13 сентября 2023, 11:50
Мнение

Карательное правосудие по-американски. Сколько фронтов у гибридной войны

Андрей Шитов — о том, что такое lawfare и чем она грозит Байдену и Трампу

AP Photo/ Patrick Semansky

Во внешней политике США в последние годы меня больше всего удивляет их показная решимость вести "гибридную войну" за мировое доминирование сразу на два фронта: против России и Китая. Американцы не могут не понимать, что делают: живой классик их геостратегии Генри Киссинджер еще полвека назад показал, что в треугольнике Вашингтон — Москва — Пекин преимущество имеет вершина, которая ближе к двум остальным, чем те друг к другу. Сейчас в выигрышном положении никак не США; надо полагать, именно поэтому Киссинджер даже в своем столетнем возрасте недавно в очередной раз летал в КНР.

Гибридная гражданская война?

Но фронтов, на которых ныне приходится сражаться американцам, на самом деле даже больше. И главный из них проходит совсем не на Украине, как бы ни злорадствовали на сей счет заокеанские "ястребы", а в самом Вашингтоне. Речь о борьбе за власть в США, которую наблюдатели рутинно сравнивают по степени ожесточенности с гражданской войной. Она, между прочим, тоже гибридная: политическая, идеологическая, информационная, а в самое последнее время — все больше и юридическая, именуемая самими американцами lawfare (неологизм, образованный от слова "закон" по аналогии и созвучию с warfare, то есть обычной войной).

Судите сами: бывшего президента США республиканца Дональда Трампа в годы пребывания у власти дважды безуспешно пытались от нее отстранить посредством импичмента, а с тех пор уже четыре раза привлекали и к обычному уголовному суду; в одном случае это сопровождалось унизительной формальной процедурой ареста, включая сдачу отпечатков пальцев и тюремное фотографирование. Еще как минимум три дела против него находятся в гражданском производстве.

Кроме того, в Мичигане и Колорадо уже поданы, а в других штатах готовятся петиции о недопуске Трампа к участию в выборах 2024 года на основании 14-й поправки к конституции США. Та была принята в 1868 году вскоре после окончания Гражданской войны штатов Севера и Юга и, в частности, воспрещала замещение высоких государственных должностей участниками антиконституционных "восстаний или мятежей". Изначально смысл ее заключался в люстрации южан-конфедератов.

С другой стороны, и над действующим президентом страны демократом Джо Байденом тоже нависает угроза импичмента. Подготовительное расследование уже начинается. Трамп, который по понятным причинам не стесняется в выражениях, публично называет своего преемника "самым некомпетентным и коррумпированным" хозяином Белого дома в американской истории.

К тому же физические и ментальные кондиции 80-летнего Байдена, последствия которых все мы наблюдаем на телеэкранах, не позволяют забывать и о 25-й поправке к конституции, допускающей отрешение главы государства от должности по недееспособности. Наконец, не добавляет Белому дому оптимизма и перспектива привлечения к суду президентского сына Хантера Байдена. Официальные обвинения тому, по данным прокуратуры, должны быть предъявлены до конца сентября.

"Дом, разделившийся сам в себе"

Вот все это как раз и именуется за океаном той самой lawfare, "юридической войной". По-моему, название уместное. На мой взгляд, откровенная политизация суда и следствия в США, использование их в качестве "оружия" (weaponization) и превращение, по сути, в карательные органы обращает в насмешку один из самых гордых лозунгов всей американской пропаганды — о том, будто закон за океаном превыше всего, а Фемида совершенно беспристрастна.

Если кому-то кажется, что я преувеличиваю, готов дать ссылки на источники. Вот, например, даже не консервативный Fox News, а более близкий к демократам ABC News повествует, как республиканцы — соперники Трампа общим хором возмущаются той самой карательной функцией Минюста США при Байдене. А вот либеральный The Atlantic доказывает, что, мол, приданием такой функции правоохранительным органам изначально занимались сами трамписты.

Это, конечно, спор по принципу "сам дурак". На фоне подобных препирательств, по-моему, американцам впору напоминать уже даже не заветы Киссинджера с его "реальной политикой", а евангельскую заповедь — про то, что "дом, разделившийся сам в себе, не устоит".

