Все новости

Берни Экклстоун: нам надо еще несколько мистеров Путиных

Берни Экклстоун EPA-EFE/YURI KOCHETKOV
Описание
Берни Экклстоун
© EPA-EFE/YURI KOCHETKOV

Английский бизнесмен продал "Формулу-1" в 2017 году, но несмотря на то, что отошел от дел, остается одним из самых влиятельных людей в мире спорта. В интервью ТАСС 88-летний Берни Экклстоун рассказал о важности Гран-при для Сочи, роли Владимира Путина в мире, своем отношении к импичменту Дональда Трампа и Brexit.

— Чем вы занимаетесь после продажи "Формулы-1"? Следите за развитием чемпионата?

— Смотрю каждую гонку.

— Но вы не часто приезжаете на Гран-при?

— Только в Сочи. Сейчас я не в том положении [чтобы посещать каждый этап чемпионата мира]. Но в Россию приезжаю всегда, чувствую себя здесь как дома.

— Вопрос про Санкт-Петербург и возможный перенос Гран-при России…

— Для начала надо сказать, что люди здесь, в Сочи, проделали огромную и отличную работу. Использовать Сочи для "Формулы-1" после Олимпиады — это правильно, и я не знаю, чем ее можно будет заменить. В самом начале, много лет назад, люди, когда говорили со мной о Сочи, представляли себе какую-то другую страну. Сейчас все знают Сочи. Конечно, это началось с Олимпиады, но продолжилось "Формулой-1". Если бы тут не было события мирового масштаба, люди бы, возможно, быстро забыли и Олимпиаду, и этот город.

— Как вы оцениваете ситуацию в "Формуле-1" после того, как покинули ее?

— Все хорошо. Никто особенных изменений не внес. Если только небольшие, которые я мог бы и сам внести. Но есть и много вещей, которые я бы не стал делать. Но критиковать — это не очень хорошо. Новое руководство только пришло в "Формулу-1", и для них многое в новинку. Они сразу попали под огромное давление — это как я бы сейчас стал руководителем больницы. В этом плане я бы советовался с людьми, которые там работают уже давно. Новое руководство решило, что нужны перемены. В основном же, как я вижу, их перемены касаются работы соцсетей.

— Какой вы видите "Формулу-1" в десятилетней перспективе?

— Самое важное, мы должны помнить, что это развлечение. "Формула-1" — это бизнес, связанный с развлечением. Она становится слишком сложной технически, но большинству людей плевать на это, они не понимают в технике, но хотят видеть гонки. Хотят видеть, как пилоты соревнуются. Какую мощность может выдать двигатель и прочее — это не главное. Главное — кто быстрее. К сожалению, или к счастью, машины играют важную роль. Но даже если болиды будут абсолютно идентичными — кто-то будет финишировать первым, а кто-то — последним. И это именно то, что людям надо.

— Два года назад вы говорили в интервью, что Путин — величайший из людей. По-прежнему так считаете?

— Да, конечно. Мне хотелось бы, чтобы он не был очень занят разбирательством дел, которые его не касаются, которые сложно выполнить. Ему приходится заниматься слишком большим количеством вещей. Беспокоиться о том, что случится с миром через 50 лет, что будет с мировым потеплением, с ситуацией в Европе... Обидно, что у него нет времени покорить Европу — это было бы хорошо.

— Давление на Россию и Путина со стороны Запада не спадает?

— Думаю, что такие вещи происходят всегда. Просто они завидуют тому, чего Путин смог достичь. Тому, что у него сейчас есть, что он сумел сделать то, что весь остальной мир только намеревался.

— На данный момент в США начался процесс импичмента Дональда Трампа. Ваше мнение?

— Мне кажется, это вполне нормально. Он стал очень сильным в Америке, и у него появилось много врагов. А новых друзей у него появляется не много.

— Давление на Трампа со стороны американских знаменитостей, актеров, спортсменов. Как это объяснить?

— Я сам не понимаю, что он сделал не так. Половина из его критиков сами не понимают, почему они так поступают. Вероятно, он хотел, чтобы кто-то что-то сделал, и, скорее всего, сказал, что сумеет им помочь в чем-то...

— Ваше мнение по поводу Brexit?

— Вся эта ситуация очень странная. Никто до конца не понимает, что происходит. Потому что люди проголосовали за то, чтобы покинуть Евросоюз. В тот момент, когда они отдавали свои голоса, у них не было никакого понятия, за что точно они голосуют. Никто им не объяснил. Все, что им на тот момент сообщили, — что это поможет предотвратить въезд в страну людей, которым комфортно будет жить в Англии, при этом особо ничего не надо делать, давать взамен. Но никто не осознал, какой побочный эффект может возникнуть. Думаю, все проведенные переговоры [между Великобританией и Европой] были плохо организованы и проведены.

