, в том числе более двух лет на посту главного тренера клуба из ОАЭ "Аль-Айн", не многим удается так надолго задержаться в этом регионе.

— Та работа мне очень помогла в плане уверенности в себе. Если говорить о специфике работы с игроками в том регионе, то речь идет не только о профессиональных навыках. Очень важным было создание доверительных отношений с футболистами.

— Можно ли говорить о том, что опыт работы на Ближнем Востоке повлиял на прошлогодний успех?

— Опыт я там получил огромный, учитывая, что тренером я работаю всего 12 лет. Но если бы я не работал там, работал бы в Европе, и это тоже могло принести успех. Успех случился в результате взаимодействия между мной и командой. И в первую очередь нужно хвалить наших футболистов.

— Известно, что китайский клуб предлагал вам трехлетний контракт с годовой зарплатой 10 млн евро, сейчас вы получаете в районе 1 млн.

— Удовольствие, которое я получаю при работе со сборной Хорватии, нельзя купить за деньги. Я мог бы тренировать "Барселону", возглавить сборную Бразилии, но для меня это не самое главное. Самое приятное для меня сейчас то, что я делаю, — тренирую сборную Хорватии.

— Как вы оцениваете ситуацию в отборе на Евро? Сборная Хорватии пока не является лидером своей отборочной группы?

— Я буду расстроен, если мы не отберемся на Евро. То, что мы не можем пока находиться в такой форме, в какой мы были на чемпионате мира, неудивительно.

— Не ощущаете ли самоуспокоенность у своих игроков?

— Сколько человек проживает в Москве?

— Свыше 12 миллионов.

— Это в три раза больше, чем в Хорватии. У нас нет такого широкого выбора игроков, но нам нужно быть все время сконцентрированными и показывать хороший результат.

— Ваше соглашение с Хорватским футбольным союзом истекает летом следующего года. Какова вероятность, что вы его продлите, учитывая желание федерации продлить соглашение до 2022 года?

— Сам по себе контракт для меня ничего не значит. Если есть результат, то и контракт будет. Сейчас дойдем до чемпионата Европы и там посмотрим.

— Какие задачи вы наметили на чемпионат Европы?

— Мы задрали планку на чемпионате мира. Мы всегда играем на победу. В любом виде спорта мы стараемся занимать первое место, при том что у нас маленькая страна. В этом смысле мы сами на себя давим. И после выхода в финал в Москве ничего, кроме попадания в финал чемпионата Европы, мы обсуждать не можем.

Беседовал Рустам Шарафутдинов