Все новости

Алена Косторная: мои тройные аксели — результат уязвленного самолюбия

Алена Косторная AP Photo/Francois Mori
Описание
Алена Косторная
© AP Photo/Francois Mori

Третий этап серии Гран-при по фигурному катанию завершился очередным триумфом тренерской школы Этери Тутберидзе — на этот раз победительницей турнира стала ее 16-летняя воспитанница Алена Косторная. Вчерашняя юниорка исполнила в двух программах сразу три тройных акселя. Еще совсем недавно эти прыжки можно было встретить только на мужских соревнованиях. Косторная рассказала ТАСС о том, как в ее программах появился тройной аксель, что значит для спортсмена уязвленное самолюбие, о секретах выразительности своего катания и тонкостях мейкапа.

— Алена, во-первых, поздравляю с победой. Три тройных акселя — это по-настоящему впечатляет. Вот только что-то не укладывается в голове, как такое возможно. Еще на контрольных прокатах вы всячески "отнекивались" даже от возможности этого прыжка.

— К контрольным прокатам я была не готова, и я не знаю почему. Была не готова настолько, что не смогла даже чисто откатать свой простой контент. Не получилось. И тогда я решила что-то менять.

— Рисково в самом начале сезона. Когда конкретно это решение пришло?

— Буквально спустя день после контрольных прокатов вышла на тренировку и решила попробовать четверной сальхов. Правда, тренеры сказали мне пока его оставить и попробовать тройной аксель.

— И сразу попробовали?

— Отнекивалась — "не хочу", "не буду". Предложили попробовать на удочке (приспособление, облегчающее изучение новых прыжковых элементов и минимизирующее риск получения повреждений — прим. ТАСС).

— Согласились?

— Ну уж нет. Решила, лучше я сама, чем на удочке. Конечно, я падала, падала, падала, а потом раз — и он получился. Сначала по разу, по два на тренировке получалось. А потом в какой-то момент уже три-четыре прыжка собрала. Вот тогда и поняла, что какой-то шанс есть.

— Но это только шанс, как было дальше?

— Потом приехал Даниил Маркович (Глейхенгауз, хореограф — прим. ТАСС) и говорит: "Мне сказали, ты аксели прыгаешь? Показывай". А я же еще не катала программу с тройным акселем до этого. В общем, два проката я снова падала, а на третий день уже стала с этого прыжка выезжать.

— Но прыжков-то целых два.

— Потом мне тренеры сказали — ладно, давай их будет два, чтобы быть увереннее. Первый делаешь, второй как запасной будет. Так я начала с одним запасным акселем произвольную катать. Только потом тренеры мне уже сказали — ну раз ты с двумя акселями программу уже делаешь, так какой смысл с одним. В итоге сделала, сама виновата (смеется).

— Алена, такое доверие и такая уверенность тренеров — это же просто бесценно для спортсмена.

— Да, правда. И тут, кстати, еще один момент сработал — мне очень многие говорили до этого: "Алена, у тебя такие прыжки, ты должна их прыгать".

— Как расценивали свои шансы на сезон перед его стартом?

— Еще до сентябрьских контрольных прокатов на обсуждении планов меня внутренне очень резало, когда я с разных сторон слышала: "Ну да, ты молодец, но вот если бы ты еще и прыгала то-то". Как же меня эти "вот если бы" разозлили! Это что получается, что мне с таким набором во второй половине сезона снова по юниорам кататься?

— Выходит, что уязвленное самолюбие чудеса творит?

— Это точно.

— Прыжки прыжками, но откуда такая хореография? О ней в мире фигурного катания только ленивый не говорит. Как это получается в вашем юном возрасте?

— Я не знаю. Когда я была еще совсем маленькая, ходила на уроки актерского мастерства. Может, это помогло. Но вот что я точно знаю — если мне что-то нравится, я буду идти до конца. Если мне нравится какая-то музыка, то я буду выжимать себя под нее по максимуму. Выжимать так, что вокруг будут говорить — это действительно хорошо.

— Любимая музыка, любимые композиторы есть?

— Так бывает, что вот екнуло в сердце, и все. И я знаю точно, если для программы у меня будет та музыка, что мне нравится, с ней будет больше шансов, чем с той, что мне выберут, не посоветовавшись.

— А когда вот так екало в последний раз?

— Да буквально вчера — смотрела выступление пар, катались теперь уже бронзовые призеры французского этапа американцы (Хэвен Денни и Брэндон Фрейзер — прим. ТАСС). Где-то в середине программы она была в поддержке, и там прозвучала музыка, которая мне как раз понравилась.

— Позволю себе совсем женский вопрос. Несмотря на юный возраст, у вас на выступлениях всегда очень удачный макияж, практически идеальные стрелки, тон помады. Вы сами выбираете себе образы, сами делаете мейкап?

— Да.

— И сами научились?

— Пришлось. Многих в юном возрасте перед стартом красят родители, меня в том числе. Но однажды случилась такая ситуация, что мама не смогла приехать на соревнования, не смогла причесать и накрасить меня перед стартом.

— Представляю себе. Сама не раз оказывалась в подобных ситуациях как мама, просто трагедия.

— И это было, кстати, на моем первом чемпионате Москвы. Мне тогда лет 12−13 было. В общем, все пришлось сделать самой.

— И линия контура губ не уползла плавно за ухо?

— Ни капельки. Я видела, как красят меня, видела, как причесывают. И все это в тот раз сделала сама. И знаете что? Мне очень это понравилось.

Беседовала Вероника Советова