Все новости

Круглый стол или круглый ноль? Обойдется ли мир без американского лидерства?

Андрей Шитов — о том, почему главная сила США может корениться в их кажущейся слабости

В чем сейчас проявляется американское лидерство в мировых делах? Как воспринимают его ближайшие друзья и союзники США? В состоянии ли Вашингтон предложить партнерам нечто такое, что показалось бы тем привлекательным, и если да, то на каких направлениях?

Задуматься обо всем этом предложил мне на днях добрый приятель, опытный российский дипломат. Поводом послужило его участие в международной онлайн-конференции, общение с действующими и отставными коллегами из западных стран и организаций, включая НАТО. В их высказываниях, на его взгляд, сквозила растерянность: с одной стороны, по привычному шаблону без США в мировых делах вроде бы не обойтись. С другой, в свете того драматичного и во многом непредсказуемого политического "реалити-шоу", которое разыгрывалось за океаном в последние месяцы и годы, всем ясно, что "прежней уверенности" в том, чего можно ожидать от Америки и ее политики, "больше быть не может". И это порождает "разрыв в ожиданиях", разрыв того же шаблона.

Без веры в перестройку

Приятель сетовал, что аналитики и пресса уделяют недостаточно внимания этому "фундаментальному сдвигу" в восприятии современного миропорядка. Хотя мне-то кажется, что, по сути, в последнее время все только об этом и говорят — обсуждая, почему прежний хозяин Белого дома республиканец Дональд Трамп не смог "сделать Америку снова великой" и удастся ли его сменщику демократу Джозефу Байдену "отстроить все заново еще лучше" ("Build Back Better" — его предвыборный лозунг, который давно в ходу у глобалистов: например, при Билле Клинтоне так называлась гуманитарная программа США для Гаити).

По обе стороны океана многие сомневаются, что задуманная Байденом перестройка увенчается успехом. Так, Европейский совет по международным отношениям представил в январе новый крупный опрос, охвативший около 15 тыс. человек в 11 странах. Главный вывод исследования подтверждает впечатления моего знакомого: "Хотя большинство европейцев и обрадовались победе Джо Байдена на президентских выборах в США, они убеждены, что он не сможет помочь Америке вернуться на мировую авансцену в качестве глобального гегемона". Т.е. "мирового лидера", как сказано в англоязычном оригинале.

Европейцы исходят из того, что "политическая система в США неисправна и что Европа не может рассчитывать на защиту США"; "самым важным партнером" для себя они считают Берлин, а не Вашингтон, указывается в документе. Большинство опрошенных исходят из того, что Китай в ближайшие 10 лет обгонит США по силе и влиянию в мире; они предпочли бы, чтобы их страны сохраняли нейтралитет в возможном конфликте между двумя сверхдержавами.

За океаном социологическая служба Гэллапа обновила в те же дни собственное профильное исследование, охватывающее 60 государств. Выяснилось, что в среднем лишь 22% их жителей позитивно оценивают американское лидерство. Только в семи небольших странах — от Доминиканской Республики и Камеруна до Грузии, Албании и Уганды — этот рейтинг превышает 50%. В России он составляет 18% — точно так же, как во Франции и Нидерландах. А самые слабые показатели — на уровне 5–6% положительных отзывов — наблюдаются в Исландии, Германии и Иране. По словам организаторов, общие итоговые данные будут еще уточняться; но если они и не рекордно низкие, то близки к тому.

В самих США еще со времен холодной войны население было приучено считать свою страну "лидером свободного мира". Но при Трампе термин приобрел саркастический оттенок, а опросы на эту тему почти сошли на нет. Оставшиеся свидетельствовали, что Вашингтон теряет, а не усиливает свое влияние в мире в глазах самих американцев.

Да и при Байдене большинство из них продолжают считать, что их страна движется в неправильном направлении. Собственно, подтверждения у них перед глазами: от пандемии COVID-19, унесшей жизни почти полумиллиона их соотечественников, до вызванного ею экономического кризиса. А сам я не могу в этом контексте не вспомнить, как в 1997 году в преддверии встречи Билла Клинтона и Бориса Ельцина в Хельсинки осторожно поинтересовался у госсекретаря США Мадлен Олбрайт на брифинге в Белом доме, не совестно ли Америке именовать себя единственной незаменимой державой в мире. Она надменно ответила: мол, это не мы сами, это другие нас так называют. Прошло с тех пор по историческим меркам всего ничего. Но вот теперь уже больше не называют, зато все чаще оглядываются на Россию и Китай.

