Все новости
Альтернативный подход Эрдогана.
Альтернативный подход Эрдогана.
Альтернативный подход Эрдогана.
Альтернативный подход Эрдогана.
Альтернативный подход Эрдогана.
Пандемия COVID-19

Альтернативный подход Эрдогана. Что происходит с турецкой экономикой

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган
© REUTERS/Bernadett Szabo
Президент страны полностью взял под контроль политику Центробанка

Турецкая лира продолжает падение, вызванное вмешательством президента в экономическую политику государства. По мнению Эрдогана, он лучше знает, как побороть инфляцию и сдержать скачок цен. Эти заявления пугают международных инвесторов, от которых напрямую зависит турецкая экономика. Некоторые из них выводят из страны капиталы.

Обрушение лиры уже привело к уличным протестам против финансовой политики властей. С начала года турецкая валюта подешевела на 70%, что стало одним из самых крупных падений ее стоимости за последние годы. Так, 23 ноября курс турецкой валюты опустился до рекордного показателя — до 13,5 за доллар. Еще в январе 2020 года он составлял 6 лир за доллар. Резкий обвал спровоцировало два фактора. Сначала Центробанк Турции 18 ноября в четвертый раз с конца лета снизил учетную ставку с 16 до 15%. С августа она уменьшилась с 19 до 15%. Таким образом, реальная ставка Центробанка Турции (ключевая ставка минус инфляция) сейчас близка к минус 5%.

Эрдоган против повышения ставки

Стремительное обесценивание лиры началось весной 2021 года, когда президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган отправил в отставку главу Центробанка республики Наджи Агбала. Указ о его увольнении появился после повышения регулятором учетной ставки с 17 до 19%. Так в ЦБ пытались замедлить ускорение инфляции, которая разогналась почти до 16%.

Повышение ставки возмутило президента Эрдогана, который вопреки всем устоявшимся законам рынка не раз называл эту меру вредной для экономики. По мнению главы государства, высокий процент по займам — "мать и отец всего зла".

Вместо уволенного Агбала президент назначил на пост главы ЦБ профессора Университета Мармара в Стамбуле Шахапа Кавджиоглу, который стал уже четвертым главой турецкого регулятора за последние два года. Ранее в своих статьях для прессы Кавджиоглу писал, что повышение ставки "непрямым образом открывает путь к росту инфляции". Эта концепция соответствует видению Эрдогана, но большинство мировых экономистов считают, что на самом деле законы рынка работают с точностью до наоборот. Согласно общепринятой теории, самый эффективный способ замедлить падение курса валюты и рост инфляции — поднять процентные ставки, удерживая тем самым цены на импортные товары.

Крутое пике национальной валюты — не новая проблема для Турции. В прошлом октябре лира оказалась второй наиболее быстро дешевеющей денежной единицей среди развивающихся рынков (первой стал бразильский реал). Тогда агентство Bloomberg связало обесценивание лиры с опасениями, что Анкара может быть втянута в конфликт между Азербайджаном и Арменией.

Падение удалось остановить именно повышением ключевой ставки с 10,25 до 15%. На этот шаг пошел занявший в ноябре кресло главы ЦБ бывший министр финансов республики Наджи Агбал. Под его руководством ставка выросла почти на 9%, а лира подорожала примерно на 18%. Жесткая политика регулятора также сделала турецкую валюту лучшей для кэрри-трейда в 2021 году (получение прибыли на валютном рынке за счет разной величины процентных ставок). Согласно исследованию Goldman Sachs, после назначения Агбала международные инвесторы вложили около $4 млрд в государственный долг Турции и $700 млн в акции.

Факторы риска

На фоне финансовых проблем Турция сталкивается с высоким темпом роста цен и снижением благосостояния граждан. В стране со свободными потоками капитала банки не могут выдержать баланс между обменным курсом и процентными ставками. Аналитики давно считают Турцию одним из наиболее уязвимых перед внешними факторами рынком. На настроение инвесторов влияет как глобальная экономическая обстановка, так и местные политические риски. Тем более что президент Эрдоган нередко прибегает к импульсивным внешнеполитическим заявлениям, что только больше волнует рынки. 

Как и другие экономики мира, Турция сильно пострадала из-за распространения COVID-19. Особенно пандемия ударила по туристическому сектору, который сократился на 80%. По предварительным подсчетам, это обошлось республике в сумму около $11 млрд. Также продолжается рост дефицита бюджета, который в 2020 году составил $24,7 млрд против $21,77 млрд годом ранее. Как отмечает CNBC, по оценке некоторых экономистов фактический уровень безработицы в Турции достиг 25%. 

"Поддерживаемый займами строительный бум помог сохранить популярность президента, но также увеличил внешние обязательства и поставил Турцию в зависимость от иностранных инвестиций. Дешевеющая лира означает, что банкам страны будет все сложнее обслуживать кредиты в иностранной валюте", — пишет газета Financial Times.

Реакция власти

Провожая непростой 2020 год, турецкий президент обещал, что ему на смену придет время "демократических и экономических реформ". Однако вместо новых достижений Эрдоган вновь принялся уговаривать турок продавать золото и инвестировать сбережения в финансовые рынки. Из-за многолетней волатильности лиры почти половина всех вкладов турецких граждан и бизнеса хранится в долларах, евро и золоте. 

Такие призывы уже звучали от президента в 2018 году, когда лира потеряла четверть от своей стоимости. Это произошло на фоне решения экс-президента США Дональда Трампа повысить пошлины на импорт алюминия и стали из Турции. Тогда отношения Анкары с Вашингтоном осложнились из-за ареста турецкой полицией американского пастора Эндрю Брансона.

В целом Эрдоган описывает ситуацию с турецкой экономикой как стабильную и призывает не поддаваться панике. Кроме того, он обратился к международным инвесторам, заявив, что они могут и должны доверять "потенциалу Турции". 

Одновременно президент продолжает настаивать на понижении процентных ставок, что демонстрирует зависимость Центробанка от его решений, а следовательно, пугает и отталкивает инвесторов. 22 ноября, накануне очередного рекордного обвала лиры, Эрдоган в телеобращении выступил в защиту дальнейшего снижения учетной ставки, назвав это частью "экономической войны за независимость".

Экономисты же предупреждают, что теперь Турция рискует столкнуться с еще более высокой инфляцией — потенциально 30% — и полным обвалом валюты, если ставки не начнут расти. 

Дальнейшие сценарии 

Руководство страны и правда уже не в первый раз сталкивается с типичной для себя дилеммой — поддержать реальный сектор экономики или сохранить благосклонность международных инвесторов. Как ни крути, а все опять упирается в вопрос о ключевой ставке. Чтобы потушить пожар на рынке другими способами, Центробанку придется продавать валютные резервы, которые и без того истощены. Согласно отчету Goldman Sachs, на который ссылается Bloomberg, в 2020 году турецкие банки потратили более $100 млрд из резервов страны на поддержку лиры. 

Как подсчитал портал "Финам", объем внешнего долга Турции превышает $400 млрд и по большей части номинирован именно в иностранной валюте. Только в этом году страна выплачивает более $180 млрд внешнего долга. 

"Формально резервы Центрального банка выросли в этом году благодаря вливаниям МВФ (Международного валютного фонда), но аналитики считают, что запасы все равно находятся в минусовой зоне, — пишет Reuters. Чистые валютные резервы Турции на 12 ноября составляли $28,61 млрд, что значительно выше апрельского уровня, который был ниже $10 млрд. Однако непогашенные своповые операции банка составляют $43,44 млрд, что означает, что технически резервы составляют минус $15 млрд".

Из-за этого эксперты все чаще опасаются введения в стране контроля над движением капитала. Это может не только окончательно подорвать доверие инвесторов, но и вызвать недовольство среди населения. Недавно в стране ввели новое правило, которое требует от клиентов предъявлять удостоверение личности каждый раз, когда они обменивают валюту на сумму более $100.

При этом министр финансов республики Лютфи Эльван заявлял ранее, что Турция и впредь будет придерживаться принципов свободного рынка и либерального валютного режима.

По прогнозам МВФ, в 2021 году экономика Турции вырастет на 9% на фоне восстановления экономики после пандемии. Но для домохозяйств и потребителей это не такие уж хорошие новости. Уровень инфляции в стране приближается к 30%, а значит, благосостояние населения и его покупательская способность продолжают снижаться. ​​​Многие турецкие банки имеют валютные обязательства, и чем ниже падает лира, тем труднее заемщикам выплачивать свои ссуды в долларах или евро. Все это создает не только социальные, но и политические вызовы для самого Эрдогана, чья высокая популярность в стране может пошатнуться на ближайших выборах, которые должны пройти в 2023 году.

При том что оппозиция в стране уже поставила вопрос о необходимости досрочных президентских и парламентских выборов, считая, что нынешнее руководство не может справиться с экономическими проблемами. 

Дмитрий Беляев