Все новости

"Тяжелый день для спорта, но у нас не было выбора". Рене Фазель о переносе ЧМ по хоккею

Рене Фазель Сергей Савостьянов/ТАСС
Описание
Рене Фазель
© Сергей Савостьянов/ТАСС

Международная федерация хоккея (IIHF) в понедельник официально лишила Минск права проведения матчей чемпионата мира. Президент организации Рене Фазель в интервью ТАСС рассказал, когда будет принято окончательное решение о месте проведения турнира, об отношениях с Федерацией хоккея Белоруссии и о том, с какими сложностями еще придется столкнуться IIHF для организации соревнования.

— Вчера было принято окончательное решение о переносе чемпионата мира из Минска, когда IIHF определится с окончательным местом проведения турнира?

— Чем быстрее мы примем решение, тем лучше, в этой ситуации важен каждый день. Мы обсуждаем три варианта: либо чемпионат мира будет только в Латвии, либо в Латвии и Братиславе, либо в Латвии и Дании. Когда мы получим какие-то цифры и проанализируем все аспекты, мы сразу же примем решение. Мы должны принять решение до конца января.

— Какой из трех вариантов на данный момент вам кажется наиболее оптимальным и выгодным?

— В датском Хернинге был организован женский чемпионат Европы по гандболу в условиях пандемии. Там уже есть вся необходимая инфраструктура. Братислава блестяще организовала чемпионат мира в 2019 году, там очень хорошая арена. У нас чемпионат мира в мае — июне. В Латвии, к сожалению, есть только одна арена. И если делать временную арену, как хотят в Латвии, то у нас летом могут возникнуть проблемы с погодными условиями и качеством льда.

— В связи с переносом турнира может ли быть изменен состав групп на предварительном этапе?

— Мы посмотрим. Нам нужно пару дней, чтобы решить этот вопрос. В него вовлечены ряд национальных федераций, с которыми мы должны поговорить. У нас есть проблема COVID-19, некоторые люди до сих пор этого не понимают. И эта ситуация еще больше затрудняет наши решения. В настоящее время в Европе огромная паника, вызванная пандемией. Мы не знаем, как в мае мы сможем перемещаться между странами.

— В Минске должны были состояться оба полуфинала, матч за третье место и финал. Если турнир будут принимать две страны, то могут ли решающие игры пройти в Латвии?

— Наша цель — играть и провести чемпионат мира. У нас были сложности с политической ситуацией в Белоруссии, а сейчас у нас проблемы с ситуацией с коронавирусом. Мы идем шаг за шагом. Сейчас мы решили политический вопрос, теперь нам предстоит решить вопрос с пандемией. Будем ли мы играть со зрителями или без. Мы должны прежде всего минимизировать все риски, а потом говорить об остальных вещах — о составе групп, где проводить финал и плей-офф. Будут ли команды переезжать на четвертьфиналы или будут играть в одном месте. Вы абсолютно правы. Безусловно, состав групп и организация плей-офф — очень важный вопрос. Когда ты принимаешь такие решения, то нужно учитывать каждую деталь. Но вчера я разговаривал с президентом Федерации хоккея Латвии Айгарсом Калвитисом, и он попросил организовать полуфинал и финал на их льду. Но я им сказал, что нам нужно проанализировать всю ситуацию и понять, какое решение будет лучшим для хоккея.

— Как IIHF планирует решать вопрос передвижения команд, если пандемия не пойдет на спад?

— Нам предстоит решить вопрос, смогут ли все сборные добраться до места проведения чемпионата мира. Особенно это касается американцев и канадцев. Это серьезный вопрос, им наверняка предстоит приехать заранее и пройти карантин, а промежуток между окончанием регулярного чемпионата НХЛ и чемпионатом мира небольшой (регулярный чемпионат НХЛ завершается 8 мая, а чемпионат мира стартует 21 мая — прим. ТАСС). Это все очень важные вопросы, которые нам предстоит решить.

— Как белорусская сторона отнеслась в итоговому решению?

— Вчера для меня был очень тяжелый день. У меня был грустный диалог с Федерацией хоккея Белоруссии. Они очень сильно разочарованы в том, что мы были вынуждены принять такое решение. Вчера был очень плохой день для всего спорта. Белоруссия — великолепная хоккейная страна, где люди хорошо понимают хоккей и поддерживают всех спортсменов. Мне было очень сложно объяснить им, что у нас нет иного выбора, кроме как принять такое решение. Но я пообещал, что, пока я в деле, я помогу им как можно быстрее провести чемпионат мира. Когда ситуация в Белоруссии нормализуется, мы вернемся туда.

— Допускаете ли возможность бойкота чемпионата мира 2021 года от Федерации хоккея Белоруссии в связи с решением?

— Конечно, я надеюсь, что бойкота чемпионата мира со стороны Федерации хоккея Белоруссии не будет. Пока они не собираются бойкотировать турнир. Но я не могу ничего сказать по этому вопросу. Когда политика вмешивается в такие решения, то такое может произойти. И это очень плохо для спорта.

— Какую компенсацию IIHF выплатит Белоруссии в связи с переносом чемпионата мира?

— Мы обсуждали финансовый вопрос, и мы должны найти решение этой проблемы. Конечно, мы не будем врагами и террористами и будем решать этот вопрос, нам надо найти подход. Мы обсудим ситуацию с организаторами. У нас есть контракты, в которых четко прописано, что в форс-мажорных ситуациях мы должны выплатить компенсацию. Мы ждем отчета и анализа, который определит издержки. Мы не глупые люди, мы не хотим ругаться с белорусами. Мы сядем за стол и обсудим все, что касается финансовой части.

— В конце декабря вы сообщили, что IIHF начала свое расследование по делу президента Федерации хоккея Белоруссии Дмитрия Баскова, каковы промежуточные итоги?

— Расследование по делу Баскова продолжится. Как я говорил раньше, белорусская сторона поможет нам. Посмотрим, к чему мы придем.

Беседовал Артем Крук