"Сигналы тревоги"

Американский взгляд на темы, поднятые другом-дипломатом, обнаружился в свежем номере ведущего внешнеполитического журнала Foreign Affairs — в комментарии о "длинной тени Трампа и утрате доверия к США" (Trump’s Long Shadow and the End of American Credibility). Автор, политолог-неореалист из Бостонского колледжа Джонатан Киршнер, рассуждает о том, что "Трамп ушел, но не забыт" и мир не может делать вид, будто его президентства просто не было. Впредь "странам по всему миру придется строить расчеты относительно своих интересов и ожиданий, исходя из понимания того, что политическая система США реально способна порождать такие вещи, как администрация Трампа", — констатирует специалист, добавляя, что "такая переоценка будет не в пользу США".

"У партнеров США в Азии, Европе и на Ближнем Востоке… приоритеты Вашингтона должны теперь подвергаться сомнению, а любые выводы делаться не с уверенностью, а с оговорками, — указывает комментатор. — И президент Байден со своей командой безупречных профессионалов ничего не может с этим поделать. Впредь все страны повсюду должны будут страховаться в отношении США — и это станет нервировать союзников больше, чем противников". По убеждению автора, "странам потребуется страховка от безразличной, отчужденной и неуклюже близорукой внешней политики США", поскольку "сигналы тревоги, предупреждающие о том, что Штаты, видимо, уже не те, что прежде, сверкают как никогда более ярко".

Любопытно, что такие сигналы эксперт задним числом усматривает еще в американских выборах четырехлетней давности, на которых победил Трамп, но за президентское кресло боролся и "старый социалист" из Вермонта сенатор Берни Сандерс.  "Что было общего между Трампом и Сандерсом?" — спрашивает он и отвечает: "Почти ничего — кроме отрицания интернационализма. Кампания 2016 года показала, что двухпартийный послевоенный интернационалистский консенсус раздроблен". А теперь уже и при администрации Байдена "центр политической тяжести в США смещается… к изоляционизму, также имеющему давнюю традицию в американской истории".

По-моему, это интересное и тонкое наблюдение. Я бы только заменил "интернационализм", напоминающий нам о собственном советском прошлом, на "глобализм", более привычный при описании американской политики последних десятилетий. Кажется, эти термины взаимозаменяемы и для автора.

"Вне игры"?

Так или иначе, по убеждению Киршнера, Америке и ее союзникам нарисованная картина ничего хорошего не сулит. Президенту Байдену домашние заботы почти не оставляют "политического капитала" для того, чтобы заниматься иностранными делами. Он не может не считаться с тем, что "среднестатистического избирателя" в США "можно описать как человека, настороженно относящегося к глобализму и даже с некоторым любопытством — к изоляционизму". К тому же "конфликты в Демпартии будут усугубляться фактором возраста" действующего лидера, которому на момент инаугурации было 78 лет, и ожидаемой в ближайшей перспективе внутрипартийной борьбой за власть.

Все это осложняет прогнозы и для окружающих. С точки зрения политолога, "иностранные оценки США должны допускать возможность того, что страна вскоре вообще окажется просто-напросто вне великодержавной игры". Она "набирает воду", как корабль, получивший пробоину, и переживает "эпоху затмения разума" (age of unreason), когда "широкие слои населения разделяют дикие теории заговора", — пишет Киршнер. Не уверен он и в перспективах НАТО. "Продержится ли альянс намного дольше, чем до 2025 года?" — спрашивает эксперт и сам себе отвечает: "Есть основания для сомнений", поскольку "НАТО сталкивается с экзистенциальными угрозами по обе стороны Атлантики". Имеются в виду как растущие изоляционистские тенденции в США, так и "сползание к авторитарности" в таких европейских странах, как Венгрия, Польша и Турция.

