Все новости

Дмитрий Свищев: в России нужно ужесточить наказание за распространение допинга

Дмитрий Свищев Владимир Гердо/ТАСС
Описание
Дмитрий Свищев
© Владимир Гердо/ТАСС

Член комитета Госдумы по физической культуре, спорту, туризму и делам молодежи, глава Федерации керлинга России (ФКР) Дмитрий Свищев рассказал в интервью ТАСС о планах ужесточить наказание за распространение допинга в России, принятии законопроекта по возвращению продажи пива на стадионы, а также о перспективах привлечения частного финансирования в профессиональный спорт.

— Российский спорт выходит из самоизоляции. Что в первую очередь необходимо сделать для восстановления индустрии?

— Важно, чтобы спортивные мероприятия, соревнования и тренировки проходили под жесточайшим контролем медиков. У каждой команды должен быть врач и куратор от федерации. Услышав о послаблениях, нельзя рваться в бой, забыв о предосторожностях. Так ведь можно улететь в еще большую бездну, потому что бесконтрольность может быть очень опасна.

Я за открытие тренировок и возобновление чемпионатов, но только под жесточайшим контролем соблюдения мер предосторожности. Я думаю, что каждый клуб должен следить за этим, бесплатно раздавать маски, перчатки и антисептики болельщикам на входе. Также можно на входе на стадион поставить пункты дезинфекции, это стоит не так дорого. Например, арки, которые обрабатывают паром, могут решить большое количество вопросов. Люди будут с пониманием относиться к мерам безопасности и будут знать, что, приходя на арену, не подхватят опасный вирус.

Уверен, что в силах руководителей команд все это решить. Проверка температуры, маски и перчатки, регулярное тестирование на коронавирус непосредственно команд и участников соревнований.

— В любом случае, вы за проведение соревнований со зрителями?

— Не знаю ни одного владельца команды, который был бы за то, чтобы стадионы пустовали. Тогда можно вообще играть на придомовой площадке. Мы за присутствие зрителей, но и за разумность и соблюдение мер безопасности. Зрители — это часть индустрии спорта. Выстраивание взаимодействия с объединениями болельщиков должно стать приоритетом в работе спортивных федераций в сегодняшних условиях.

— Есть клубы, у которых возникают финансовые проблемы. Стоит ли государству помогать профессиональным клубам, чтобы сохранить их существование?

— Сейчас уникальная возможность для государства обратиться к бизнесу. Мы все любим спорт и ждем его возвращения, это очень важная сфера нашей жизни. Но есть и первоочередные меры в нашей жизни, без которых мы не проживем. Государству надо в первую очередь выполнить свои обязательства там. А на спорт может просто не остаться денег. Мы давно говорим о том, что профессиональный спорт должен поддерживаться не государством, не губернаторами, не муниципальными образованиями, не госкомпаниями, а непосредственно бизнесом. При этом государство должно оказать всесторонние меры поддержки бизнесу, который финансирует спорт. Если бизнес социально ориентирован через спорт, надо создавать преференции. Например, льготное налогообложение, льготы по кредитам, которые берутся на строительство спортивных объектов, льготное выделение земельных участков и так далее. Мы должны протянуть руку помощи бизнесменам, которые поддерживают спорт. И тогда у нас будет синергия между государством и спортивными инвесторами. Формирование государственно-частного партнерства в России со всеми необходимыми механизмами как раз и будет способствовать развитию материально-технической базы спорта, а равно и достижению национальных целей, определенных президентом России.

— Какая ситуация с законопроектом о продаже пива на стадионах?

— Он прошел первое чтение, потом мы внесли поправки. Сейчас Минфин и правительство подготовят свои поправки, в ближайшее время мы увидим новую версию этого закона.

Основная поправка ко второму чтению — положение о возможности продажи пива не только на футбольных стадионах. Необходимо сделать дозированное и нормальное потребление под контролем владельцев стадионов. К тому же мы предлагаем продавать на спортивных аренах пиво крепостью не выше 5%, то есть уменьшили градусность. Люди на стадион не ходят, чтобы напиться.

В целом для развития спортивной индустрии необходимо перестраиваться, изменять законы, чтобы спорт мог зарабатывать и привлекать инвестиции — негосударственные инвестиции.

— Вы вносили несколько законопроектов в части антидопинговой политики. Необходимо ли продолжать обновление антидопингового законодательства в России?

— Антидопинговое законодательство России меняется согласно требованиям WADA. Мы однозначно должны следовать кодексу WADA. Мы сделали качественный рывок вперед, когда приняли несколько законов по противодействию допингу. Мы ввели уголовную и административную ответственность за те или иные правонарушения в сфере применения запрещенных препаратов. Считаю, что надо еще более жестко отнестись к этому.

К сожалению, отдельные случаи все равно возникают. Не боятся у нас люди ни штрафов, ни ответственности. А потом это сказывается на всем российском спорте. Сейчас мы прорабатываем этот вопрос, и если будет необходимо ужесточать меры ответственности и наказание за применение, изготовление и склонение к употреблению запрещенных препаратов, это будет сделано. Важно рубить это зло на корню, ведь спортсмен — это только конечная инстанция. Самые главные преступники — это те, кто склоняет спортсменов к употреблению запрещенных препаратов. И таких людей нужно карать нещадно. Сейчас я прорабатываю вопрос об ужесточении наказаний за склонение и распространение запрещенных препаратов. Мы активно сотрудничаем с РУСАДА, привлекаем и силовые структуры. Мы считаем, что ужесточать ответственность за такие деяния необходимо. Мною также внесен законопроект о дополнении федеральных стандартов спортивной подготовки разделом об антидопинговом обеспечении. Надеюсь, закон будет принят.

— Следите за правоприменительной практикой? Много ли было возбуждено дел?

— К сожалению, единицы. Даже десятками назвать нельзя. Два-три уголовных дела. А допинговых нарушений больше. Мы не просто следим за статистикой, а анализируем каждый случай, особенно за рубежом. Именно это позволяет мне понимать, какие меры следует предлагать, а какие правила уже пора изменить.

— Пару лет уже прошло с Олимпийских игр в Пхенчхане. Понимаете ли вы сейчас, что тогда случилось с Александром Крушельницким?

— Я с Сашей и его женой регулярно контактирую. Человек до сих пор не перегорел, мечтает вернуться в большой спорт. Я в него верю, верю в то, что он вернется. Он целеустремленный боец, который хочет всем доказать, что никакого отношения к тому неприятному инциденту он не имел. Считаю, что это либо диверсия против него, либо разгильдяйство. Я склоняюсь к первому варианту. Он взрослый, самодостаточный и умный парень, у него сильный тренерский штаб. Все были проинструктированы, и я лично предупреждал всех, что могут быть провокации. Предупреждение не сработало. После всех экспертных заключений стало очевидно, что это произошло или в период предолимпийского сбора в Японии, или уже на Олимпиаде. Круг достаточно узок. К сожалению, расследование зашло в тупик, уголовное дело нам не удалось возбудить. Все запросы наших официальных органов и нашего Олимпийского комитета в МОК и оргкомитет Игр в Пхенчхане не увенчались успехом. Это тайна, покрытая мраком. Александр готовится через год возобновить тренировки, законодательство это позволяет. Через год-полтора он планирует возобновить и выступления на соревнованиях.

— Тестируете ли вы своих спортсменов на коронавирус?

— Мы будем четко следовать требованиям. Мы регулярно проводим онлайн-конференции, еженедельно требуем от региональных федераций отчеты. Спортсмены сейчас по домам, у нас здесь все спокойно. Перед нашими общими сборами в Кисловодске все будут протестированы. У нас примерно 60 человек будут на этих сборах.

— Есть ли планы по строительству в крупных городах центров керлинга?

— Арена в Сочи закрыта на реконструкцию, там будет строиться многопрофильный спортивный центр. В нем, в принципе, будет возможно проводить соревнования по керлингу. Плиту и холодильник никто не ломает. Детские школы и тренировки национальных команд переходят на олимпийский объект "Айсберг", который будет соответствовать всем международным требованиям для проведения соревнований по керлингу. Параллельно в Олимпийском парке мы будем строить свою тренировочную арену на четыре-пять дорожек. В Москве у нас будет строиться многофункциональный комплекс из 12 дорожек, нам выделен кусок земли 2,5 га в пойме во Мневниках. Сейчас идет проектирование, в июне будем на площадке проводить предварительные работы. И через полтора года у нас будет арена. Сейчас Анна Сидорова проводит со мной переговоры, чтобы там создать свою школу и академию керлинга своего имени. Я это поддерживаю.

— Сидорова завершила карьеру?

— Она как минимум до завершения олимпийского цикла будет играть.

— Удовлетворен ли Минспорт прошедшим сезоном у керлингистов?

— Сезона фактически не было. Минспорт поддержал то, как мы формируем команду, и принципы формирования. Например, сейчас есть идея сделать одну мощнейшую женскую команду, где Анна Сидорова будет играть вместе с Алиной Ковалевой. Будем надеяться, что нашему тренерскому штабу удастся это сделать.

— Думали ли вы о натурализации спортсменов?

— О натурализации я думал в первое время, когда пришел в федерацию. Я поднял вопрос, и мы тогда пригласили канадских спортсменов. Но, к сожалению, эта тема дальше не пошла. В принципе, я не вижу ничего плохого в натурализации спортсменов. Мировой опыт говорит о том, что это правильное решение. Это мощнейший прыжок для того, чтобы догнать лидирующие страны. Но не стоит забывать, что в России много талантов, и отыскать его — первоочередная задача любого тренера.

— На какие ближайшие крупные международные соревнования по керлингу претендует Россия?

— Самое главное, чего нам удалось добиться, — мы примем конгресс Всемирной федерации керлинга. На данный момент он перенесен на 2021 год. Мы предложили Всемирной федерации керлинга на выбор даты проведения — последние выходные августа или первые выходные сентября. Во время конгресса пройдет турнир. На данный момент мы не можем претендовать на чемпионаты мира, но можем — на Кубки мира. У нас традиционно проходят турниры в Дудинке, Сочи, Москве, еще два турнира пройдут во Владивостоке. Нельзя останавливать международную деятельность на территории России.

Беседовал Игорь Лазорин