Все новости

Глава Росстата: цифровизация данных — это требование времени, которое нельзя игнорировать

Павел Малков Антон Ваганов/ТАСС
Описание
Павел Малков
© Антон Ваганов/ТАСС

25 июня в России отмечается День работника статистики — эти специалисты широко востребованы в России и за рубежом, без их данных не обходится ни один макроэкономический прогноз. По словам главы Росстата Павла Малкова, ведомство предлагает лучшие условия для профессионального развития молодых специалистов, потому что "такой концентрации данных, знаний, экспертизы больше нигде нет". В интервью ТАСС он рассказал о том, какие шаги предпринимаются в области цифровизации информации и улучшения сбора данных, зачем ведомству данные ретейлеров и мобильных операторов, как будет использоваться Big Data для переписи населения в следующем году.

— В стратегии Росстата особое внимание уделено работе с "большими данными" и в целом цифровизации. Насколько реальна для России это задача, готово ли само ведомство и другие структуры к таким инновациям?

— Цифровизация — не та задача, к которой можно быть готовым или не готовым. Это требование времени, его просто нельзя игнорировать. И мы либо находим решение, либо не существуем в будущем. Мир стремительно меняется, ускоряются все процессы. Спрос на наши данные растет, растут требования к их глубине, скорости предоставления информации, и все это невозможно без цифровизации.

Надо признать, что сегодня в мире очень мало успешных проектов по "большим данным" в сфере статистики. Мы запускаем ряд пилотных проектов, будем использовать технологию "больших данных" (Big Data) в переписи, в статистике цен, миграции, туризме и в ряде других направлений. Предстоит большая работа, в том числе существенные изменения методологии. Одновременно необходимо обеспечить сопоставимость показателей, то есть внедрение новых технологий не должно приводить к потере сопоставимости с предыдущими рядами данных.

Проект по "большим данным" — это разработка методологии, внедрение необходимых технологий и поиск источников информации. Проект, по сути, несет в себе новую культуру статистического производства. Но результат того стоит.

— Сообщалось, что Росстат может начать сбор данных у ретейлеров и стоимости товаров. Какой вообще в принципе у вас план? Вы в идеале хотели бы охватить всех ретейлеров, например, или только крупных? Насколько амбициозны задачи здесь? И какова конечная цель?

— Один из наших приоритетных проектов — расчет индекса потребительских цен, то есть инфляции, как ее понимает большинство наших сограждан, на основании данных, получаемых из административных источников и от бизнеса, в том числе ретейлеров. Это один из самых практических и актуальных примеров использования "больших данных" в статистике. Как сегодня считается индекс потребительских цен? Информация о ценах по более чем 500 продовольственным и непродовольственным товарам и различным услугам регулярно в ручном режиме собирается нашими специалистами с помощью специальных электронных регистраторов.

Исследование проводится почти в 300 городах России. Сотрудники Росстата обходят в каждом из городов несколько десятков, а в крупных центрах — сотен торговых точек, от супермаркетов до небольших магазинчиков и рынков. Собирается огромный массив информации, который надо проверить, обработать и по итогам получить значение индекса потребительских цен.

Еще несколько лет назад вряд ли можно было предположить, что данные можно получить дистанционно, не обходя торговые точки. Сейчас мы видим такие возможности. По каждой из 500 позиций предстоит определить источник информации по ценам, который может использоваться для расчета.

Как и в какой мере могут использоваться данные ретейлеров, станет понятно позднее, после технического проектирования новой модели проведения обследования. Например, очевидно, что многие данные по товарам, продаваемым в торговых сетях, можно брать из базы данных Налоговой службы. Очень большие возможности дает повсеместное внедрение контрольно-кассовой техники, работающей в режиме онлайн. Хотя технически и методологически это сложный проект, вместе с коллегами из ФНС России предстоит научиться разбирать и сопоставлять все собранные данные. Здесь, как и во многих других вопросах, нам надо поменять себя, поменять привычные для Росстата алгоритмы работы. Переход на автоматизированный расчет инфляции — это очень амбициозная задача, которая займет достаточно много времени. На это потребуется несколько лет, но результат того стоит!