Для американского политолога такого рода прогнозы выглядят как "антиутопии". Но даже если они не сбудутся, пишет он, другим народам придется считаться с их возможностью. И, например, в Азии, "если страны сочтут, что США вне игры или к ним безразличны, то многие решат, что им практически ничего не остается, кроме как подцеплять свой вагон к Китаю с его подавляющей мощью".

На Байдена не уповают

Как свежее и концентрированное выражение американского алармизма публикация в Foreign Affairs, конечно, примечательна. Но, в принципе, подобных публичных стенаний и заламывания рук хватало и прежде. Не следует забывать, что это, помимо всего прочего, еще и пропагандистский и коммерческий трюк для привлечения внимания аудитории.

Поэтому, например, видный либеральный публицист Фарид Закария, известный у нас тем, что его однажды пригласили вести пленарную сессию с участием Владимира Путина на Международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге, еще в 2008 году напечатал книгу о "постамериканском мире". Да и та была своего рода эхом более ранней работы его соотечественницы Элис Эмсден "Подъем "прочих": вызовы Западу от экономик, поздно начавших индустриализацию". Теперь Закария пишет уже об уроках постпандемического мира.

А мой давний знакомый Иэн Бреммер, основатель и руководитель прогнозно-аналитической  компании Eurasia Group, не первый год предупреждает о том, как опасна "группа зеро", т.е. "бесполярный" мир вообще без рулевого, с круглым нолем по части лидерства. "Американцы не хотят управлять миром, — провозгласил он в конце 2019 года на так называемом Саммите G-Zero в Токио. — Они уже давно этого и не делают".

В нынешней ситуации, на мой взгляд, примечательно прежде всего то, что от Байдена и его команды никакого лидерства и тем более визионерства как бы заведомо никто и не ждет. Видный аналитик из либертарианского вашингтонского Института Катона Тед Гален Карпентер призывает "оставить всякие мечты" о том, что нынешняя администрация "может проявить новое мышление во внешней политике и с большей готовностью принять концепцию сдержанности". Байденовскую "команду мечты" он описывает как "разочаровывающее" скопище посредственностей, которые при Бараке Обаме "играли за молодежный состав", но все же приложили руку к провалам администрации. Та, как он напоминает, "устроила не одно, не два, а целых три катастрофических военных вмешательства — в Ливии, Сирии и Йемене", а также "вконец испортила" отношения с Россией, поддержав антиконституционный переворот в Киеве.

Более того, когда Байден пытается предъявлять претензии на лидерство, его порой даже одергивают. Так, когда он, представляя ключевых игроков той самой команды, провозгласил, что "Америка вернулась" и готова "вновь усесться во главе стола", многие и в США, и за их пределами поспешили ему возразить. Причем не только консерваторы, но и завзятые либералы — например, авторы американской Nation или британской Guardian. А отчет в New York Times о дебюте нового американского лидера на виртуальной Мюнхенской конференции озаглавлен: "Байден говорит союзникам, что Америка вернулась, но Макрон и Меркель дают отпор".  

Известный военный историк из Бостонского университета Эндрю Басевич написал своему президенту открытое письмо, в котором подчеркнул, что "эра американского превосходства (primacy) прошла". "Глобальный стол, за который предстоит усесться вашей администрации, — не прямоугольный, а круглый, — подчеркнул он. — Во главе его никакая нация или организация сидеть не будет..."

"Никто не сможет доминировать: ни Китай, ни Россия, ни мы, ни кто-либо другой, — уточнил Басевич. — Признание этой реальности требует радикально иного подхода к государственному руководству — с упором на взаимодействие, а не принуждение, подачу примера, а не использование угроз и наказаний". Что ж, надо надеяться, что этот здравый призыв будет услышан и воспринят.  

"Истоки силы"

При всем том звучат, разумеется, и напоминания о том, что Америку, обладающую реальной мощью, рано сбрасывать со счетов. Я лично с этим совершенно согласен. А наиболее интересной и поучительной из подобных публикаций мне показалась статья "Американское лидерство: провалы на пути к успеху", напечатанная еще прошлым летом Грейди Никсоном и Уолтером Расселом Мидом из Гудзоновского института. По-моему, она прекрасно вписала в американский исторический контекст любимую русскую тему: о тех, кто медленно запрягает, но быстро ездит.

Отправной точкой для авторов служит провальная для США реакция на пандемию COVID-19, приведшая к "самобичеваниям" по поводу того, что "американское общество больно, а американское глобальное лидерство мертво". По мнению Никсона и Мида, и то, и другое несколько преувеличено.

Они напоминают, что "на протяжении более чем двух столетий американцы раз за разом спотыкались перед лицом неожиданных вызовов и неудач, а первоначальная реакция на них редко бывала эффективна или умна". Исторических примеров много — от опустошительной пандемии гриппа-испанки столетней давности до японской атаки на Перл-Харбор в 1941 году. Случалось и откровенное головотяпство вроде фактического упразднения президентом Эндрю Джексоном в 1833 году американского Центробанка.

Таким образом, "задача изучающих американскую историю и "американское лидерство" — не в том, чтобы объяснить, как сверхкомпетентная нация утратила дарования, делавшие ее прежде великой, — пишут специалисты, — а в том, чтобы понять, как вообще нация стала и так долго оставалась великой, не имея многих качеств, которые у нас ассоциируются с успехом. Как страна, скованная дисфункциональной банковской системой, превратилась в величайшую промышленную и финансовую державу мира? Как страна со столь слабыми навыками во внешней политике выстояла и, мало того, добилась успеха в холодной войне?"

Ответ, по мнению авторов, заключается в "истоках американской силы", которые, добавлю от себя, часто ошибочно принимаются за проявления слабости. "Разделение властей по нашей конституционной системе, краткий срок полномочий наших президентов, закрепление определенных полномочий за штатами — все это препятствует созданию отшлифованного и эффективного федерального аппарата, — пишут Никсон и Мид. — Такая неэффективность может быть платой за устойчивость: американская система правления продержалась до наших дней отчасти благодаря тому, что является продуктом компромисса".

И далее: "Наш национальный гений лежит в сфере частной экономики и частных начинаний. Когда приходит кризис, неэффективному американскому государству часто требуется больше времени, чтобы перейти в режим чрезвычайной ситуации и скоординировать работу многочисленных движущихся частей общества: чтобы произошла сцепка между различными органами власти в штатах, на местах и на федеральном уровне, чтобы частники и госсектор эффективно заработали вместе. На старте США, как правило, спотыкаются, зато когда они разгоняются, изобретательность, приспособляемость и упорство американского народа позволяют наверстать упущенное".

Напомню, что это было напечатано прошлым летом, до выборов. С тех пор мы все наблюдали, как "архаичная и неэффективная" избирательная система США в очередной раз обеспечила смену высшей власти в стране.

"Гомерический смех"

В Российском военно-историческом обществе на днях состоялась дискуссия об отношениях с США с участием кремлевских инсайдеров — Дмитрия Пескова и Сергея Иванова. Улучив момент, я их спросил, что они думают о лидерстве. Так ли уж однозначно плохо американское и какие риски — внешние или внутренние — более опасны для российского.

По последнему поводу Песков сказал, что "мы никогда не принимали ответные меры так, чтобы отморозить назло бабушке уши". "Это всегда было продумано и всегда соответствовало нашим собственным интересам", — заверил он.

При этом, по его убеждению, лидерство лидерству рознь. Например, никто не отрицает, что США обладают крупнейшей в мире, "системообразующей" экономикой. "Но лидерство в решении судеб других стран, в смене политических режимов — это гегемония, — сказал собеседник. — Точнее, попытка претендовать на гегемонию, потому что в этом плане [их] лидерство уже показало свою несостоятельность".

Со своей стороны Иванов согласен с тем, что пикировка с США "отчасти" может быть и вредна, что "антиамериканизм и жаркие дебаты на политическом уровне не должны никак сказываться на отношении народов и простых людей". Но хотя он допускает, что в американском лидерстве "где-то есть и [нечто] положительное", в целом оно, по его убеждению, "вызывает все больше и больше гомерического смеха".

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru