Все новости

Маргарита Пахноцкая: РУСАДА не примет решений исполкома WADA ради защиты спортсменов

Маргарита Пахноцкая Вячеслав Прокофьев/ТАСС
Описание
Маргарита Пахноцкая
© Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Заместитель генерального директора Российского антидопингового агентства (РУСАДА) Маргарита Пахноцкая в интервью ТАСС подвела предварительные итоги работы организации в 2019 году и поделилась опасениями перед назначенным на 9 декабря заседанием исполкома Всемирного антидопингового агентства (WADA).

— На дворе декабрь, пора подводить предварительные итоги. Довольны ли вы работой РУСАДА в уходящем году?

— Наверное, быть абсолютно довольным невозможно. Даже в том случае, если ты выполнил свою задачу на достаточно высоком уровне. Если смотреть плановые количественные показатели, то, конечно, мы их всех достигли. И даже перевыполнили по всем направлениям. Я говорю и про образовательные мероприятия, и про тестирования. Единственное, что нас ограничивает, это бюджет. Каждое мероприятие стоит денег, а имеющихся у нас человеческих ресурсов и материально-технической базы хватает на то, чтобы выполнять больше задач, чем это возможно сейчас.

В сентябре 2018-го мы получили соответствие Всемирному антидопинговому кодексу и входили в новый год с надеждой на лучшее. Но, как говорится, как год начнешь, так его и закончишь. Вы, наверное, помните, что в связи с затяжкой передачи базы данных московской лаборатории первые дни января были тревожными. Ну и ближайший понедельник, когда состоится заседание исполкома Всемирного антидопингового агентства, вероятнее всего, принесет нам грустные вести.

— Вы уверены в том, что исполком согласится с рекомендацией комитета по соответствию лишить РУСАДА статуса соответствия?

— Я на 95 процентов уверена, что решение не будет отличаться от того, что рекомендовал комитет по соответствию. Мы со своей стороны изучаем возможность воспользоваться правом не согласиться с вердиктом исполкома. Главное для РУСАДА — помочь нашим чистым спортсменам, которые могут пострадать.

Мы хотим, чтобы все понимали, что РУСАДА в своей юрисдикции сделало все возможное, чтобы предотвратить и не допустить того, что произойдет в ближайший понедельник. И сейчас мы хотим попытаться использовать последнюю возможность, чтобы минимизировать негативные последствия решения исполкома WADA для наших честных спортсменов.

— К теме будущих санкций в отношении РУСАДА и всего российского спорта мы еще вернемся. Давайте продолжим подводить итоги уходящего года.

— Этот год был во многом необычным для нас. Знаковым событием стало совместное расследование дела прыгуна в высоту Данила Лысенко совместно с Athletics Integrity Unit. С одной стороны, мы гордимся тем, что сумели справиться со стоящими перед нами задачами и пришли к определенным промежуточным итогам. Но с другой, присутствует разочарование. То, чем может обернуться для Всероссийской федерации легкой атлетики это дело, я лично понимала еще в мае. Тогда я известила спортивное руководство страны, что результат будет плачевным для отечественной легкой атлетики и предложила ряд вариантов действий. А наш генеральный директор Юрий Александрович Ганус говорил об этом публично, но не был услышан.

Я считаю, что такого провала можно было избежать, если бы люди тогда прислушались к нам и более ответственно относились к той информации, которую мы им предоставили. Да, международная федерация еще не назвала виновными семерых отстраненных. На мой взгляд, она обладает очень серьезными доказательствами вины. Но нужно дождаться, когда будет вынесен итоговый вердикт.

— Наши спортсмены и тренеры продолжают видеть в РУСАДА только карательный орган?

— Я очень много думала на эту тему и понимаю, почему многие спортсмены и тренеры сейчас не любят РУСАДА. Потому что все время появляются какие-то новости о дисквалификациях и отстранениях, к которым наше агентство имеет прямое отношение в силу обладания функциями контроля и наказания. Но я хочу заметить, что РУСАДА сейчас максимальное внимание уделяет превентивной деятельности. Мы хотим, чтобы атлеты и тренеры жили в спорте по правилам, так же как они это делают в своей обычной жизни, когда, нарушая закон, люди внутренне согласны с тем, что могут понести то или иное наказание. Когда в спорте в части антидопинговых правил будет такое же понимание, именно тогда мы выйдем из кризиса. А не когда РУСАДА вернет себе статус или люди поедут на Олимпиаду под флагом своей страны.

— Еще что-то положительное принес РУСАДА уходящий год?

— Новая команда РУСАДА в этом году получила еще больше признания со стороны своих зарубежных коллег. По предложению WADA мы проводили тренинг для девяти азиатских антидопинговых агентств. Мне кажется, такие приглашения говорят больше о нашем растущем международном авторитете, чем самые громкие слова. Далее, РУСАДА совместно с антидопинговым агентством Греции и правительством этой страны провели большой международный симпозиум. Представители РУСАДА, и я в том числе, выступали спикерами практически на каждом международном мероприятии, на котором присутствовали. Причем выступали по предложению иностранных организаторов.

— В этом году вы возглавили комитет Совета Европы по защите осведомителей в сфере спорта.

— Я считаю это назначение не только своим личным достижением, но и серьезным успехом как для РУСАДА, так и нашей страны в целом. Мы уже провели два рабочих заседания, в марте планируем провести третье.

— А в случае лишения РУСАДА соответствия вы лишитесь этого поста?

— Нет. Этот комитет является структурным подразделением Совета Европы. Совет Европы не имеет никакого отношения к WADA. Если мы посмотрим на рекомендуемые санкции, то там речь идет про официальных лиц из правительства, Олимпийского и Паралимпийского комитетов России. Про сотрудников РУСАДА там ничего не говорится, к нашему агентству ни у кого вопросов нет.

— А что вы можете сказать про информаторов в российском спорте?

— Количество сообщений на нашу горячую линию растет. По сравнению с прошлым годом оно увеличилось больше чем в два раза. Но я хорошо знаю историю нашей страны и понимаю, что любую хорошую идею можно извратить и она может превратиться в нечто омерзительное, что люди до сих пор вспоминают это с ужасом и боятся возвращения тех мрачных сталинских времен, когда по ложным доносам арестовывали и казнили невиновных.

Мы понимаем, что люди, обращающиеся к нам, могут руководствоваться разными мотивами. Кто-то действует из благих побуждений, а кто-то, наоборот, сводит грязные счеты. Наши сотрудники прекрасно понимают, что этот канал может использоваться в недобросовестных целях. И если в результате расследования заявления о якобы имеющихся фактах нарушений антидопинговых правил не подтверждаются, то дело может быть заведено уже в отношении того человека, который предоставил нам заведомо ложную информацию.

Возросшее количество обращений информаторов, на мой взгляд, свидетельствует о возросшем доверии к РУСАДА. Значит, люди верят, что нарушители антидопинговых правил обязательно будут наказаны. Замечу, что самое большое количество сообщений посвящено тому, что спортсмены продолжают выступать на соревнованиях, будучи дисквалифицированными. Таких случаев, к сожалению, много. Они выступают на турнирах в других регионах либо в смежных видах спорта. Бывают, правда, единичные случаи, когда спортсмены заявляются на соревнования под чужими фамилиями.

Если осведомителем становится человек, ранее нарушивший антидопинговые правила, он таким образом получает возможность снизить себе срок наказания. Есть соответствующая статья в кодексе, которая называется "Существенное содействие".

— Сейчас все находятся в ожидании 9 декабря, когда состоится заседание исполкома WADA. Следите ли вы за тем, что пишет сейчас пресса и что обсуждается на телевидении? Я про Россию.

— Меня очень удивляет позиция многих наших специалистов и экспертов, которые абсолютно уверены в своей правоте и отказывают в последней экспертам Всемирного антидопингового агентства. Я посмотрела все передачи на эту тему, которые показывались по телевизору. А заметки в СМИ я уже не читаю, потому что там нет ничего нового.

У нас есть отчет, который подготовили эксперты WADA. Есть отчет, который подготовили эксперты из Лозанны. Есть отчет российских экспертов. Я не хочу сейчас поднимать новую агитационную волну и говорить, кто прав, а кто виноват. Но я призываю всех людей из мира спорта обратить внимание на простые вещи.

Вопрос, что справедливо, а что — нет, это вопрос из области диалектики. В нашем случае все максимально просто. В апреле 2018 года вступил в силу новый стандарт WADA по соответствию, который является приложением к Всемирному антидопинговому кодексу.

Зачем сейчас задавать вопросы о справедливости? Все лежит в области юриспруденции. Как человек я могу сказать, что это не совсем справедливо, потому что наказание понесут невиновные спортсмены. Но это совершенно логично и законно в соответствии с указанными в стандарте последствиями для его подписантов.

Если говорить на тему исправлений в базе данных, то, на мой взгляд, нет смысла сейчас обсуждать, вносил ли когда-то тот же Григорий Родченков какие-либо правки. Он покинул Россию несколько лет назад, после чего наш Следственный комитет открыл против него уголовное дело. В рамках этого дела было опечатано все имущество антидопинговой лаборатории. И, как я понимаю, та база данных, существовавшая на момент судебного решения, должна была быть отключена от интернета, к ней должен был быть ограничен доступ, то есть полностью законсервирована. Если есть потребность в дальнейшем использовании этой базы, то должна быть сделана копия, которую потом можно будет изменять и дополнять.

