Все новости

Посол ЕС в РФ: к возможностям для диалога нужно подойти с умом

Маркус Эдерер Михаил Джапаридзе/ТАСС
Описание
Маркус Эдерер
© Михаил Джапаридзе/ТАСС

Глава диппредставительства ЕС в Москве Маркус Эдерер рассказал в специальном интервью ТАСС о возможностях для диалога с Россией, дал оценку положению дел на Украине, в Молдавии, Казахстане, а также ответил на вопросы по иранской проблематике.

— Урсула фон дер Ляйен станет новым руководителем Европейской комиссии. Что это означает для ЕС и для отношений ЕС с Россией?

— Во-первых, я считаю, что день, когда Европейский парламент ее избрал, стал хорошим днем для Европы. Хочу отметить, что в этот раз решение о кандидатурах на высшие европейские посты было принято относительно быстро после проведения выборов в Европейский парламент. Если помните, пять лет назад на это ушло гораздо больше времени. Так что теперь есть ясность по будущему высшему руководству ЕС. Также необходимо заметить, что госпожа фон дер Ляйен — первая женщина во главе Европейской комиссии. И среди членов комиссии мы увидим больше женщин, о чем госпожа фон дер Ляйен уже сообщила. Что касается внешней политики и политики безопасности, то ее будут определять кандидат на пост верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности — зампредседателя Европейской комиссии, господин Боррель и страны — члены ЕС. Конечно, председатель комиссии играет важную роль.

Хочу обратить ваше внимание на "Основные политические принципы Европейской комиссии на 2019–2024 годы". В них будущий председатель Европейской комиссии обозначает некоторые важнейшие задачи, среди которых защита европейского образа жизни, укрепление позиции Европы в мире, дальнейшие решительные шаги по созданию Европейского оборонного союза в следующие пять лет. Последние интервью будущего председателя Европейской комиссии следует читать, соотнося с этими и другими ее ключевыми задачами.

Мы узнаем больше, как только коллегия Европейской комиссии будет полностью укомплектована и приступит к работе 1 ноября этого года

— Недавно вы сказали, что в связи с переменами на Украине и избранием нового руководства ЕС появляется возможность проведения в конце года встречи представителей РФ и ЕС для обсуждения перспектив дальнейшего развития отношений. Когда можно ожидать проведение такой встречи и на каком уровне она могла бы пройти?

— Я помню то мероприятие и вынужден настаивать на том, чтобы меня цитировали точно. Поэтому позвольте мне повторить сказанное тогда. Во-первых, я сказал, что в 2019 году отмечается отсутствие такого рода инцидентов, которые были в 2018-м (Солсбери, инцидент в Керченском проливе и другие). Это указывает на некоторое улучшение ситуации. Во-вторых, я сказал, что возвращение российских депутатов в Парламентскую ассамблею Совета Европы — это положительное развитие событий. И мы бы ожидали продвижения вперед также по двум важным вопросам, решение которых повлияет на отношения между Россией и ЕС. Первый — это прогресс в отношении минских соглашений и их выполнение. Второй вопрос — это успех трехсторонних консультаций с участием России, Украины и Европейской комиссии о транзите газа через Украину после 2019 года. Что касается отношений Россия — ЕС, я приветствовал прогресс в разведении военных сил и средств в районе Станицы Луганской. За время, прошедшее с того мероприятия до нашего интервью, состоялся телефонный разговор президентов России и Украины, что также является положительным развитием событий.

Мы можем только надеяться, что новые возможности, которые открывают предпринимаемые новым президентом Украины действия по выполнению минских соглашений, будут использованы с умом всеми сторонами для достижения прогресса в этом важном вопросе. Говоря "с умом", я подразумеваю, что сторонам следует сохранять положительный настрой, а не усложнять ситуацию еще больше действиями, подобными тем, что мы увидели сразу после избрания президента Зеленского, когда Россия объявила об упрощенном порядке выдачи российских паспортов жителям Донбасса.

По моему мнению, если в оставшиеся полгода не будет инцидентов, подобных тем, о которых я говорил ранее, и если будет достигнут прогресс в упомянутых областях, тогда, возможно, в конце этого — начале следующего года в отношениях Россия — ЕС откроется окно возможностей, которыми следует воспользоваться обеим сторонам. Я думаю, представится случай трезво оценить отношения между Россией и ЕС: где сохраняются разногласия, где преобладают общие интересы, как стабилизировать и по возможности продвинуться вперед в наших отношениях.

К тому времени не только будет сформировано высшее руководство Украины, в том числе после выборов в Верховную раду, но и новое руководство ЕС начнет работу 1 ноября. Поэтому, отвечая на ваш вопрос, я думаю, что мы только тогда сможем говорить о будущих встречах, поскольку на момент нашего разговора новые руководители ЕС еще не вступили в должность. И встречи, если состоятся, также будут результатом использования представившихся шансов, о которых я говорил.  

— Возможен ли визит нового главы европейской дипломатии Борреля в Россию в конце этого или начале следующего года?