— А на какой стадии сейчас работа с ретейлом? С кем-то уже есть договоренности?

— Мы ведем диалог с представителями торговых компаний, встречались с топ-менеджментом ряда крупных сетей и с отраслевыми союзами. Готовы перейти к созданию рабочих групп, в которые войдут наши сотрудники и представители торговли. Кстати, уже в июле рассчитываем провести очередной цикл переговоров. Причем не только с теми, кто управляет привычными нам розничными магазинами, но и с операторами крупных интернет-площадок. Учитывая, как быстро растет этот сектор и насколько он автоматизирован, есть большой потенциал для сотрудничества.

Но если вернуться к новым подходам по расчету индекса потребительских цен, то здесь более приоритетный по сравнению с данными ретейлеров источник информации — это данные Налоговой службы, собираемые с контрольно-кассовой техники.

В целом мы пока только нащупываем направление работы по использованию в официальной статистике альтернативных источников информации. Это очень интересно, потому что раньше ничего подобного никто не делал, нет готовых рецептов. Предстоит долгий путь исследований, поисков, попыток. Главное, что конечная цель определена и понятна.

— Какие еще данные планируется собирать? Например, была информация о том, что Росстат, используя данные мобильных операторов (и другие), будет собирать информацию о тратах туристов. Для чего будет использоваться информация?

— Действительно, в статистике туризма наиболее применимы данные мобильных операторов, как, впрочем, и огромный массив информации, собираемой в финансовом секторе: в страховых компаниях и банках. Сейчас этот проект находится на этапе проработки.

Мы готовим концепцию использования "больших данных" в статистике. Будем представлять ее правительству в начале следующего года. Думаю, к этому времени многое прояснится. Главное, что далеко откладывать этот вызов глобального цифрового мира нельзя. В каком-то смысле статистика "проспала" технологические изменения последних 10–15 лет. Мы сейчас не лидеры, но пока и не в числе отстающих. А значит, есть шансы вырваться вперед. В конце концов, в марафонах далеко не всегда выигрывает тот, кто первым рванул вперед со старта. Мы постараемся учесть накопленный опыт и не допускать серьезных ошибок.

Отмечу один важный момент — в проекте по "большим данным" никаких персональных данных граждан мы получать не будем. Хочу сразу всех успокоить. Будем работать исключительно с деперсонифицированной информацией.

— С мобильными операторами были какие-то предварительные разговоры по этому поводу? Как они относятся к идее?

— Безусловно. Я уже встречался с представителями четырех крупнейших мобильных операторов, они относятся к идее позитивно. Мы сейчас готовим проект, пишем техническое задание и приступаем к работе. Понятно, существенный результат — вопрос не ближайших месяцев, а скорее нескольких лет. Но начинать нужно уже сегодня, ждать абсолютно нечего.

Кроме того, я встречался с компаниями, у которых есть проекты на основе данных операторов мобильной связи. Это один из самых интересных источников информации, и на нашем рынке уже есть некоторый успешный опыт работы с такими данными, есть соответствующие компетенции.

— Росстат может использовать технологии анализа "больших данных" для переписи населения в 2020 году. Об этом, в частности, говорилось в дорожной карте Ростеха. Известны ли сроки, когда будет определен подрядчик, запущен проект?

— Да, всероссийская перепись 2020 года будет проходить по-новому, с использованием современных технологий. Мы изучили мировой опыт и применим все лучшие наработки. Например, переписчики будут работать с планшетами с установленным специализированным программным обеспечением и цифровыми картами. Это позволит ускорить ввод информации, сократит количество ошибок, облегчит ориентирование.

Кроме того, акцент будет сделан на интернет-перепись, то есть на самостоятельное заполнение опросных форм на едином портале "Госуслуги". Мы видим, что сейчас людям зачастую комфортнее самостоятельно предоставить информацию через компьютер, нежели потратить 20 минут на общение с переписчиком. Это особенно характерно для больших городов. Поэтому мы предложим им новую возможность — самостоятельная перепись через интернет. Вы можете пообщаться с переписчиком и вживую ответить ему на все вопросы, можете заполнить анкету через интернет либо прийти на стационарные переписные участки, в том числе, как мы рассчитываем, в многофункциональные центры "Мои документы". В целом перепись уже сейчас больше базируется на цифровых технологиях, чем на ручном сборе и обработке информации.

Наверное, это последняя перепись, которая использует привычные для нас форматы и инструменты. В дальнейшем, скорее всего, информация будет собираться из административных баз данных и из источников "больших данных". И двигаться в этом направлении нужно начинать уже сейчас. Используя, например, ту же самую информацию от операторов мобильной связи, можно получить бесценный источник сведений по реальному местонахождению людей и по миграции. Это тоже очень интересный проект. Надо будет очень аккуратно настраивать алгоритмы обработки данных, учиться их использовать. Уже в 2020 году предстоит совместить традиционную перепись и новые подходы и посмотреть, как они работают друг с другом. По сути дела, мы будем учить машину считать на основе тех данных, которые получим в ходе традиционной переписи.

Этот проект прорабатываем давно — с первого дня, как я работаю в Росстате, и даже до этого уже начинали с Росстатом обсуждать подходы. Ростех включил данный проект в свою дорожную карту, добавил в перечень приоритетных проектов, где могут использоваться "большие данные". Но детали мы с ними не обсуждали и не прорабатывали.

— Каким образом будет выбираться исполнитель для предоставления услуг Big Data в переписи? Будут ли это госзакупки или Росстат сам будет каким-то образом выбирать подрядчика?

— У нас есть всего два механизма. Либо единственный исполнитель, когда мы видим, что никто на рынке больше не может решить поставленную задачу. Либо конкурс. Пока мы не дошли до выбора способа закупки. Сейчас формируем задачу, описываем наше видение для того, чтобы понять масштаб работ и кто их может выполнить. Когда мы сформулируем задачу, тогда уже можно говорить о выборе способа закупки.

Перепись состоится в следующем году, и проект тоже будет планироваться к следующему году. В будущем за счет цифровых технологий должна появиться возможность проводить перепись настолько часто, насколько это необходимо: раз в год, раз в месяц — одним словом, тогда, когда это требуется, и без таких долгих подготовительных работ. Кроме того, должна появиться возможность получать специализированную информацию под разные задачи. Мы рассчитываем уже по итогам этого раунда переписи получить гораздо больший объем данных на микроуровне, усилить компетенции в сферах демографии, миграционных процессов, муниципальной статистики.

— Какие еще проекты, связанные с Big Data, планируется запустить (или уже запущены)? Есть ли какие-то идеи, которые начнут реализовываться уже в этом году?

— Условно мы делим наши проекты на три категории.

Первая — наиболее проработанные проекты, где надо начинать действовать, например индекс потребительских цен и перепись населения. Вторая категория — это, наоборот, проекты, где пока вообще все непонятно и в мире нет успешных примеров. То есть явно можно использовать "большие данные", но как, где, насколько большой будет эффект — непонятно вовсе. Это, например, система национальных счетов. И здесь мы только ведем консультации, начинаем думать в этом направлении.

И есть третий, промежуточный тип проектов, где понятно, что "большие данные" можно и нужно использовать, но конкретные подходы и технологии пока не определены. По этому направлению мы заказываем дополнительные исследования. Например, статистика туризма — из этой категории проектов. Понятно, что "большие данные" позволят очень существенно улучшить статистику туризма, но надо очень аккуратно совместить международную методологию с новыми источниками данных и нашими возможностями их использовать и обрабатывать. После проведения исследований все это постепенно оформится уже в виде проекта.

А по индексу потребительских цен запускаться можно уже сейчас. Определять, откуда какие можно брать данные, строить соответствующую систему, заключать соглашения, принимать нормативно-правовую базу и запускать работу, постепенно переходя по отдельным позициям на автоматизированный сбор информации.

— На коллегии Росстата вы презентовали обновленную методологию расчета уровня бедности. Какие еще показатели планируется пересчитывать, менять?

— Мы за инновации, с одной стороны, и все-таки за взвешенный подход к их использованию — с другой. Глава нашего Общественного совета, один из корифеев отечественной статистики Евгений Григорьевич Ясин недавно сказал, выступая на расширенной коллегии Росстата, мол, коллеги, я желаю вам смотреть вперед, но оставаться консерваторами. Уверен, он хотел предостеречь нас от бездумного увлечения новыми "модными" темами. За те десятки и сотни лет, пока совершенствовались методологии проведения статистических исследований, было создано много сложных моделей, позволяющих с помощью выборок достаточно точно оценивать многие аспекты социально-экономического состояния страны. И разрушать работающие механизмы нельзя. Мы готовы использовать новые источники и менять методологию, но лишь после того, как убедимся, что с использованием новых инструментов точность и достоверность полученных показателей стала выше.

Кроме того, я всегда говорю, что Росстат — не совсем обычное ведомство. Это скорее производство, фабрика данных. И мы в своей работе всегда должны ориентироваться на потребности пользователей нашей информации. Поэтому у нас сейчас задача — сформировать интерфейс взаимодействия с пользователями, выстроить постоянный диалог с нашими потребителями. Нужно понимать их требования, тем более в условиях стремительно меняющегося мира. Для этого нужны обсуждения и дискуссии. Мы уже серьезно активизировали работу нашего научно-методологического совета, провели ряд дискуссий на площадках вузов. Мы готовы к дискуссиям в любом формате. Именно на таких площадках должны определяться приоритеты по совершенствованию методологии. Не зря на последнем заседании было создано бюро научно-методологического совета. В бюро вошли около десяти самых активных экспертов, которые должны определять повестку, должны собрать потребности пользователей и расставить их по приоритетам.

— Росстат недавно ездил в Сербию для обмена опытом и подписания меморандума о взаимопонимании. Какие страны еще планируется посетить, наладить партнерство? Что планируете перенять у иностранных коллег? Какие-то интересные практики? Технологии? Есть ли конкретные идеи, проекты в разработке?

— Один из моих личных приоритетов — международная повестка, усиление работы в этом направлении. За последнее время у меня прошло уже несколько встреч с руководителями крупных международных организаций в сфере статистики. Пожалуй, самая интересная — это встреча с президентом Международного статистического института. Ее визит в Россию стал очень серьезным событием. С госпожой Макгилливрей проговорили целый ряд совместных проектов и даже немного помечтали о проведении у нас международного статистического конгресса. Это самое крупное в мире мероприятие в области статистики. Есть чемпионат мира по футболу, а конгресс можно назвать чемпионатом мира по статистике. Он проходит раз в два года и последний раз состоялся у нас в стране почти полтора века назад в Санкт-Петербурге. Требования к организации мероприятия очень серьезные. В этом году едем на очередной конгресс, в Малайзию. Будем изучать в том числе, как проводилась подготовительная работа. Кроме того, договорились о том, что попробуем провести несколько совместных мероприятий регионального уровня. Фактически вышли на старт, но впереди еще много работы.

Также начинаем возрождать систему повышения квалификации и обмена опытом с другими странами. У нас запланирован ряд поездок, в том числе ближайший визит в Данию. Причем здесь делаем особый акцент на наших молодых специалистов. Самые активные и инициативные, победители наших внутренних конкурсов, они тоже будут ездить на такие мероприятия, погружаться в работу других национальных статистических служб и перенимать лучшие практики. Нет статистической службы, которая являлась бы для нас безусловным примером для того, чтобы просто взять и перенести всю ее практику. Но в каждой национальной службе есть какие-то свои направления, нюансы, аспекты — по методологии и выстраиванию процессов, которые нужно забирать и использовать у нас. Поэтому и дальше будем усиливать наши международные активности.

С Сербией подписали меморандум о взаимопонимании. Сейчас готовим дорожную карту по конкретным действиям, чтобы меморандум не остался просто формальной бумагой. Обсуждаем обмен опытом по проектам, в том числе по тем же "большим данным", по автоматизации деятельности, совместные международные активности. И ждем коллег с ответным визитом к нам, в ходе которого рассчитываем подписать дорожную карту.

Из интересного, что мы увидели в Сербии. Например, у коллег очень развиты внутренние компетенции по анализу данных. Они не просто рассчитывают показатели, но еще и очень качественно интерпретируют полученные данные и тщательно изучают тенденции. Не просто выдают сухую цифру, но анализируют, как она получилась, и умеют об этом рассказать и показать динамику и изменения. При этом не переходя очевидные границы они оценивают тенденции и тренды исключительно в рамках статистики, не "отбирая хлеб" у других ведомств. В этом направлении мы тоже планируем поработать. Также у них хорошо развита муниципальная статистика. Понятно, что Сербия гораздо меньше России, но для нас это дополнительный повод глубже посмотреть на проблему муниципальной статистики.

Однако есть много направлений, где мы сами можем поделиться опытом с коллегами. И сербы уже заявили об интересе к нашей работе. Например, сербских коллег заинтересовали наши наработки по проведению переписи населения.

— Эта дорожная карта, она будет определять именно конкретику уже, да?

— Да, конкретные совместные шаги и мероприятия.

— То есть пока рано говорить о том, что вы будете делать с Сербией то-то, то-то и то-то, Сербия будет принимать участие в этом.

— У нас уже есть проекты, по которым очевидна взаимная заинтересованность. Однако пока карта не подписана, не очень корректно ее обсуждать. Делегация сербской статистической службы будет у нас уже в октябре текущего года. Думаю, тогда мы и подпишем программу совместных действий. Проект дорожной карты начал рождаться прямо в ходе наших обсуждений в Белграде. К итогу второго дня мы с удивлением поняли, что у нас появился очень внушительный список. Главное, чтобы теперь все эти интересные идеи вылились в конкретные действия.

— Чем определяется выбор стран-партнеров для Росстата?

— Оснований для выбора несколько. Во-первых, это страны, с которыми у нас исторически сложились конструктивные отношения, налажены рабочие связи, реализуются совместные проекты. Республика Сербия относится как раз к такой категории. Естественно, сюда же входят страны СНГ. Кстати, на недавней встрече с директором регионального бюро ЮНФПА госпожой Аланной Армитаж мы договорились о продолжении проекта по содействию сбору данных, анализу и доказательной политике в регионе СНГ. Опыт в области статистики населения, накопленный специалистами Росстата, будет передаваться коллегам из национальных статистических служб СНГ и Центральной Азии.

Во-вторых, это страны, серьезно продвинувшиеся в приоритетных для нас направлениях. Здесь в первую очередь хочу сказать о Дании. Королевство Дания выступило инициатором партнерского проекта с Россией. Сейчас в этом проекте задействованы и другие страны Евросоюза. При этом в Дании и Нидерландах накоплен интересный опыт по объяснению статистической методологии простым языком для широкого круга пользователей, еще у них очень интересные компетенции в сфере работы с метаданными — есть чему поучиться и что почерпнуть. Также смотрим опыт Австралии, Португалии и Испании, где реализуются интересные проекты в области статистической грамотности.

