Все новости

Рапиристка Инна Дериглазова: плакала под маской, но слушалась тренера

Инна Дериглазова EPA-EFE/Tibor Illyes
Описание
Инна Дериглазова
© EPA-EFE/Tibor Illyes

Олимпийская чемпионка Рио-де-Жанейро российская рапиристка Инна Дериглазова стала главной звездой чемпионата мира по фехтованию, который завершился в Будапеште. Спортсменка завоевала сразу два золота соревнований — и в личном, и в командном турнире. В интервью ТАСС спортсменка рассказала о своей жизни после Олимпиады, о дочери, о том, как тренер воспитал в ней "девушку с железным характером", и о страхах, с которыми боролась перед поездкой на мировое первенство.

— Инна, после победы в личном турнире чемпионата мира вы сказали, что год ждали этого чемпионата. Так сильно на вас сказался прошлогодний проигрыш на чемпионате мира в Китае?

— То поражение в Уси было для меня трагедией, не боюсь этого слова. Ничего из того, к чему я так стремилась, ради чего столько работала, не получилось — ни в личных, ни в командных соревнованиях. Значит, нужно было начинать новый год с нуля — все отбросить, все забыть и работать.

Я долго переживала, копалась в себе — почему было так, а не иначе. Старалась тренироваться еще больше, но боялась — а вдруг опять не получится? Выступать в течение года, при этом успешно, как и в прошлом году, и загнуться на главном старте? Я больше всего этого боялась.

За два дня я стала переживать и нервничать, ведь уже знала сетку, знала, что и как будет. Но я преодолела себя — удалось не распыляться, не нервничать, не спешить, а контролировать каждый укол. Я рада, все получилось.

— После победы в личном турнире было ощущение завершенности?

— Нет, конечно! Я приехала выступать на двух соревнованиях — личном и командном. Поздравляли, говорили хорошие слова, конечно, я порадовалась. На следующий день забыла все это — впереди была серьезная работа.

— А сейчас — самая серьезная, год до Токио...

— Сейчас у нас есть статус чемпионов мира.

— У вас их сразу два — и в личном, и в командном...

— Впервые у меня так, действительно триумф, я это осознаю. Наверное, я даже молодец. Значит, мы готовились правильно и будем стараться идти к Играм примерно в этом же режиме.

Но Олимпиада отличается от всех видов соревнований. Там все что угодно может происходить, и не раз было такое, что сильный проигрывал тому, кто объективно слабее. Вот поэтому мы сейчас нашим медалям порадуемся. Но курс — на Токио.

— После вашей победы на Играх в Рио-де-Жанейро прошло уже три года. Сейчас, спустя столько времени, каков главный урок тех Игр?

— Я ошибалась, но я победила. Тот наш финальный бой с итальянкой Элизой ди Франчиской складывался качелями. Но я скажу так — смелость города берет, нужно быть уверенным в том, что ты делаешь. Выиграть хотят все, соперник волнуется так же, как и ты. В противостоянии характеров выиграет смелость.

— Жизнь после Олимпиады изменилась?

— Изменилось отношение людей, они видят тебя уже олимпийской чемпионкой. Я из маленького курского города Курчатов, там я значимая, узнаваемая личность. Люди понимают, что олимпийскую медаль не так просто завоевать, что это годы упорных тренировок, это полжизни, положенной на спорт. Это мечта.

С одной стороны, у нас не футбол и не большой теннис. С другой стороны — люди узнают меня, берут автографы. Но звезду из себя строить… Понимаете, я простой человек, это не в моем характере, это не мое. Когда мне говорят — ты звезда, это приятно. Но сама я в жизни так не скажу.

— Не было после Рио-де-Жанейро искушения сказать себе: "Я молодец, у меня все получилось, хватит"?

— Нет, даже мысли такой не было. Я не считаю, что, став олимпийской чемпионкой, я достигла своего предела. Есть и пятикратные олимпийские чемпионы. Итальянка Валентина Веццали — пожалуйста (шестикратная олимпийская чемпионка, 16-кратная чемпионка мира — прим. ТАСС). Есть куда более высокие достижения, к которым ты можешь стремиться. Тем более если тебе позволяют годы. Зациклись я на своей золотой олимпийской медали, может, моих сегодняшних результатов и не было бы.

— При всем при этом вы мама...

— Это моя больная тема. Моей дочке десять лет. Я должна больше времени уделять своему ребенку, но все время то на сборах, то на соревнованиях, после которых мчусь домой. Мои близкие всегда понимали — такая у меня работа.

Ребенку в любом возрасте всегда хочется быть с мамой, и мне всегда хочется быть с ней — я ответственный человек и настоящая мама. Я горой за своего ребенка, очень переживаю за нее. Вы знаете, меня спрашивают иногда — откуда у тебя такая бешеная мотивация? А как иначе? Раз я не вижу своего ребенка, мне еще и проигрывать? Раз я полностью отдаю себя спорту, раз я на это пошла, о какой мотивации еще может быть речь? Либо показывай результат, либо будь с семьей.

— Диана тоже занимается спортом?

— Она начала заниматься фехтованием. Но вообще она очень артистичная, ходит на танцы, даже перед зеркалом танцует. Я хочу, чтобы она занималась спортом, но если ей что-то будет нравиться больше, я предоставлю ей делать выбор самой и не буду настаивать. Знаю много примеров детей тренеров — их родители заставляют заниматься спортом, они нехотя идут на тренировку, не получают хороших эмоций. А откуда тогда взяться результату?

— Для людей, которые хотя бы немного разбираются в фехтовании, ваше имя всегда идет рядом с именем вашего тренера Ильдара Мавлютова. Вы столько лет вместе. Помните первую встречу?

— Конечно. Когда я была маленькой, с мной года четыре занималась Лидия Олеговна Сафиуллина – она была моим первым тренером. Потом она ушла в декрет, и индивидуальные уроки мне начала давать Елена Евгеньевна Кожикина, и в тот момент у меня появились первые детские результаты. К Мавлютову не так просто было попасть, но он на меня сразу обратил внимание.

Я была очень худенькая, но очень выносливая. Скажет мне тренер — отожмись 50 раз, отожмусь 60. Скажет — иди 100 раз поколи в мишень — я 120 сделаю. Я всегда делала больше, чем мне говорили, — тренеры заложили в мое сознание "хочешь быть лучше других, делай больше других". Это у меня в голове навсегда осталось.

Для меня было почетом у него тренироваться, хотя он был очень жестким, мог жестко разговаривать. В силу возраста мы боялись что-то говорить, иногда даже тренировалась через силу, плакала под маской, но он требовал. И требовал справедливо.

— Сейчас все так же?

— Конечно, сейчас он уже прислушивается к моему мнению и наша работа идет в диалоге. Но он по-прежнему требователен и очень дисциплинирован. Даже здесь, в Будапеште, после моей победы в личном чемпионате мира он сказал мне – в финале только 20% своего фехтования использовала. А мне так обидно — ну как же так, может, похвалить меня надо было? Или после победы на Олимпиаде — "бой провела неплохо, но в концовке…" и так далее. Он мотивирует меня на дальнейшую работу, чтобы я не останавливалась на достигнутом, чтобы я совершенствовалась.

Я очень благодарна ему — наше сотрудничество длится очень долго. Из маленькой девочки я превратилась в девушку с железным характером. 

— На прошлом чемпионате мира в Уси вы выступали без него.

— И там, и на предшествовавшем ему чемпионате Европы. На Европе я выиграла, в команде мы стали вторыми. А на чемпионате мира я проиграла за вход в четверку и за пятое место. Это было для меня трагедией: в четвертьфинале одним уколом проиграла француженке Изаоре Тибюс — вела с большим счетом, но в концовке сломалась, не выдержала. Было так обидно, что через два дня в командном турнире очень хотелось реабилитироваться. А в итоге все пошло еще хуже — проиграли Южной Корее. Я люблю фехтование, когда идет живая борьба, а эти спортсменки из тех, кто ждет твоих ошибок, не создавая борьбы. 

— В Уси вам не хватило тренера, который на тот момент испытывал проблемы со здоровьем?

— Я близко к сердцу приняла его ситуацию, очень за него переживала. Когда ты работаешь со своим тренером уже много лет, ты в нем нуждаешься. Это человек, который как никто другой знает, что и как тебе сказать и в какой момент. Он тебя научил, он тебя вырастил, он знает твое фехтование. Это такая взаимосвязь.

Не раз себя ловила на мысли — поругаемся, результат падает. Все хорошо — выступаю хорошо. И у него сложный характер, и у меня. Где-то я не соглашаюсь, хотя могла бы согласиться, где-то он перегибает палку, хотя он так не считает, но мне так кажется. Но это — работа.

— Всегда было интересно, применимы ли навыки фехтования в простой жизни для женщины? Условно говоря — овощи на салат быстрее обычных девушек нарежете?

— С овощами точно не та история. Но скажу так — фехтовальщик быстрее соображает, чем обычный человек, взять хотя бы банальное вождение машины. За рулем ты сидишь и видишь: этот сейчас поедет туда, тот — в другую сторону, и все так в действительности и происходит. Часто, когда еду в такси, думаю тихо в адрес водителя: "Ну что ж ты делаешь то!"

А еще девушки-спортсменки более сильные, настойчивые, упертые, твердолобые по жизни. Нас этому спорт научил, хотя, может быть, и не всегда это правильно — переносить эти качества в жизнь. Иногда это помогает, а иногда и мешает. Особенно если долбишь и долбишь мужчине свое.

— Фехтование — это больно?

— Больно, когда проигрываешь. В душе больно, что не смог. Физическая боль — это совсем не то. В любом спорте больно.

— В шахматах?

— Там голова, наверное, кипит.

— А у вас не кипит?

— Да везде кипит. Ну конечно, остаются синяки. А сейчас, летом, это особенно некомфортно — хочется шортики надеть, а у тебя ноги синие. Простой человек, наверное, подумает — серьезные проблемы у девушки.                                      

Беседовала Вероника Советова