Все новости

"Досье Пандоры": как США стали крупнейшим в мире убежищем от налогов

Иван Лебедев — о том, почему деньги из "традиционных" офшоров стали перетекать в американские трасты

Собранное Международным консорциумом журналистских расследований (ICIJ) "Досье Пандоры" — уже не первая разоблачительная публикация об офшорных счетах политиков, бизнесменов и знаменитостей со всего мира. Однако от предыдущих материалов такого рода, в том числе "Панамского досье" пятилетней давности, у нее есть одно существенное отличие. На этот раз в числе главных "безналоговых гаваней", наряду с Каймановыми островами, Гонконгом, Белизом и прочими офшорными зонами, названы Соединенные Штаты. 

Изучение почти 12 млн файлов из 14 офшорных компаний показало, что США стали одним из самых популярных убежищ от налогов, привлекающих зарубежные капиталы. В том числе весьма сомнительного происхождения. Благодаря специальным законам, принятым в ряде американских штатов, в первую очередь в Южной Дакоте, туда стали перетекать деньги, хранившиеся прежде в швейцарских банках или на счетах компаний в "традиционных офшорах" вроде Британских Виргинских остров.

Утечка информации, собранной в "Досье Пандоры", происходила по всему миру, но "сердцем офшорной финансовой системы являются Соединенные Штаты", заявил журналу Foreign Policy американский эксперт по проблемам борьбы с незаконными финансами Джош Рудолф. Получается, что государство, претендующее на роль международного лидера в борьбе с коррупцией, поучающее другие страны и использующее санкции против коррупционеров за рубежом, само оказалось источником этого зла. И если это не пресловутые "двойные стандарты", то что это?

Миллионы для болонки

Штат Южная Дакота с населением менее 900 тыс. человек даже самим американцам известен разве что горой Рашмор. На ней высечены гигантские барельефы четырех президентов США — Вашингтона, Джефферсона, Линкольна и Теодора Рузвельта. Однако в мировых финансовых кругах его знают благодаря уникальному законодательству, позволившему создать там целую трастовую отрасль и с ее помощью привлечь миллиарды долларов со всего света. Считается, что эта идея возникла в начале 1980-х у губернатора Уильяма Джанклоу по прозвищу Дикий Билл, пытавшегося вывести вверенную ему территорию из экономической депрессии. В результате сначала в Южной Дакоте были созданы тепличные условия для Citibank, чуть не обанкротившегося из-за выпуска кредитных карт, а затем и для трастов.

Этот финансовый механизм защиты капиталов от налоговых органов, кредиторов, бывших деловых партнеров, нежелательных претендентов на наследство, а также ненадежных наследников в лице легкомысленных отпрысков появился чуть ли не в Средние века и получил бурное развитие в Великобритании, где местная аристократия была озабочена тем, чтобы ее средства всегда оставались "внутри семейства". В XVII веке британские судьи установили "правило против бессрочного владения", ограничив существование трастов примерно сотней лет. Однако в Южной Дакоте посчитали такой подход слишком жестким. Поэтому трасты, создающиеся с помощью нехитрой схемы "учредитель — управляющий — бенефициар", могут действовать там хоть вечно. А выгодоприобретатели в виде самих учредителей, их чад и домочадцев, друзей, любовниц и даже домашних питомцев будут пользоваться доходами с этих средств до конца своей жизни, не опасаясь, что кто-то еще предъявит на них какие-то претензии.

И самое главное — вся информация о всех участниках доверительного управления капиталами в Южной Дакоте полностью закрыта. Согласно "Индексу финансовой секретности", составляемому общественной организацией Tax Justice Network, по степени "финансовой непрозрачности" США уступают сейчас только Каймановым островам, опережая Швейцарию, Гонконг и Сингапур.

Кстати, что касается домашних питомцев, то это вовсе не шутка. В 2007 году владелица фешенебельных нью-йоркских отелей Леона Хелмсли, отправившись в мир иной, оставила своей мальтийской болонке по кличке Trouble (Беда) наследство в $12 млн, поместив их в созданный для этого траст. Чтобы собачка могла питаться крабовыми котлетами и мраморной говядиной, ей выделялось $8 тыс. в год. Еще $100 тыс. шло на охранников, оберегавших Trouble от похищения. Когда же городской суд решил немного урезать эти расходы, собачий траст был перемещен в Южную Дакоту и оказался в полной неприкосновенности. Хелмсли вошла в историю еще и благодаря своему высказыванию о том, что "только маленькие люди платят налоги".

Под диктовку трастового лобби

Конфиденциальные документы, оказавшиеся в распоряжении ICIJ, показывают, что общая сумма трастовых вкладов в Южной Дакоте достигла примерно $360 млрд, увеличившись за последнее десятилетие более чем в четыре раза. "Досье Пандоры" содержит упоминания о 81 трасте в этом штате. В крупнейшем из них — South Dakota Trust Company — хранятся деньги клиентов из 54 стран.

В целом расследование выявило более 200 базирующихся в США трастов. Как отметила газета The Washington Post, участвующая в работе журналистского консорциума, в 30 из них "содержатся активы, связанные с людьми или компаниями, обвиняемыми в мошенничестве, взяточничестве или нарушениях прав человека в наиболее уязвимых общинах мира". 

Все последние годы власти Южной Дакоты продолжали "усовершенствовать" финансовые законы, делая их все менее прозрачными, под диктовку юристов, экономистов и PR-менеджеров, занятых в трастовом бизнесе. Подгоняла их конкуренция со стороны других американских штатов, в том числе Аляски, Невады, Техаса, Флориды, также создавших у себя выгодные условия для учреждения трастов и установивших льготные налоговые режимы.

Не секрет, что примерно половина американских компаний, акции которых котируются на Нью-Йоркской фондовой бирже, и две трети компаний из списка Fortune 500 зарегистрированы в Делавэре — родном штате президента США Джо Байдена. Еще в конце ХIХ века местные власти отменили там корпоративный налог, последовав примеру Нью-Джерси, который пытался таким образом соперничать с соседним Нью-Йорком.

Считается, что крупнейшие компании ищут для себя наиболее благоприятные налоговые режимы так, как обычные люди ищут самые выгодные условия для банковских вкладов. Из-за стремления корпораций еще при жизни попасть в "безналоговый рай" бюджет США, по некоторым оценкам, ежегодно теряет не менее $200 млрд. Для сравнения: по подсчетам Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), на офшорных счетах по всему миру сейчас хранится не менее $11 трлн.

Однако, как пишет The Washington Post, помимо офшоров и трастов есть немало других способов уклонения от уплаты налогов, включая пенсионные фонды, которыми активно пользуются самые богатые американцы. И, может быть, поэтому их имена всплывают гораздо реже, чем имена олигархов из других стран, когда речь заходит об очередном разоблачении, связанном с офшорными зонами?

Прибраться на заднем дворе

За последние годы произошли и другие события, превратившие Соединенные Штаты в самую закрытую финансовую зону в мире. После экономического кризиса 2008-го в США был принят Закон о налоговой отчетности по зарубежным счетам, который под угрозой санкций вынудил правительства других стран сообщать об имеющихся на их территории финансовых активах американских граждан. В 2014-м под эгидой ОБСЕ были одобрены Единые стандарты отчетности, предусматривающие обмен такой информацией между всеми участниками соглашения. К нему присоединились более сотни стран и территорий, включая несколько офшорных зон, но только не США. В итоге американские власти стали получать нужные им финансовые сведения из-за рубежа, а своими данными делиться с другими отказались.

"Совершенно очевидно, что Соединенные Штаты — это большая мировая лазейка" в налоговом законодательстве, сказал в беседе с ICIJ бывший глава финансовой разведки Израиля Иегуда Шаффер. По его словам, "США критикуют весь остальной мир, но на их собственном заднем дворе есть очень серьезные проблемы".

Захочет ли администрация Байдена навести там порядок? Этот вопрос задают сейчас многие американские и иностранные политики и эксперты. До сих пор реакция и самого Байдена, и Белого дома на "Досье Пандоры" была более чем сдержанной: "Мы это изучаем".

В то же время многие вспомнили, что 3 июня президент США подписал меморандум, провозглашающий борьбу с коррупцией в мире одной из ключевых задач в сфере национальной безопасности. В связи с этим федеральным ведомствам было поручено подготовить свои предложения, в том числе о том, как ликвидировать лазейки в законодательстве и усилить координацию с зарубежными партнерами. Наверное, будет странно, если те, кто занялся этим делом, проигнорируют итоги расследования ICIJ. Белый дом дал на эту работу 200 дней — значит, рекомендации должны быть готовы до конца года.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru