Все новости
На твиттерской игле. Как случай с Трампом повлияет на цифровую дипломатию
На твиттерской игле. Как случай с Трампом повлияет на цифровую дипломатию
На твиттерской игле. Как случай с Трампом повлияет на цифровую дипломатию
На твиттерской игле. Как случай с Трампом повлияет на цифровую дипломатию
На твиттерской игле. Как случай с Трампом повлияет на цифровую дипломатию

На твиттерской игле. Как случай с Трампом повлияет на цифровую дипломатию

© EPA-EFE/ANDREW GOMBERT
Влияние соцсетей на политику стало слишком большим и момент может стать переломным, считают эксперты

После штурма Капитолия США сторонниками Дональда Трампа многие соцсети заблокировали аккаунты на тот момент действующего президента Америки. Twitter закрыл доступ к личному аккаунту Трампа @realDonaldTrump. Ограничения, временные или бессрочные, ввели также Facebook, Instagram, YouTube, Snapchat и другие платформы. Причина — риск распространения контента, потенциально призывающего к насилию.

От кинокритики до революций

В тех государствах, где политики высказываются в соцсетях, обычно существует разделение на официальные и личные аккаунты. При этом ведение последних, по мнению доцента кафедры мировых политических процессов МГИМО и профессора НИУ ВШЭ Елены Зиновьевой, не связано с цифровой политикой государства в целом и во многом зависит от личного имиджа.

Кто-то, как премьер-министр Канады Джастин Трюдо, не стремится к неформальному общению: в своем Twitter он открыто указал, что профиль ведут пиарщики. Американский сенатор-республиканец от Техаса Тед Круз помимо дебатов с политическими оппонентами публикует мнения о просмотренных недавно фильмах, в том числе критикует работу актеров и сценаристов. 

Премьер-министр Новой Зеландии Джасинда Ардерн вела трансляцию в Facebook из дома. Уложив ребенка спать, она отвечала на вопросы о мартовском локдауне в стране, будучи одетой в обычную толстовку. 

' YouTube/Guardian News'

В Венесуэле через Twitter Гуайдо и Мадуро призывали своих сторонников выходить на улицы, последний даже поделился номером для связи со сторонниками через WhatsApp и Telegram. 

Собственно Трамп напрямую обращался к другим мировым лидерам и высказывался по международным вопросам, что не раз вызывало недоумение у политиков разных стран, привыкших коммуницировать согласно протоколам. К примеру, в ноябре экс-президент отписался от аккаунта премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху, когда тот поздравил Джо Байдена с победой на выборах. По сути функция отписки заменила собой официальное заявление главы государства.

Сила Twitter

Но сила Twitter не только в быстром распространении информации. Социальные сети способны одновременно и придать заявлению дипломата большую огласку, и удалить его вообще. Все это — согласно внутренним правилам компаний. 

"В целом хорошо, что частный бизнес способен решить, как поступить с его собственностью. И попытки создать законы для сдерживания этих решений могут принести больше вреда, чем пользы, — такая опасность есть всегда, даже при создании законов с благими намерениями. Однако и либералы, и консерваторы должны осознавать опасность власти огромных компаний, у которых мало конкурентов и огромное влияние на политическую жизнь", — пишет профессор школы права Калифорнийского университета Евгений Волох.

С другой стороны, общество воспринимает соцсети не как частный бизнес, а как площадку, где каждый может свободно высказаться. 

"Должен быть даже у частных структур кодекс поведения, раз они работают в публичном пространстве, тем более такие мощные структуры, как Facebook и Twitter. И мне кажется, либо мы не знаем об этом кодексе поведения, либо его просто нет. Потому что этот запрет (блокировка Трампа — прим. ТАСС) был принят одноминутно, и никаких в общем-то серьезных пояснений они не дали, почему они так поступили", — говорит ректор МГИМО Анатолий Торкунов.

Регулирование соцсетей нельзя оставлять на произвольное мнение компаний, считает пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

"Очевидно, что компании, которые зарабатывают деньги на том, что они являются платформой для большого количества людей, для населения многих стран, конечно, они должны нести определенные обязательства. Эти обязательства должны как-то регламентироваться. Оставлять это на такое произвольное мнение этих компаний, наверное, неправильно", — сказал он.

О том, что недостаточно просто удалять аккаунты, в своем блоге написала Mozilla, напомнив, что Дональд Трамп не единственный политик, который в интернете "подстрекал к насилию", и нужны решения, которые работают до того, как нанесен ущерб, а также прозрачные алгоритмы и рабочие инструменты по борьбе с дезинформацией.

Куда пойдут политики

Главный урок, который выучат страны после случая Трампа, — необходимость разделения соцсетей на "внешние" и "внутренние", считает Елена Зиновьева. Теперь, когда понятно, что частные компании вроде Twitter и Facebook способны вмешиваться в мировые политические процессы, государствам предстоит обратить внимание на их собственные суверенные соцсети.

Ситуация (с блокировкой Трампа — прим. ТАСС) показывает, что крупные социальные медиа не являются полностью независимыми игроками и не являются нейтральной площадкой для политического цифрового диалога. Поэтому универсальная тенденция — это сегментация информационного пространства, в том числе и активизация суверенных площадок для внутренней цифровой дипломатии. То, что называется "сплинтернетом", — разделение ролей в интернете. В данном случае будет усиление роли, которую суверенитет играет в этих процессах
Елена Зиновьева
доцент кафедры мировых политических процессов МГИМО, профессор НИУ ВШЭ

Такое уже произошло в Китае, где сейчас активно используется местная социальная сеть Sina Weibo. Общение политиков и избирателей в стране смещено именно в Weibo, где, по данным сервиса Statista, в первом квартале 2019 года активных пользователей было на 135 млн больше, чем в Twitter (Twitter — 330 млн, Weibo — 465 млн). Конечно, надо при этом помнить, что Twitter заблокирован на территории Китая.

Исследователи уже ввели специальный термин weiblomacy (по аналогии с введенным в 2011 году термином twiplomacy) для феномена разделения политической повестки страны на внешнюю и внутреннюю с помощью соцсетей.

Это, по мнению экспертов, вполне может стать мировым трендом. Суверенные соцсети, в отличие от мировых, в большей степени подконтрольны конкретному государству, и их использование минимизирует риск вмешательства иностранных компаний в местную политическую повестку.

В то же время государства ищут другие способы обойти влияние соцсетей. Так, в польском правительстве готовят законопроект, который запретит соцсетям блокировать аккаунты местных политиков, если они не нарушили польские законы. 

Еще один пример, куда более радикальный, — тотальный запрет соцсетей в Уганде, где 14 января прошли президентские выборы. За два дня до этого интернет-провайдеры по приказу властей заблокировали доступ к социальным сетям во всей стране, как сообщило агентство Франс Пресс. В Комиссии по коммуникации Уганды это заявление опровергли. Тем не менее позже Twitter осудил отключение интернета в стране, назвав это действие "нарушением прав человека".

Придется считаться

Соцсети стали той силой, с которой нельзя не считаться, и не важно, каков твой статус и сколько ты зарабатываешь. Сейчас, когда они наделены определенной властью и полномочиями, от них нельзя избавиться так просто, пишет Райан Холмс, канадский интернет-предприниматель и программист.

Нам нужно найти способы помочь этой технологии (соцсетям — прим. ТАСС) служить нашим интересам и общему благу, а не отказываться от нее. Реальность такова, что перед соцсетями стоит непростая задача: модерация дискуссий без пугающего дискурса; возможность свободного обмена информацией без распространения лжи. Добавьте сюда мотивы прибыли, политические интриги и пандемии, и масштаб проблемы станет очевидным
Райан Холмс
интернет-предприниматель и программист

Захотят ли соцсети такую помощь принимать? Сейчас они сами решают, кого поддерживать, кого нет, кому дать право голоса, а у кого отнять. Делая это по указу руководителей, которых пользователи не выбирали и которые следуют интересам своих компаний прежде государственных или международных. А такой огромной властью делиться не любят.

Яна Ретунская