Все новости

"ФХР не может привязать хоккеистов". Владислав Третьяк — об оттоке игроков в США и Канаду

Президент Федерации хоккея России Владислав Третьяк Антон Новодережкин/ТАСС
Описание
Президент Федерации хоккея России Владислав Третьяк
© Антон Новодережкин/ТАСС

Сборная России завоевала бронзовые медали на чемпионате мира, поднявшись на вторую строчку рейтинга Международной федерации хоккея (IIHF). Не остались без наград мировых первенств молодежная и юниорская сборные. Президент Федерации хоккея России (ФХР) Владислав Третьяк в интервью ТАСС подвел итоги завершившегося сезона, рассказал о работе национальной программы подготовки хоккеистов, массовом отъезде российских игроков в Северную Америку и поддержал последние изменения в хоккейных правилах.

— Владислав Александрович, как вы оцените сезон для российского хоккея в целом?

— Я считаю, что в этом году мы собрали очень сильную команду на чемпионат мира и по таланту, и по потенциалу. За последние годы я не помню, чтобы была такая сильная сборная. В первую очередь я хотел бы поблагодарить всех ребят, кто приехал, и наших болельщиков, которые на протяжении всего сезона поддерживали команду. Сборная провела турнир неплохо, одно обидное поражение от финнов (0:1). В матче за бронзу обыграли достаточно сильную чешскую команду. Ну и мы вышли в рейтинге на второе место.

— На ваш взгляд, может быть, не стоило приглашать сразу 15 игроков, отыгравших целый сезон в Национальной хоккейной лиге (НХЛ), а сделать ставку на сыгранные сочетания из команд Континентальной хоккейной лиги (КХЛ)?

— Я думаю, что победа сборной Финляндии — это единичный пример. Их никто не рассматривал в качестве фаворитов, а ситуация сложилась таким образом. Но они молодцы, смогли подготовиться. Такие случаи бывают, но я не думаю, что это будет происходить каждый год, все же мастерство играет большую роль. Ну как можно не взять Овечкина, если он сам хочет играть и биться за свою сборную и страну. И Малкин мечтает играть за сборную.

— И Овечкин, и Малкин провели далеко не лучший чемпионат мира...

— Да, действительно. Они лидеры, в клубах все выиграли, завоевали много престижных индивидуальных призов. Может, нужно как-то правильно их использовать. Это дело тренера, я не хочу сейчас в него лезть. Раскрыть все сильные стороны игрока — очень большой талант тренера. В "Вашингтоне" вся команда играет на Овечкина. Может быть, большая площадка сказалась, но где-то была недоработка. В тренерские подробности не хочу вдаваться. Команда — целый организм, нельзя набирать всех звезд, должны быть и те, кто работают в меньшинстве, выполняют черновую работу.

— Большая часть составов сильнейших сборных состояла из игроков НХЛ, а чемпионы мира финны наиграли команду в матчах Евротура. Какая задача на Евротур ставится перед российской сборной?

— Мы через Евротур накатываем ребят, которые будут играть на Олимпиаде. Нам надо начинать уже сейчас привлекать молодых игроков. Потому что еще некоторые сильнейшие игроки уедут в НХЛ, сейчас Игорь Шестеркин поехал, через год, думаю, Илья Сорокин, нам нужны молодые вратари. У нас есть и юношеские Евротуры, и олимпийская сборная играет с командами Швейцарии, Германии. Хоккей на международном уровне другой, одно дело играть с "Динамо" и "Спартаком", а другое — с иностранной командой. Это борьба за страну, в таких играх все отдаются больше, чем за клубы. Уровень Евротура очень высокий, и мы через него пропускаем молодежь, даем возможность показать себя. В свое время Кирилл Капризов, Артемий Панарин себя здесь показывали, завоевывали место на чемпионат мира. Нам уже сейчас надо думать о подготовке к Олимпиаде. Может быть, на чемпионат мира поедет одна команда, на Олимпиаду — другая.

— Какова, на ваш взгляд, вероятность участия игроков НХЛ в Олимпиаде в Китае?

— Мы думаем, что на Олимпийские игры в Китае вряд ли приедут игроки из НХЛ. Конечно, нам бы хотелось, чтобы они играли, но у меня есть сомнения.

"Мы не можем привязать хоккеистов"

— Что скажете об игре молодежной и юниорской сборных?

— 20-летние ребята привезли бронзовые награды из Канады. В этом возрасте команда постоянно выигрывает медали. Порадовали юниоры. В последние годы выступали не очень удачно, а сейчас выиграли серебряные медали. Все наши команды завоевали награды, кроме женской, которая заняла четвертое место на чемпионате мира. Наши стабильно высокие результаты привели к тому, что в 2023 году мы будем принимать и взрослый чемпионат мира, и мировое первенство среди молодежных команд. Я не помню, чтобы какая-то из хоккейных держав проводила два чемпионата мира в один год, это два сильнейших турнира. Это говорит о признании нашего хоккея.

— Какие первые плоды дает национальная программа подготовки хоккеистов "Красная машина"?

— Мы взяли все лучшее, что есть у других хоккейных держав, и создали свою программу по всей стране. У нас чемпионы мира и олимпийские чемпионы ездят в другие города, проводят специальные семинары. Есть отдельные тренировки для защитников, я сам работаю с вратарями, приезжают ребята со всей страны. На сегодняшний день тренер не может заниматься с детьми без специальных дипломов, которые я лично подписываю. Мы очень много работаем, как результат — 28 человек выбрали на драфте НХЛ. Это показатель.

— Чем объясните массовый отъезд не только состоявшихся, но и молодых российских хоккеистов в Северную Америку?

— Конечно, мы не хотим, чтобы они уезжали. Но у нас демократическая страна, мы не можем привязать хоккеистов. Федерация старается, создает условия. Но если оглянуться на восемь-девять лет назад, тогда действительно были пробелы в подготовке, спортсмены не могли показывать себя. Сейчас у нас есть юниорская лига, молодежные лиги, студенческая лига, Высшая хоккейная лига (ВХЛ) и Континентальная хоккейная лига. Есть четкая вертикаль и разные этапы, где игрок может проявить себя. Вершиной пирамиды является национальная сборная. Нам многие завидуют, что практически все сильнейшие хоккеисты безотказно приезжают в сборную. Это большая работа федерации, в сборную стремится попасть каждый хоккеист.

— Как решить проблему перехода из молодежного хоккея во взрослый? Далеко не все клубы КХЛ дают много игрового времени молодым и талантливым ребятам...

— Конечно, такая проблема есть. КХЛ хочет взять всех лучших, это нормально. Когда я играл, из моего возраста только два человека попали в главную команду. Остальные ушли играть на другом уровне. Такие, как Крутов, Харламов, сразу пришли в основную команду, а остальные прошли через команды низших лиг. Не каждый спортсмен раскрывается в 17–18 лет. Они на сегодняшний день не подходят командам КХЛ, а в ВХЛ не всегда хотят играть. Многие так и не раскрываются и остаются талантами только на бумаге, процесс развития идет по-разному. Конечно, никто не будет открывать перед тобой двери, если ты молодой, но не играешь на должном уровне, у нас есть игроки среднего возраста, пять легионеров, которые тоже занимают места. Это рабочий процесс, надо пробиваться. И людям это удается.

— В этом сезоне в составе сборной хорошо себя проявили Илья Сорокин, Игорь Шестеркин, Илья Коновалов, Александр Георгиев, с чем связываете прогресс молодых российских вратарей?

— Это работа федерации. Когда я стал президентом Федерации хоккея России, в финале чемпионата России играли шведы и финны. Наших сильных вратарей вообще не было. В 2008 году вообще вратарей не было, мы ждали, когда Набоков проиграет, в три часа ночи дозаявили его. Он приехал, и мы выиграли чемпионат мира. Мы ввели налог на иностранных вратарей, сказали, платите нам девять миллионов или не берите иностранного вратаря. Это было прописано в регламенте. Нам не нужны были деньги, надо было спасать вратарское направление, и мы спасли.

— Какие сейчас отношения у Федерации хоккея России с Континентальной хоккейной лигой?

— У нас очень хорошие отношения с КХЛ, нет разногласий. Лига все делает, составляет расписание так, чтобы сборная играла и готовилась к важным стартам. В этом году мы выиграли Евротур. На матчах собирается наибольшее количество людей, был настоящий праздник в Санкт-Петербурге, когда на игре присутствовало более 71 тысячи человек. Думаю, что это впечатляет. Не все страны мира могут похвастаться такими результатами.

— Лимит на легионеров вас устраивает?

— Пока вот так. Каждый менеджер хочет выиграть. Конечно, легче всего взять финна или шведа. Стоит задача выиграть чемпионат, кого вы возьмете, чемпиона мира или 18-летнего пацана, которого никто не знает? Не сомневаюсь, что возьмете чемпиона мира, потому что вас уволят, если не покажете результат.

— Есть пример "Локомотива", который много доверял молодым игрокам, на один из матчей плей-офф в составе вышли 17 собственных воспитанников...

— Они в этом плане молодцы, а тренера Квартальнова уже нет в "Локомотиве". Хотя они играли очень неплохо. Многое зависит от руководства. Можно поставить задачу дать много молодых игроков, а не результат. Тогда тренер будет точно знать, что останется, его не снимут. Он сможет выпускать много молодых хоккеистов.

"Вратарям сделали не очень сладкую жизнь"

— Как бывший вратарь, как относитесь к переходу на канадские площадки на чемпионатах мира и уменьшению вратарской экипировки в НХЛ?

— НХЛ уже больше ста лет, и она борется за болельщиков. Там постоянно что-то делают, потому что заботятся о том, чтобы люди покупали билеты и приходили на хоккей. Болельщикам нужно зрелище, голы, эффектные сейвы. В последние годы упала результативность, они первым делом уменьшили экипировку вратарей. Сейчас вратари под два метра, и они просто играли туловищем и все. Сидели внизу, весь низ перекрыт и под два метра ростом — некуда забивать. Вратарям после уменьшения размеров амуниции сделали не очень сладкую жизнь.

— Со следующего года чемпионаты мира будут проходить на канадских площадках, это еще повысит зрелищность турнира?

— Я давно призывал IIHF сократить углы, меня не слушали, а теперь все равно пришли к этому. Все изменения должны работать на хоккей и зрителей. Зачем изобретать велосипед, если НХЛ уже все придумала? Почему они делают это, а мы нет? Здесь нечего бояться.

— Какие у вас есть идеи по изменениям в правилах, когда мы начнем что-то придумывать, а не копировать с НХЛ?

— Идей есть много, мы с IIHF обсуждаем, есть комиссия. Можно перенести точку вбрасывания и сделать ее прямо посередине ширины площадки. Вообще будет убийственно. Мы много чего обсуждаем. Например, чтобы вратарь вообще не выходил за ворота и не останавливал шайбу. Но пока это все осуществить очень тяжело.

— На данный момент нет ни одного кандидата на проведение женского молодежного чемпионата мира следующего года, есть ли заинтересованность со стороны ФХР принять турнир?

— ФХР всегда хочет проводить больше турниров, но пока мы этот вопрос не рассматривали. Если будет надо, мы рассмотрим. Когда больше турниров проходит в России, есть внимание, идет популяризация.

— Рене Фазель уйдет с поста президента Международной федерации в 2020 году, что-то еще изменится в структуре организации?

— Жалко, что Фазель уходит, он был на своем месте. Но это его личное решение, он сказал, что устал. Хотя я считаю, что он мог бы спокойно поработать до Олимпиады. Сейчас мы рассматриваем вариант, при котором совет IIHF получит больше прав, чтобы президент занимался публичными делами, совет же возьмет на себя больше функций. Сейчас практически все решения на президенте, и мы хотим немножко разделить функции. Пока все находится в стадии разработки.

Беседовал Артем Крук