Все новости

Слон или кит. Почему Китай может уступить в торговой войне с США?

Михаил Ханов — о новой индустриализации в США и китайском неоколониализме

Вопрос о том, кто окажется победителем в торговой войне США и Китая, похож на известную детскую загадку о том, кто сильнее — слон или кит. В качестве разумного ответа на нее можно выбрать следующее суждение: это зависит от того, где они будут мериться силами — на суше или в океане. Перенося эту аналогию на разгорающуюся торговую войну между США и Китаем, попробуем разобраться в том, в чью же пользу складываются текущие мировые экономические реалии.

Полная картина, конечно, намного сложнее и многограннее, чем кажется на первый взгляд. Сейчас мы отмечаем лишь отдельные, но весьма важные, на наш взгляд, путеводные вехи и предпосылки.

В первую очередь попытаемся временно абстрагироваться от новостной шумихи и от громких политических заявлений. Мы знаем расхожее выражение о том, что политика представляет собой сконцентрированное выражение экономики.

Сейчас уже понятно, что при нынешнем президенте США в этой стране начались реальные экономические подвижки с далеко идущими последствиями. Поэтому в основе наметившегося пересмотра американских таможенных импортных пошлин в отношении Китая и многих других стран мира лежат объективные макроэкономические процессы.

Рискну предположить, что нынешний Китай — это уже не вполне тот экономический партнер, который нужен экономике Соединенных Штатов на рубеже 20-х и 30-х годов.

Репатриация китайского производства

Исторически торговое сотрудничество между указанными странами заключалось в том, что Китай играл роль дешевой производственной площадки товаров для США и "мировой фабрики" в целом для планеты. С годами качество китайских товаров повышалось. Оборотной стороной этого процесса стал рост издержек производства, а это неизбежно привело к повышению цен на товары из Поднебесной.

Таким образом, Китай проходит путь Южной Кореи, Японии и даже разрушенной послевоенной Германии. Однако из этого вытекает, что более дорогим и качественным товарам из Китая приходится конкурировать с южнокорейской и японской продукцией, которая уже давно завоевала свои позиции на мировом рынке.

С другой стороны, серьезную конкуренцию дешевым китайским изделиям начинают составлять товары из более бедных стран Юго-Восточной Азии. Для этого имеются реальные экономические предпосылки. Например, средний уровень зарплат в Индонезии и во Вьетнаме в несколько раз ниже, чем в промышленном секторе Китая.

Не будем забывать и о том, что в последние пять-десять лет начали складываться экономические условия для "новой индустриализации" в США, которая в значительной мере представляет собой репатриацию производства из Китая. Не будем углубляться в анализ этой тенденции, но отметим, что она способствует улучшению платежного баланса США и находит поддержку со стороны государства.

В пользу США

Еще один фактор — появление полностью или почти полностью автоматизированных производств. В этом плане традиционное преимущество дешевой рабочей силы в азиатских странах теряет свою значимость. В связи с этим многим американским компаниям уже не имеет большого смысла переносить высокотехнологичное производство за границу.

Конечно, это пока не относится к "грязным" и энергозатратным производствам, а также к добыче и первичному переделу сырья. К слову, Россия, с ее пресловутой зависимостью от экспорта углеводородов и металлов, пока что продолжает достаточно органично вписываться в глобальную экономику.

Исходя из вышесказанного, мы можем сделать второе принципиальное предположение.

Разрастающаяся торговая война является следствием того, что нынешнее состояние китайской экономики и взаимной торговли уже не в полной мере отвечает интересам США. Поэтому основной целью повышения импортных пошлин в США является не попытка "нажиться" на Китае и других странах, сбалансировав экспорт и импорт, а в большей степени — стимуляция дальнейшего развития собственного производства

Иными словами, новые пошлины носят заградительный характер. Однако в результате этого противостояния экономика США, скорее всего, понесет меньшие потери, чем экономика Китая. Более того, в перспективе это пойдет на пользу американской экономике.

Именно в этом кроется причина того, что США не боятся повышать ставки и готовы обложить весь китайский импорт на сумму до $500 млрд в год повышенными пошлинами в размере вплоть до 25%.

Китайская сторона указывает на "абсурдность" и "несправедливость" новой внешнеторговой политики США. Однако Соединенным Штатам в данном случае не нужно равноправие. В сложившейся ситуации они выиграют при любом раскладе. В случае если Китай не пойдет на уступки, найдутся другие страны, в которых возможно организовать дешевое производство на условиях США. Однако Китай едва ли сможет найти другой настолько же привлекательный экспортный рынок для своей продукции

Ведь Китай пока не находит действенных аргументов против новой экономической политики США. Демонстративная заморозка торговых переговоров означает лишь попытку оттянуть время в условиях отсутствия приемлемых решений. Попытки перевода этого вопроса в геополитическую плоскость также пока не выглядят достаточно убедительными.

Например, на прошлой неделе власти КНР не дали разрешения на плановый заход в Гонконг американскому авианесущему десантному кораблю "Уосп". Поступают сигналы о том, что Китай замораживает военное сотрудничество с США и по другим направлениям. В этом плане просматривается отдаленный военно-стратегический аспект наметившегося охлаждения экономических отношений.

В долгосрочном периоде для США нежелательно усиливать в экономическом отношении своего будущего "потенциального противника". Экономически выгодно было бы поддерживать такие страны, как Япония или Южная Корея, политические отношения с которыми намного менее сложные

Китайский неоколониализм

Учитывая указанные тенденции, мы можем ожидать некоторых уступок со стороны Китая по отношению к США в ходе продолжающейся торговой войны. В противном случае текущее место Китая в американской экономике начнет сокращаться в пользу других менее крупных и менее богатых стран из Юго-Восточной Азии. Однако возможные уступки со стороны Китая не переломят тенденцию к "новой индустриализации" в США, а лишь ее отодвинут во времени.

Что же касается Китая, то он уже сейчас вынужден искать для себя новые экономические модели роста. Мы знаем, что эта страна уже достаточно давно идет по пути международной экономической экспансии в Среднюю Азию, Африку и Россию. Эта экспансия ориентирована на слаборазвитые в промышленном отношении государства, которые при этом богаты полезными ископаемыми. Здесь прослеживаются явные признаки неоколониализма. Китаю вполне по силам прочно и надолго закрепиться со своей продукцией на рынках третьих стран в обмен на сырьевые и энергетические ресурсы.

Пока что мы оставили "за скобками" такой важный момент, как влияние изменения международных таможенных пошлин на экономику транснациональных корпораций, которые ведут бизнес одновременно в Европе, США и Китае. В связи с указанным фактором глобальные торговые и производственные цепочки претерпят существенные изменения и даже потрясения. Однако это — тема для отдельного разговора.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru