Все новости

Фигуристы Степанова и Букин: в танцах с партнером обязательно должна быть какая-то искра

Александра Степанова и Иван Букин EPA-EFE/ETIENNE LAURENT
Описание
Александра Степанова и Иван Букин
© EPA-EFE/ETIENNE LAURENT

Российский танцевальный дуэт Александра Степанова и Иван Букин сегодня по праву входит в число лидеров не только российского, но мирового фигурного катания. Танцоры стали не просто одной из самых технически оснащенных пар, но и спортсменами со своим стилем и харизмой. Дуэт по итогам Гран-при уверенно вышел в финал серии, который состоится 5−7 декабря в Турине.

В интервью ТАСС фигуристы рассказали, как прошли тяжелейший момент, когда их выступление вообще стояло под вопросом, о взгляде на последние нерадостные события в российском спорте, о важности здоровой атмосферы в рабочем коллективе и о том, где в Москве можно съесть суши.

— Первый вопрос Александре — как вы пережили тяжелый момент травмы спины? Действительно думали о пропуске начала сезона?

Александра: Когда начала беспокоить спина, долго не могла понять, что вообще происходит. А в итоге мы два с половиной месяца тренировок пропустили. Плюс к тому моменту, как все это началось, у нас, к сожалению, не совсем были готовы программы — не было определенных элементов, связок. Так что первый Гран-при был для нас определенной проверкой — мы лишь три недели перед ним успели поработать, а пропущено было два с половиной месяца.

— И все же вы выступили...

Александра: Это был реальный челлендж — тренеры очень переживали, и наше участие на американском этапе Гран-при было под вопросом. Но тренеры поверили в нас, им в тот момент было не очень легко. Сейчас нам безумно приятно это понимать. Только по разговорам после Гран-при в США поняла, что наше участие действительно было под вопросом.

— Что это в итоге было?

Александра: Нет ни разрывов, ни смещения — просто один сустав начал находить на другой, и это приводило к боли. Столько мучений было пройдено. В России мне делали блокаду, и это было то еще испытание. Затем в Германии мне сделали укол.

— Рецидивы возможны?

Александра: Скажем так — для меня будет огромным счастьем, если этого хватит на сезон. Мне было страшно ехать в Германию, я все время думала — столько людей вложили огромные силы, чтобы я туда поехала, а вдруг мне не поможет? И что за диагноз?

— Иван, а вы как все это перенесли?

Иван: Был уверен, что все будет хорошо, — она всегда отличалась сильным характером в любых ситуациях. Но в момент неизвестности, конечно, переживал — это действительно страшно, когда ты не знаешь, что это и как это лечить.

Александра: Самое дурацкое, что я всегда могла терпеть боль, но такое почувствовала впервые в жизни. Ты не можешь разогнуться и не можешь объяснить, что с тобой.

На тренировке я просто сложилась пополам. Помню только, как Ваня тогда вынес меня со льда на руках, помню, как один конек тренер развязывал, второй — доктор.

— Вера тренеров — это, конечно, великое дело. У вас они просто замечательные — Александр Свинин и Ира Жук, с которыми вы работаете уже очень много времени...

Александра: 12 лет, у Вани чуть больше.

— В наше время переходы от тренеров к тренерам — совершенно в порядке вещей. В чем секрет вашего такого долгого сотрудничества?

Александра: Когда мы пришли к ним тренироваться, мы еще совсем маленькими были. Тогда на первых ролях были Хохлова — Новицкий и Рублева — Шефер, а мы были даже не на вторых ролях. Мы постепенно притирались, и да, были моменты непонимания. Но такое всегда бывает, это нормально.

Сейчас я считаю — нам очень повезло, у нас действительно очень хорошее взаимопонимание. У нас нет такого — я так сказал и так будет. Мы можем предлагать музыку, шаги. Мы делаем, мы пробуем, и если это действительно хорошо — то, что мы предложили, мы оставляем в наших программах.

— Приятно видеть и атмосферу в вашем коллективе. В Саппоро на последнем этапе Гран-при наблюдала, как за вас болели совсем юные Софья Шевченко и Игорь Еременко. Горланили в красно-белой форме сборной России не хуже спартаковских болельщиков. Их в огромном зале, переполненном японскими зрителями, можно было найти с первого взгляда.

Александра: У нас хорошие отношения. И на тренировках мы друг другу кричим, аплодируем.

Иван: У нас вообще хорошие ребята в группе. И по жизни это хорошие люди, и на льду трудолюбивые спортсмены. Это очень заряжает, это классная рабочая атмосфера, которая мотивирует. И спасибо им за это. Ведь все спортсмены очень разные.

— Как вы развиваетесь именно как танцоры, где черпаете вдохновение? У вас совершенно современная подача, ни капли нафталина.

Александра: Мы часто ходим на балет, особенно в межсезонье. А Ирина Владимировна так и подавно. Я вообще просто удивляюсь, у нее постоянно какие-то новые идеи. Наша произвольная программа — это ее постановка. Мы в начале сезона должны были ставить программу у Пети Чернышова, как обычно, но поставила в итоге она — и это реально крутая программа. Как и наше прошлогоднее танго, которое тоже поставила Жук. Да, и у нас появился большой опыт, но и она очень выросла как постановщик.

— Ваши программы действительно выглядят очень современно. Иван, вы где черпаете вдохновение?

Иван: Мне безумно нравится современенный хип-хоп, резкие движения с толчками тела. Есть два брата — американцы Les Twins, они очень круто танцуют. То, как они двигаются, — это очень здорово.

— Всегда было интересно — вот если ты великолепный танцор на льду, как ты двигаешься на обычном танцполе на вечеринках тех же?

Александра: Тут очень много зависит от настроения, от музыки, от полета души. Да, бывает, на банкетах ты отсиживаешь обязательную часть и идешь отсыпаться, но бывает, от души можем зажечь — как, например, после чемпионата Европы в Минске.

Иван: Там было действительно весело — все танцевали.

Александра: И даже судьи и тренеры.

— Помню президента Белоруссии Александра Лукашенко, который по окончании чемпионата выехал на лед на коньках и подарил наборы шоколада участникам чемпионата. Это дорогого стоило, конечно!

Иван: И шоколад, кстати, был действительно неплох.

— Раз уж о еде… В Японии на Гран-при на суши оторвались?

Александра: На обычном ужине для спортсменов было суши. Так что да, нам дали оторваться.

— В Москве такое не найти?

Александра: Ну вообще, есть места, хотя их и немного. Например, было местечко на Усачевском рынке.

— От приятного к тревожному. Как вы относитесь к тому, что происходит сейчас в спорте, ведь в настоящее время мы приходим к сценарию, согласно которому на Играх в Токио и Пекине наши спортсмены могут выступить в нейтральном статусе, примерно так же, как и на Играх в Пхенчхане.

Иван: Поймите, мы живем от старта к старту, мы просто работаем. Ну что нам сейчас — поехать в Швейцарию, устроить стояние, плакать и жаловаться?

Александра: В нашем виде спорта допинг не нужен.

— Вы ощущаете, что уже вошли в элиту танцев?

Александра: Да. Мы боремся за пьедестал. Хотя слово "элита" несколько пафосно.

— А по-моему слово красивое, просто не всем суждено в эту элиту пробиться. Сейчас вам предстоит второй финал серии Гран-при.

Александра: У нас мало времени, но мы хотим показать еще лучшее катание. С нами поедут и наши юниоры — Шанаева и Нарижный, а это так приятно!

— В соцсетях читаю много положительных отзывов о ваших переменах. О вашем действительно взрослом катании. Ощущаете, как повзрослели?

Иван: Думаю, скорее это опыт. И отношение к партнерше. Ты начинаешь кататься, представляя, как ты сам хотел бы это видеть со стороны. Все это не происходит по щелчку пальцев, это надо пережить, понять, и только тогда ты можешь это воплотить. Мы любим свои программы, каждый по-своему. В этом отношении мне очень нравится наш произвольный танец — это сильная история, это не про то, как ты просто бегаешь за девочкой, это жизненные переживания, которые возможны в жизни каждого человека. И мы очень упорно над этим работали.

Александра: Знаете, когда смотришь на спортсменов, которые впереди тебя, часто думаешь — вот это талант! Неужели у нас такого нет? Но когда ты видишь обратную реакцию, вопросы уходят. Недавно один мой очень хороший знакомый сказал — ты думаешь, что все просто так приходит? Так вот нет, просто так такие вещи не приходят.

— Значит, вы правильно выбрали свою дорогу. Сейчас все отмечают безумный всплеск популярности танцев — в чем причина, на ваш взгляд?

Александра: Это действительно так, и это очень приятно. У нас в стране есть хорошие сильные пары. Те же Вика Синицина с Никитой Кацалаповым. Мне вообще всегда нравилось, как Никита катается. Теперь и у танцев на льду появляются болельщики в России.

— А приходить в танцы чаще стали?

Иван: Очень мало людей сразу идут в танцы — сначала в одиночное катание. Как приходят в пары, я не очень понимаю — это отдельная история. Танцы — это не легче, просто это совсем другая работа — сложнокоординационная. Плюс у вас с партнершей обязательно должна быть какая-то искра — чтобы все, что происходит на льду, было по правде.

— Какой старт для вас до сего дня остается самым запоминающимся?

Иван: Первый чемпионат Европы.

Александра: Мы ехали третьей парой в сборной, а стали лучшими из россиян. Многие тогда называли это случайностью, но затем мы смогли доказать, что это было не так.

Иван: Чемпионат мира в Токио нам тоже очень запомнился. Мы были четвертыми, мы боролись с теми, с кем еще сезон назад рядом не стояли. Это было очень приятно, это был показатель нашей работы, нашего верного пути.

Беседовала Вероника Советова