Неслучайные "совпадения"

Попробуем разобраться во всем подробнее. Итак, Трамп — единственный в истории США президент и вообще федеральный чиновник, дважды подвергавшийся импичменту. В 2020 году его обвиняли в том, будто он намеренно задерживал предоставление военной помощи Украине, добиваясь от киевского режима, чтобы тот провел антикоррупционное расследование против отца и сына Байденов (это расценивалось демократами в Конгрессе как "злоупотребление властью"); в 2021 году, буквально за неделю до окончания срока его президентских полномочий, — ни больше ни меньше как в "подстрекательстве к мятежу" (при известной попытке захвата Капитолия его сторонниками 6 января того же года; отсюда и ссылки на 14-ю поправку). Оба раза обвинения не получили поддержки положенного по конституции большинства сенаторов, и президент (во втором случае на момент суда уже отставной) был оправдан.

Прошлой осенью Трамп объявил о намерении бороться за избрание в 2024 году на еще один президентский срок (по закону в США их может быть только два, в том числе и не подряд). Весной-летом нынешнего года ему четырежды предъявлялись уголовные обвинения: в марте — в Нью-Йорке в связи с предполагаемой выплатой "отступных" за молчание порноактрисе Сторми Дэниелс; в июне — во Флориде за нарушение режима хранения секретных документов; в августе — в столице страны Вашингтоне за преступный сговор с целью изменения итогов выборов 2020 года; в августе же — в Джорджии за попытку "обнулить" итоги выборов в данном штате.

Три из четырех судебных разбирательств по этим делам должны начаться весной 2024 года, когда предвыборная кампания будет в самом разгаре. Можно себе представить, какие проблемы и издержки это сулит одному из ключевых участников гонки. Достаточно сказать, что старт вашингтонского процесса назначен на понедельник 4 марта, а на следующий день на республиканских "праймериз" пройдет так называемый супервторник, когда со своими предпочтениями должны будут определиться избиратели 16 американских штатов и территорий. Кто поверит, что это случайное совпадение? Прокуратура предлагала начать процесс в январе, юристы Трампа — вообще отложить его до 2026 года. Но судья-афроамериканка Таня Чаткен, назначенка бывшего президента-демократа Барака Обамы, при котором Байден служил "вторым номером", решила по-своему.       

Напомню, кстати, и еще об одном (не)удивительном "совпадении". "Всякий раз, когда режиму Байдена грозила какая-нибудь юридическая неприятность (a legal setback), Трампу в течение суток предъявлялись обвинения", — констатировал в своем Telegram-канале гуру консервативных американских политстратегов Стивен Бэннон. Позже тезис об "отвлечении внимания от байденовских скандалов" тиражировали самые разные СМИ: от Fox News до либерального The Rolling Stone.

Трамповская ОПГ?

В Вашингтоне и Флориде обвинения против 45-го президента США, желающего стать и 47-м, поддерживаются федеральной прокуратурой, в Нью-Йорке и Джорджии — местными прокурорами. Со стороны первые могут показаться более серьезными, но на самом деле, по мнению наблюдателей, самый опасный для Трампа процесс — джорджийский.

Его, например, собираются транслировать в прямом эфире — телевизионном и сетевом. Подсудимых помимо экс-президента 18 человек, обвинение собирается вызвать более 150 свидетелей. Прокуратура считает, что слушания могут растянуться на четыре месяца, судья, по свидетельству политологического портала Axios, "наугад называет вдвое больший срок". Выходит, если все стартует по графику в конце октября, всю первую половину будущего года на американских экранах будет идти реальная судебная драма почище любых гангстерских боевиков.

Упоминание о гангстерах не случайно: обвинения строятся на законе о коррумпированных и находящихся под влиянием рэкетиров организациях (RICO Act), исходно принимавшемся для борьбы с оргпреступностью. Как пояснял на страницах британской The Daily Mail комментатор BBC Джастин Уэбб, это прежде всего означает, что "в случае осуждения всем обвиняемым, включая самого Трампа, грозит тюремное заключение на срок не менее пяти лет"; по другим делам против экс-президента такой "обязательной увязки с тюремным сроком" обвинения не предусматривают.

Кроме того, согласно публикации, джорджийский RICO Act существенно облегчает для стороны обвинения бремя доказательств. "Прокуратуре не обязательно доказать, что босс некой организации сам бил кого-то по голове, привязывал к стулу и выдирал ногти или пытался мухлевать с результатами выборов, — поясняет Уэбб. — От нее не требуется даже доказательств того, что босс приказал совершить предполагаемое преступление. Достаточно убедить присяжных, что этот босс, условный Тони Сопрано, судя по всему, возглавляет группу людей, нарушающих закон".