— Как я уже сказал, еще слишком рано говорить об этом. Прежде политическая ситуация должна адаптироваться к возможности такого развития событий, а новое руководство ЕС — приступить к исполнению своих обязанностей в ноябре.

— Хочу спросить про INSTEX. Механизм задумывался для ограждения торговых операций с Ираном от санкционных мер США, а в итоге его решили задействовать для осуществления поставок продовольствия и медикаментов, которые ни под какие санкции и так не подпадают. К чему такие сложности? Когда следует ожидать поставок или закупок санкционных товаров в Иран и из Ирана, включая нефть? Что должны сделать третьи страны, чтобы стать членом этого механизма?

— Разговор об INSTEX следует начинать с текущей политической ситуации вокруг Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД). 8 июля Международное агентство по атомной энергии — впервые с момента вступления в силу СВПД — подтвердило, что Иран обогащает уран выше отметки 3,67%, зафиксированной СВПД. Европейский союз очень обеспокоен таким развитием событий и призывает Иран избегать дальнейших шагов, которые могут подорвать СВПД. Поэтому ЕС, как координатор группы международных посредников, согласовавших СВПД, находится в контакте с Китаем и Россией. Последнее заседание Совместной комиссии по выполнению СВПД состоялось в конце июня этого года.

INSTEX был создан с целью обеспечить выполнение СВПД после того, как США вышли из соглашения. Предназначение этого инструмента — создание условий для ведения законной коммерческой деятельности между Ираном и международным сообществом. Три государства, учредивших этот инструмент, заявили — полагаю, это было в их заявлении, сделанном в январе этого года, — что на начальном этапе INSTEX будет использоваться для обеспечения законной торговли медикаментами, медицинским оборудованием и агропродовольственными товарами. По завершении заседания министров иностранных дел 28 стран ЕС 15 июля верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини в своем заявлении отметила, что возможность торговли другими товарами, в том числе нефтью, в настоящий момент обсуждается учредителями INSTEX.

Что касается участия третьих стран в INSTEX, то здесь нет новостей. С самого начала было четко заявлено, что у третьих стран будет доступ к инструменту. По-моему, Великобритания, Германия и Франция дали четко понять, что это станет возможно после завершения начального этапа, когда инструмент будет использоваться странами — членами ЕС. Посмотрите заявление верховного представителя ЕС Могерини, она говорит, что необходимо урегулировать некоторые сложные финансово-правовые вопросы до предоставления третьим странам доступа к инструменту.

Для ЕС крайне важно сохранить СВПД, поскольку это соглашение — краеугольный камень режима нераспространения ядерного оружия

Европейский союз чрезвычайно заинтересован в том, чтобы не допустить гонку ядерных вооружений вблизи своих границ. Поэтому вместе с Китаем и Россией ЕС сделает все возможное для сохранения действия СВПД.

— Как вы сказали, СВПД важно для всех в мире, в том числе и для Европы. Созовет ли ЕС новую встречу в рамках СВПД? Каковы шансы на участие в ней США?

— Как я понимаю, сейчас ведется координационная работа по подготовке заседания Совместной комиссии. Но пока рано говорить о том, когда оно сможет состояться.

— Министр [иностранных дел Ирана] Зариф сказал, что лучшего соглашения, чем СВПД, не будет. Вы с ним согласны?

— На момент заключения и по сей день СВПД является лучшим имеющимся соглашением, ограничивающим возможность Ирана производить ядерное оружие. Я думаю, что в этом убежден не только Иран, но и все страны, которые придерживаются СВПД с момента его заключения. Процитирую министра иностранных дел Франции, господина Ле Дриана, который после того, как Иран превысил разрешенный уровень обогащения урана, назвал нарушение соглашения Ираном "плохой реакцией на плохое решение" [США о выходе из сделки]. Полагаю, это точное описание ситуации.

— Вопрос о ситуации, когда Россия и ЕС, полагаю, нашли хорошее решение политического кризиса в Молдавии... Как ЕС удалось найти общий язык с РФ в этом вопросе?

— Молдова сама нашла решение затянувшемуся политическому кризису. Это суверенное государство, и оно несет ответственность за собственные политические процессы. Но вы правы, процесс формирования коалиции немного затянулся. Однако результат, я думаю, является абсолютно приемлемым и приветствуется по части демократического процесса и легитимности нового правительства. С самого начала ЕС заявлял, что будет работать с демократически легитимным правительством. 20 июня Европейский совет приветствовал мирную передачу власти. Член Европейской комиссии Хан стал первым иностранным политиком, посетившим Молдову после формирования нового правительства.

Так что ЕС приветствует тот факт, что правительство госпожи Санду взяло на себя обязательство осуществлять необходимые реформы. ЕС продолжит поддерживать Молдову, пока страна следует по пути реформ и соблюдает стандарты в области демократии и верховенства права. Мы хотим, чтобы жизнь граждан Молдовы ощутимо изменилась к лучшему.

— В своей Центральноазиатской стратегии ЕС подчеркивает, что не намерен действовать по принципу: партнерство либо с нами, либо с Россией. Но, например, для Казахстана ЕС — крупнейший торговый партнер еще с 2002 года. Вы действительно считаете, что это не будет вызывать обеспокоенности у России? Готов ли ЕС, при необходимости, к трехсторонним переговорам с РФ и Казахстаном по созданию единого торгового пространства, как предлагала в 2013 году Россия в случае с Украиной?

— Я считаю, что в международной политике заинтересованные стороны не должны мыслить категорией "победитель — проигравший"

Поэтому подход ЕС — и не только в отношении Центральной Азии — никогда не станет подходом "мы или они". ЕС всегда будет стремиться найти взаимовыгодное решение, учитывающее интересы всех сторон. Это подтверждается не только нынешней, второй, редакцией стратегии ЕС в отношении Центральной Азии, но и ее первой редакцией, представленной в 2007 году.

Вы говорите о возможной обеспокоенности в связи с тем, что ЕС является крупнейшим торговым партнером Казахстана. Я на это замечу, что ЕС также является крупнейшим торговым партнером России. Разве Казахстан или какая-либо другая страна высказывали когда-нибудь обеспокоенность в связи с этим? Нет, да и, собственно, почему бы им это делать? Поэтому считаю, что никто не должен беспокоиться по поводу торгового баланса других стран с Европейским союзом.

В целом Казахстан, как и Молдова, — это суверенное государство. Ему не нужны советы в отношении его внешнеторгового баланса ни от стран-соседей, ни от ЕС. К тому же ни одно государство не должно считать, что другие страны находятся в его "сфере влияния". Равно как ни одно государство или организация не должны никогда претендовать на то, чтобы принимать решения о статусе других стран без участия последних.

Поэтому я считаю, что ваш вопрос не имеет под собой оснований. Позвольте также отметить, что Соглашение о расширенном партнерстве и сотрудничестве, которое ЕС заключил с Казахстаном в 2015 году, не является ни соглашением о свободной торговле, ни соглашением о торговых преференциях. Поэтому никак не влияет на статус Казахстана в Евразийском экономическом союзе. И ваше сравнение с Украиной, по моему мнению, безосновательно.

— Какова позиция ЕС в отношении выдачи шенгенских виз жителям Крыма?

— Всем известно, что ЕС не признал и не признает незаконную аннексию Крыма и Севастополя Россией. Поэтому российские паспорта, выданные в Крыму российскими властями после аннексии, не будут признаваться и приниматься при обращении за шенгенской визой.

Есть два способа, как жители Крыма могут получить шенгенскую визу. Первый — для жителей Крыма, у которых есть проездные документы, выданные там российскими властями до незаконной аннексии. Второй способ — следующий: многие жители Крыма имеют украинский паспорт или могут его получить, поскольку Украина по-прежнему считает жителей Крыма украинскими гражданами. И жители Крыма могут использовать эти украинские небиометрические паспорта. Однако и в том, и в другом случае им следует обращаться за шенгенской визой в консульства стран ЕС, расположенные в Украине, а не в России.

Кстати, а если у них есть биометрический украинский паспорт, то они могут совершать безвизовые поездки в страны Шенгенского пространства, поскольку для украинцев с биометрическими паспортами действует безвизовый режим. И этот безвизовый режим существует с 2017 года. Словом, если бы Россия не аннексировала Крым в 2014 году, жители Крыма имели бы базовое право на безвизовые поездки в страны Шенгенского пространства, как и все украинцы.

— И последний вопрос — Договор о РСМД. Европейские официальные лица говорят, что мяч на стороне России. Почему только на российской стороне, а не на американской?

— Европейский союз считает, что последние 30 лет Договор о РСМД вносит значительный вклад в обеспечение европейской и международной безопасности. Мы выразили серьезную обеспокоенность ситуацией вокруг Договора о РСМД, срок действия которого может закончиться 2 августа 2019 года.

В то же время мы призываем Российскую Федерацию ответить по существу на неоднократно высказывавшиеся серьезные обеспокоенности, касающиеся разработки, летных испытаний и развертывания ракетных комплексов наземного базирования 9М729, а также на вытекающие из этого серьезные обеспокоенности в связи с нарушением положений Договора о РСМД. И мы считаем, что в этой связи необходимо незамедлительно предпринять существенные, прозрачные действия, чтобы обеспечить полное и поддающееся проверке соблюдение положений Договора о РСМД.

Остаются считаные дни, когда Россия может вернуться к договору, приняв необходимые меры для сохранения этого важного элемента архитектуры европейской безопасности. В свете этого негативного развития ситуации и с учетом нашей приверженности поддающемуся проверке и эффективному контролю над ядерными вооружениями и ядерному разоружению в соответствии с договорами, мы бы приветствовали заблаговременный, активный диалог о будущем Договора СНВ-III после 2021 года и других договоров в области контроля над вооружениями.

Беседовал Иван Колыганов