— В каком направлении движется мир с точки зрения политики?

— Никто не знает. События происходят так быстро, столько совершенно ненужных изменений. Изменение климата — явно, что мир меняется стремительно. Очень многое случилось не за 200–300 лет, а за последние 25–30 лет! Людям надо быть аккуратнее с загрязнением окружающей среды. Я очень удивлен, что на сегодняшний день мы стали больше использовать ядерную энергию. В основном это связано с утилизацией ядерных продуктов. Это же можно утилизировать в космосе? Там достаточно места. Тогда нам не придется думать о том, чтобы прятать отходы под землю. Можно же все направлять в космос?

— Что вы думаете об использовании электричества в автопроизводстве?

— Думаю, что это началось совсем недавно. Кто-то сумел придать этому большой импульс, ведь до этого были вопросы по поводу нефти. Но мы медленно, но верно начали осознавать, что эффективность двигателя намного выше, можно получить гораздо больше мощности, нежели используя жидкое топливо. Могли мы прийти к этому раньше? Я не знаю. Но от этого никуда не деться — вопрос времени. И вопрос того, как мир учится делать батареи. Мы должны найти лучший способ хранения энергии. Это необходимо.

— Хочу вас спросить про роль спорта в мире. Кажется, что 100 лет назад Олимпиада была как раз возобновлена, чтобы объединять. Сейчас же из-за Олимпиад нации ссорятся...

— Абсолютно точно! Каждая страна, кажется, хочет завладеть правом на определенный спорт и защитить его. И это касается не только Олимпиады. Посмотрите на футбол и ситуацию с чемпионатом мира...

— Киберспорт — это спорт?

— Я его не понимаю. Совершенно. И не понимаю, как кто-то может считать это спортом. Мне кажется, любой спорт — это физические возможности. Это что-то реальное. Так что "Формулу-1" как киберспорт я не представляю. На данный момент. Но кто знает, что случится через десять лет?

— Третья мировая война?

— Я не знаю. А какая должна быть причина этого?

— Смотрите сами — все больше стран пытаются создать ядерное оружие. КНДР постоянно проводит испытания. Все выпендриваются, что могут...

— Выпендриваются — это правильное слово. "У нас есть эти штуки!", "Мы можем создать такое!". Единственная хорошая вещь, если это [третья мировая война] произойдет, — Земля освободится от трети населения. Все сейчас живут намного дольше, чем раньше. И в нашей жизни все больше роботов, техники и автоматики. Что остается делать людям — постепенно, медленно-медленно исчезать. Люди будут жить по 100 лет, а работы у них просто не будет. Будет множество психических заболеваний, ментальных проблем. Так что избавиться от трети населения, конечно, не включая меня в эту треть, решит определенные проблемы.

— Вам нравится, как изменился мир за время вашей жизни?

— Мне кажется, больше все же в хорошую сторону. Но войны были и до нас, и всегда у них была причина. Сейчас для того, чтобы начать войну, нужна очень хорошая причина, которую сложно найти. Думаю, войны будущего будут финансовыми.

— Личный вопрос. Вы верите в Бога?

— Не знаю. Никогда раньше не думал об этом.

— Это ответ.

— А почему вы не спросите, религиозен ли я вообще?

— Вы религиозный человек?

— Нет.

— Почему?

— Думаю, люди могут делать добро без вмешательства религии. Но главное, когда человек рождается, не важно — мусульманин он, еврей или христианин. Моя жена из Бразилии, она католичка. Я спрашивал, почему так? Она не знает. Кто выбирает религию? Даже если родители, когда ты вырастаешь, то можешь быть не согласен с этим. Они не могут тебя заставить.

— У вас есть кумиры сейчас?

— Я это говорю не потому, что я разговариваю с вами в России: с того момента, как я встретил мистера Путина, я стал большим его поклонником. В том, что касается его поведения, что касается его дел. Нам надо еще несколько мистеров Путиных.

— А помимо?

— Кто кроме него... Хм... Если честно, во многих вещах Трамп делает много хорошего для Америки. Ну и для всего мира — люди начинают думать иначе. Перегибает ли он палку? Мне кажется — нет. Но многие считают, что да. В конце концов, когда речь заходит о таких людях, надо смотреть, благо они приносят для своей страны или нет.

Беседовал Андрей Карташов