Наконец, по мнению автора, еще важнее то, что "команде Трампа перекрыт главный путь к успешной защите" — "не юридический, а политический". "С каждым новым пакетом обвинений поддержка Трампа среди республиканцев растет, — пишет Уэбб. — Весьма вероятно, что в 2024 году он станет кандидатом в президенты от своей партии. А в качестве президента он может добиться снятия обвинений или помиловать сам себя. Но с Джорджией это не вариант: он не властен над обвинениями и осуждением в отдельном штате и не может их остановить. Даже республиканский губернатор Джорджии не имеет права помилования после вынесения приговора. Да, преследовать по закону действующего президента было бы трудно, но ведь можно и подождать. Дело-то никуда не денется".

Вывод британца сводится к тому, что Трампу ничего не остается, как выиграть процесс в Джорджии. Он считает, что "это, конечно, возможно", особенно если присяжные сочтут, "что вся суть в политике — что закон растягивается ради политических амбиций по низвержению бывшего президента". Но Уэбб напоминает и о потенциальных проблемах, включая неизбежные колебания "подельников", которым надо думать и о своей собственной участи.  

От себя добавлю, что пока Трамп излучает привычную уверенность в себе. Свое тюремное фото, сделанное в той же Джорджии, размещает на сувенирах для пополнения предвыборных фондов, ссылки на 14-ю поправку называет "трюкачеством" и "вмешательством в выборы". В общем, как обычно, делает хорошую мину при любой игре.

Порочный круг замыкается

Собственно, ничего другого ему и не остается — как и Байдену, взявшемуся с противоположной стороны американской политики за такой же гуж. У того свои заботы. 12 сентября спикер нижней палаты Конгресса республиканец Кевин Маккарти распорядился начать расследование для подготовки импичмента против действующего президента. Он указал, что "по поводу поведения президента Байдена" уже звучат "серьезные и заслуживающие доверия" неофициальные обвинения (allegations), которые "в совокупности рисуют картину культуры коррупции".

Поясню, что для Маккарти прямая конфронтация с демократами сейчас нежелательна: хотя бы потому, что 1 октября в США начинается новый финансовый год, Конгрессу надо принимать бюджетные документы, а это всегда требует максимального напряжения сил и поиска межпартийных компромиссов. Но, с другой стороны, на спикера давят радикально настроенные однопартийцы. Так, давний соратник Трампа конгрессмен Мэтт Гетц недвусмысленно предупреждал, что Маккарти может не задержаться на спикерском посту, если станет чинить препятствия процедуре импичмента.

Примечательно, кстати, что одним из главных оснований для запуска такой процедуры, по мнению ее сторонников, должны стать коррупционные связи отца и сына Байденов с Украиной. Напомню, что и у Трампа толчком к первой попытке импичмента был телефонный разговор на ту же тему с Владимиром Зеленским. Порочный круг, так сказать, замыкается.

Скрывают компромат?

Для разоблачения этого же скандала оппозиция, в частности, требует доступа к переписке, в которой Байден-старший, мол, фигурирует под вымышленными именами — Робин Уэр, Роберт Питерс, Джей-Ар-Би Уэр, Селтик, Начальник (The Big Guy) и т.д. Как недавно выяснилось, в Национальном архиве США хранится почти 5,4 тыс. подобных электронных писем и документов. По свидетельству газеты The Hill, в некоторых из них содержится служебная информация, касающаяся, например, планов официальных поездок, "назначения знакомых Хантера на высокие посты", а также, "что еще важнее", сведения, "значимые для клиентов Байдена-сына". Отец его утверждает, что в бизнес сына никогда не вмешивался и не вмешивается. А речь, между прочим, идет "более чем о $20 млн, переведенных членам семьи Байден из иностранных источников через лабиринт подставных (shell) компаний и счетов".

Согласно этой и другим публикациям, переписка относится к периоду работы администрации Обамы — Байдена, для ее огласки требуется согласие их обоих. Нынешнему президенту в условиях предвыборной гонки утаивание потенциального компромата вроде как не к лицу, но прежний шеф может его выручить и запретить распространение документов. По закону о президентских архивах (Presidential Records Act) на принятие решения отводится 30 дней. В архивном ведомстве (NARA) подтверждают, что запросы о рассекречивании и Обаме, и Байдену уже направлены.

Обама на прицеле

Кстати, Обама в свое время обещал, что его администрация станет "самой транспарентной" в американской истории. Его пресс-секретарь Джей Карни подтверждал, что и использование псевдонимов не выводит официальную переписку из-под действия закона о свободе информации, а тем более запросов Конгресса. Но на деле мания секретности за океаном только нарастает.