И наконец, страны, где проводятся крупные интересные мероприятия, где можно просто в рамках общего формата мероприятий почерпнуть для себя что-то новое. Мы там присутствуем и в том числе направляем молодых специалистов, чтобы они тоже впитывали все новации.

Говоря о международном сотрудничестве, я убедился, что у Росстата очень серьезный авторитет на международной арене среди других национальных служб статистики. Это чувствуется по всем встречам и переговорам, которые мы проводим. Также заметно, что все мировое статистическое сообщество очень сплочено, на международных мероприятиях царит дружеская атмосфера. Это наглядно видно по общению между коллегами, в том числе меня тоже приняли очень тепло.

— На семинаре в Высшей школе экономики вы рассказывали о том, что профессия статистика за рубежом очень ценная. И вы много говорите о воспитании молодых специалистов. Что планируете для этого делать?

— Да, эта профессия в ряде международных рейтингов профессий входит в топ-10. Нам, конечно, надо немного по-другому позиционировать это направление обучения. Сегодня везде востребованы специалисты по работе с данными. На мой взгляд, сегодня есть возможность серьезно усовершенствовать систему образования. Важно, чтобы выпускники вузов выходили с теми знаниями и компетенциями, которые нужны и нам, и рынку. Мы будем сотрудничать со всеми ключевыми российскими вузами, с некоторыми из них уже готовим дорожные карты. В том числе поддерживаем открытие новых кафедр статистики. Также мы сами должны активно идти в вузы: у нас огромные компетенции, которыми нужно делиться с молодыми специалистами. Студентов, конечно, будем вербовать в Росстат, потому что у нас самые лучшие условия для профессионального развития, таких больше нигде нет. Другое дело, что в какой-то момент, когда человек уже вырос, ему нужно еще и обеспечить достойный уровень заработной платы. Здесь у нас немного сложнее. Тем не менее в Росстате большое количество молодых специалистов, которые работают именно потому, что у нас интересно. Потому что такой концентрации данных, знаний, экспертизы больше нигде нет. И я столкнулся с тем, что на целый ряд новых задач мы не можем найти людей извне, их не существует за пределами Росстата, можно только растить внутри. Это самые сложные методологические блоки и направления.

— Вы упоминали неоднократно, что одна из главных проблем российской статистики — это плохие первичные данные. Какие меры вы принимаете для того, чтобы улучшить ситуацию? Несут ли компании ответственность за предоставленные данные? Может быть, понадобится какое-то дополнительное законодательное регулирование?

— Мы уже запланировали комплекс мер и отразили их в стратегии развития Росстата. Первое — электронный сбор отчетности, постепенно будем отказываться от бумаги и переходить исключительно в электронный формат. Понятно, что это позволит сократить количество ошибок, ускорит сбор информации и сделает процесс сбора данных более прозрачным. Кроме того, это позволит внедрить более качественный форматно-логический контроль. Многие ошибки будут выявляться уже в момент приема отчетности и сразу возвращаться на доработку.

Второе направление работы, как вы правильно отметили, вопросы ответственности предприятий. Мы сейчас работаем над автоматизацией процесса претензионной работы. Можно привести пример — видеофиксация нарушений Правил дорожного движения. Сотрудник ГИБДД рассматривает материалы дистанционно, приходит штраф, и его необходимо оплатить. В вопросах предоставления первичных данных компаниями должен действовать такой же принцип. Если отчетность не сдана вовремя, то нужно автоматически выставлять штрафные санкции. Сегодня уже предусмотрены достаточно серьезные штрафы, но строгость наказания у нас компенсируется необязательностью выставления этого самого штрафа. Работа по выставлению претензии трудоемкая и отнимает много времени, требует вовлечения большого количества сотрудников. При этом срок давности по таким нарушениям составляет всего два месяца. За два месяца мы чаще всего просто не успеваем реализовать весь необходимый комплекс мероприятий. Поэтому здесь будет несколько шагов, несколько этапов. На первом этапе увеличим срок претензионной давности, на следующем этапе будем постепенно автоматизировать всю процедуру выставления претензий. Главным здесь является не вопрос величины ответственности, а вопрос ее неотвратимости. Все прекрасно знают, что если не сдать отчет в Налоговую службу, то санкции неминуемы. А статистика подается по остаточному принципу. Этот подход надо кардинально менять.

Но важно не только выстраивать систему сбора информации и претензионной работы, но и одновременно сделать подготовку и подачу отчетности более комфортной для респондентов — сократить количество форм отчетности, устранить дублирование показателей, где-то установить более соответствующие реальной практике сроки подачи отчетности.

И отсюда в том числе возникает третье направление работы, самое главное — это постепенный уход от традиционной отчетности в целом, не важно, бумажной или электронной. Постепенный переход к анализу административных данных и "больших данных", использование потоковой информации напрямую из информационных систем предприятий.

— Сейчас у вас проходит внутреннее расследование в службе. Когда вы будете готовы поделиться результатами?

— В центральном аппарате эту работу завершили, разобрали действия каждого сотрудника. Результатом стал комплекс мер по улучшению процессов внутри центрального аппарата, в том числе по проведению соответствующей работы с персоналом.

Выявлена проблема с данными, которые мы получили непосредственно из территориального органа. Определить эти искажения в центральном аппарате было крайне сложно. Соответственно, нужно ставить фильтры на местах, сразу выявлять и устранять ошибки. Чтобы разобраться с ситуацией на месте, туда поедет комиссия, которая разберет все сопутствующие обстоятельства и внутренние процессы в территориальном органе.

Также направили в Минэнерго России предложение обеспечить постоянную сверку наших данных. И это, кстати, тоже пример использования административных данных для повышения качества статистической информации. Если Минэнерго России поддержит наше предложение, то при расчетах мы будем опираться не только на свои данные, но и на информацию, которую собирает Минэнерго России.

Ошибки возможны всегда, как бы мы ни улучшали методологию и инструментарий. Даже на самом совершенном производстве всегда есть доля брака. При этом сейчас очень серьезно повысилось внимание к цифрам и любые ошибки сразу становятся видны. Действует эффект увеличительного стекла, потому что с нашими данными работает огромное количество людей. Конечно, это повод еще раз посмотреть на качество наших процессов.

— Проблемы выявлены только в Тюменьстате или другие отделения тоже будут подвергаться проверкам?

— Здесь целый комплекс направлений работы. Региональным отделениям нужно уделять намного больше внимания. Один из моих заместителей будет целиком отвечать за внедрение единой организационной и технологической политики в региональных отделениях.

Сейчас у нас идет интереснейший проект, который мы назвали "РостСтат". Мы смотрим все производственные процессы внутри центрального аппарата Росстата, а также в Мосгорстате и в Мособлстате. Каждое управление и отдел — как они работают, какие задачи решают, как выстроены ежедневные процессы у каждого сотрудника. Анализируем все это, ищем непродуктивные действия, проблемы и потери, на что люди тратят свое время, и потом все процессы пересобираем заново. После того как закончим эту работу и внедрим изменения в Мосгорстате и в Мособлстате, по итогам сформируем типовую модель процессов и распространим ее на все остальные регионы как единый стандарт. Вместе с каждым сотрудником сейчас буквально смотрим, что он делает, как собирает и обрабатывает информацию, на что тратит время, какие операции явно можно было бы исключить, если их автоматизировать. Это тоже очень большой и интересный проект, один из моих личных приоритетов. А попутно выявляются интересные люди, лидеры изменений, которые активно участвуют в проекте, готовы развиваться сами и улучшать Росстат. Это наш золотой кадровый резерв.

Беседовала Ксения Смирнова