Хотя я не знаю, насколько активная деятельность велась в дальнейшем, поскольку московская лаборатория могла работать только с кровью. А сама база все это время должна находиться в опечатанном состоянии и ждать своего часа. А когда этот час наступил, она должна была быть передана в целости и сохранности экспертам WADA. Все остальное – это истерики и никому не нужные дискуссии.

— Многие в России считают, что комитет по соответствию WADA вынес рекомендации, не изучив обстоятельно все материалы. Например, почему не были перепроверены вывезенные из лаборатории допинг-пробы? И изначальные raw-файлы, которые, как уверяют российские специалисты, невозможно подделать, тоже не были приняты во внимание.

— Речь идет о простом выполнении договоренности — передать аутентичную базу LIMS, вопрос изучения и сопоставления информации из разных источников — это другой вопрос. Что касается перепроверки допинг-проб, то она идет, дела передаются.

— Как вы думаете, WADA обладает железобетонными доказательствами вины российской стороны?

— Мне кажется, они более чем серьезные. Возможно, были варианты для продолжения конструктивного диалога с WADA.

— Может ли WADA в самом ближайшем будущем лишить московскую лабораторию возможности работы с кровяными допинг-пробами, которая была возвращена ей в мае 2016 года?

— Эта угроза лишения очень реальна. У нас сейчас есть договоры с 13 европейскими антидопинговыми лабораториями, но ни в одну из них нельзя пока доставить кровь в течение 24 часов после ее забора. А для паспорта крови этот анализ имеет очень короткий срок хранения. А в тех странах, с которыми у нас есть единое таможенное пространство, аккредитованных WADA антидопинговых лабораторий нет. Поэтому нам придется думать, как оперативно доставлять в Европу пробы крови. Но понятно, что это будет куда сложнее и гораздо дороже.

— Тогда эти расходы дополнительным бременем лягут на бюджет РУСАДА в ущерб другим не менее важным делам?

— Да, это так. Также не нужно забывать, что в последних рекомендациях комитета по соответствию говорится о большом штрафе, который возможно очень скоро придется выплачивать нашему антидопинговому агентству. Также могут потребоваться деньги на содержание международного эксперта. Мы заранее просчитали все риски и уведомили об этом Минфин, который выделяет нам бюджет

— Как вы думаете, почему предлагается лишить РУСАДА соответствия на определенный срок (4 года), а не до тех пор, пока WADA не получит подлинную базу данных лаборатории? Когда на РУСАДА в ноябре 2015 года первый раз накладывали санкции, то ни о каком конкретном сроке наказания не было и речи.

— Это юридическая казуистика — санкции могут быть применены в первую очередь к антидопинговому агентству, но при этом какой должна быть дорожная карта никому не понятно, так как претензий к РУСАДА нет, поэтому предлагаются временные санкции.

— По вашим прогнозам, исполком WADA 9 декабря примет жесткое решение в отношении РУСАДА.

— Да, это так. В тот же или на следующий день мы получим от WADA текст этого решения. Мы с Юрием Ганусом на днях обсуждали этот вопрос и пришли к мнению, что ради сохранения достоинства наших спортсменов соглашаться с нашим наказанием нельзя.

А так, у нас есть поручение от совета учредителей включить пункт об обсуждении будущего решения исполкома WADA в повестку ближайшего заседания наблюдательного совета, которое запланировано на 19 декабря. Хотя решение о принятии или непринятии санкций WADA вправе принять и генеральный директор, который также относится к органам управления.

— Уже сейчас можно говорить, что судьба российского спорта будет решаться в Спортивном арбитражном суде в Лозанне. От того, какое решение примут судьи, зависит очень многое. Совет учредителей РУСАДА, Министерство спорта уже думают о том, кто будет защищать российские интересы в Швейцарии? И откуда возьмутся деньги на высококвалифицированных адвокатов?

— Все расходы, которые не предусмотрены текущим бюджетом РУСАДА, должно гарантировать правительство РФ. Нам потребуются юристы с безупречной репутацией. Если мы привлечем адвокатов, имеющих неоднозначный послужной список, то это только навредит делу. Это должны быть люди, к которым нет вопросов ни в России, ни за рубежом. И нам нужны очень сильные юристы, потому что не очевидно, на чем должна основываться линия защиты в данной ситуации.

У меня нет четкой информации, идут ли сейчас переговоры с кандидатами в адвокаты, но из неформального общения могу сделать вывод, что над этим вопросом уже думают в Министерстве спорта. Какая-то ясность, я думаю, может наступить уже на ближайшем заседании наблюдательного совета.

Беседовал Альберт Стародубцев