 

Именно в этой мании исследователи видят чуть ли не главный источник все более широкого распространения в США всевозможных конспирологических теорий. И вот наглядное подтверждение: популярнейший консервативный комментатор Такер Карлсон на днях опубликовал видеозапись своей беседы с неким Лэрри Синклером, утверждающим, будто он однажды употреблял кокаин и занимался однополым сексом с Обамой, на тот момент начинающим чикагским политиком. Позже в Telegram-каналах мне встречались рассуждения, что это могло быть способом психологического нажима на Обаму в контексте тех же споров о переписке Байдена.

На самом деле история Синклера — не новость: он бездоказательно и безуспешно пытается ее продвигать уже полтора десятка лет. За предоставление ему трибуны Карлсона хором осудили коллеги-журналисты; сомнения публично выразил и известный предприниматель Илон Маск, сам в принципе не чуждый конспирологии.

Однако даже если эта критика справедлива и Карлсон подобными встречами дискредитирует себя и других своих гостей (среди которых, между прочим, совсем недавно был и Трамп), по-моему, очевидно одно: это в любом случае мощные информационные залпы в той самой "гибридной гражданской войне". Аудитория сетевого шоу Карлсона исчисляется десятками миллионов человек. Трампа он спрашивал, в частности, о том, не боится ли тот, что его попытаются просто убить до завершения предвыборной гонки...

"Оба хуже"

Помочь мне подвести итоги сказанного я попросил лучшего из известных мне отечественных американистов — академика Сергея Рогова. Он прежде всего напомнил, что в разговоре о lawfare не обойтись без упоминания о роли судебной власти в США. В частности, на его взгляд, джорджийский процесс неминуемо "переползет в Верховный суд", а там большинство сейчас на стороне консерваторов. Вместе с тем само по себе обвинение Трампа в поддержке "мятежа и бунта против законной власти" беспрецедентно и "достаточно серьезно", подчеркнул специалист.

Шансов на импичмент Байдена он сейчас не видит. Но надо пояснить, что имеется в виду успешная попытка импичмента, включая осуждение в Сенате. Там республиканская оппозиция действительно не располагает не то что квалифицированным, а даже обычным большинством. 

Вместе с тем возрастной фактор Рогов считает для Байдена "серьезной проблемой". Он напоминает, что, по опросам, сейчас "чуть ли не 70% американцев согласны, что президенту пора на покой". В целом нынешние гримасы американской геронтократии напоминают собеседнику позднесоветский период застоя.

Наконец, главный для нас вопрос — о том, имеют ли распри между Байденом и Трампом значение для России, — Рогов встречает усмешкой. "Оба они хуже, я бы так сказал", — констатирует он. Надежды на то, что Трамп может радикально пересмотреть подход Вашингтона к отношениям с Москвой, академику представляются "совершенно необоснованными".  

 

Вместе с тем разница все-таки есть. Если Байден восстановил единство коллективного Запада, причем "на антироссийской основе", то в случае новой победы Трампа на выборах, по мнению Рогова, "раскол и распри" между США и их союзниками по НАТО "могут вернуться". С другой стороны, он считает, что при том же сценарии "Трамп окончательно вобьет осиновый кол в остатки режима контроля над вооружениями".

Как бы не накаркали

Так что есть ли нам смысл ждать "второго пришествия" республиканского фаворита в Белый дом, как говорится, бабушка надвое сказала. Мне самому он симпатичен, и возможно, поэтому интуитивно кажется, что у него больше шансов хотя бы дойти до выборов, чем у его соперника.

Но принимать желаемое за действительное негоже; свои догадки я стараюсь перепроверять. В ТАСС на днях приезжала целая группа международных электоральных экспертов, наблюдавших за нашими выборами в Донбассе. В состав группы входили двое юристов-американцев, и по окончании общей пресс-конференции я их спросил, что они думают о перспективах предвыборной кампании в собственной стране. Один ответил, что "Трамп точно станет кандидатом" своей партии, но соперником его "точно будет не Байден", который, скорее всего, "не дотянет [на своем посту] и до 1 января". Другой, однако, выразил опасение, что "Байден может и пережить Трампа", поскольку последнего "могут убить". Помните вопрос Карлсона на эту тему?

Вот вам и lawfare, и вообще американская демократия, за которой оба "электоральных эксперта" наблюдают изнутри уже более четырех десятилетий. Оценки у них, конечно, экстремальные. Как бы не накаркали... 

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Использование материала допускается при условии соблюдения

правил

цитирования сайта tass.ru