Все новости

Анна Щербакова: в обычной жизни себя не представляю, мне постоянно надо быть в движении

Анна Щербакова Сергей Бобылев/ТАСС
Описание
Анна Щербакова
© Сергей Бобылев/ТАСС

Этап Кубка России по фигурному катанию в Сочи стал для двукратной чемпионки страны Анны Щербаковой вторым в нынешнем непростом сезоне. Два старта — две победы, но оба раза в прокатах случались ошибки. В эти выходные Анна была недовольна собой в обоих соревновательных днях, а после короткой программы казалось, что она с трудом сдерживает слезы.

Впрочем, это только казалось. Удивительное качество Щербаковой — в дополнение к утонченности и какой-то врожденной изящности — умение держать лицо, что бы ни случилось. И если после короткой фигуристка предпочла ненадолго воздержаться от общения с прессой, то уже на следующий день рассказала в интервью корреспонденту ТАСС про тяжелый вечер перед произвольной программой, про "лишние мысли", которые мешают кататься, а также о своей главной мечте на нынешний сезон.

— Этап в Сочи получился для вас неоднозначным. С одной стороны — первое место, с другой — неидеальные прокаты. Какие у вас остались ощущения от него?

— На этом этапе мне, наверное, больше не понравилось, чем понравилось. Много я допустила ошибок… Началось все с короткой программы. Очень сильно переживала из-за каскада — наверное, весь прокат только о нем и думала. И он-то и не получился.

После этого было очень тяжело настроиться на произвольную. Вечер был просто какой-то бесконечный для меня. Только начинала забывать о соревнованиях, переключаться, как тут же у меня возвращалась мысль, что случился какой-то конец света, трагедия, все кончено. (Смеется.) Но потом я старалась все-таки об этом не думать, настраиваться больше на произвольную.

Мне кажется, у меня получилось выйти на прокат, не думая о короткой. Думать о том, как бы исправить положение. И о том, что борьба еще только предстоит, что не все я потеряла еще.

— О каскаде поговорим чуть позже. Мне вот что показалось — вроде бы, второй уже старт в сезоне, должно уже быть полегче. Но в Сочи вам как будто бы, наоборот, стало сложнее.

— Это непредсказуемо. Не всегда чем больше стартов, тем увереннее ты. Возможно, бывает такое у меня, что вот я выхожу на турниры с таким же техническим набором, какой был у меня в прошлый раз. И если в предыдущий я хорошо прокатала, дальше ощущаю ответственность — теперь ты обязана откатать не хуже.

Например, в прошлый раз у меня был флип (четверной прыжок в произвольной программе — прим. ТАСС), и я была очень рада, что его сделала. Теперь же я чувствовала какую-то обязанность, то есть я должна его сделать, чтобы быть не хуже. Что я должна идти дальше. Поэтому иногда второй раз выступать даже тяжелее.

— Насчет флипа. Как я понимаю, в Сочи планировали делать уже два четверных?

— Такой вариант отрабатывался на тренировках. Скажем так, в разных видах. Но буквально в последний момент решили, что все-таки сейчас будет надежнее прокатать с одним. Ну и для меня было очень важно в этот раз почувствовать разницу с предыдущим. Что это не одна удачная попытка четверного в старте, а что я правильно подхожу к нему на шестиминутной разминке и так же уверенно делаю его в прокате.

— Теперь давайте разбираться с каскадом.

— Эх, да. (Смеется.)

— На обоих этапах Кубка России вы шикарно собрались на четверной флип. И оба раза — ошибки на риттбергере в каскаде с лутцем. Что же с ним не так?

— В короткой программе у меня и раньше бывало… Все-таки это самый важный элемент в программе, поэтому ты всегда за него больше переживаешь. Так что случались порой проблемы и до этого — если не на старте, то на тренировке. С ним больше нервов, бывают ошибки.

В короткой, конечно, было очень обидно. Из-за этого, наверное, и в произвольной случилась ошибка. Обычно в произвольной я концентрируюсь на четверных. Пыталась вспомнить — никогда, в принципе, у меня не было грубых ошибок на тройных. Ни в прошлом, ни в позапрошлом годах. Если уж четверные не получались, то тройные-то я всегда делала.

В этот раз, наверное, после неудачного каскада в короткой опять загонялась, что после четверного не отпустила ситуацию, а ближе ко второй половине опять начала думать о лутц-риттбергере, чтобы не дай бог не случилось, как в короткой. Наверное, это и помешало его сделать на первом лутце. На втором тоже почувствовала неуверенность и как-то моментально — я даже не успела подумать — решила прицепить ко второму тройной тулуп, чтобы уже хоть что-то было. (Смеется.)

— Но вы же наверняка понимали, что будет повтор прыжков и его не зачтут?

— Как только сделала выезд с каскада, я поняла, что этот тулуп уже никуда не зачтется. Конечно, у меня не было мысли: "Ну, может, хоть этот тулуп засчитают". Просто мгновенное решение — раз не риттбергер, значит, прицеплю тулуп. Но я не жалею, что вышло так, потому что для тренировки каскад как бы сделала. Конечно, он должен быть с риттбергером, я понимаю, но так получилось.

— Расскажите немного про подготовку к турниру. Общались с Даниилом Марковичем, и он сказал, что с этим были определенные сложности.

— Сложности были, без них не бывает. Вернулась после Сызрани (там проходил первый в сезоне этап Кубка России, на котором Щербакова также одержала победу — прим. ТАСС) — был сначала какой-то прилив энергии, пыталась уже накатывать программу с двумя четверными.

Дальше были небольшие проблемы… Я приболела, потом выходила обратно, восстанавливалась. Это несерьезно, но все же немного сбивало мою подготовку. Больше времени уделяла четверным прыжкам за это время, восстанавливала. В принципе, прогресс есть, и я думаю, это видно, что в этот раз я поувереннее прыгала флип. Лутц уже восстанавливала на тренировках, были хорошие попытки.

Я думаю, будем потихоньку восстанавливаться. Надеюсь, ничто больше не будет прерывать подготовку. Хотя сейчас по приезде мне надо будет новые коньки раскатать.

— Опять новые коньки? После Граца же были новые.

— Грац… Когда был Грац? А что там было? (Смеется.) Европа, да?

— Как будто в прошлой жизни было.

— О, да (Смеется.) Ну тогда были новые коньки. Перед этим сезоном были еще одни. И вот сейчас.

— Раз в несколько месяцев — новые коньки?

— Там получается так: приехала в Новогорск (на сбор после пандемии — прим. ТАСС), раскатала новые, на которых каталась до этого момента. Доживали они уже еле-еле в этот раз, со скотчем. Сейчас еще нормально, но дальше точно надо менять. У меня уже готовая пара лежала на этот случай. Схема отработана — в прошлом году одни коньки тоже не выживали весь сезон.

— До этапа Гран-при в Москве успеете раскатать?

— У меня вариантов нет, придется. (Смеется.)

— Кстати, чего ждете от этого турнира? Формально — ваш первый международный в сезоне, а по факту — очередные национальные соревнования.

— Я думаю, по ощущениям он не будет сильно отличаться от тех же контрольных прокатов. Площадка та же, насколько я понимаю. Настраиваться буду так же — это зависит от моих программ, какая у них будет сложность, это еще не известно, на тренировках она всегда меняется.

Для меня, конечно, будет очень важна короткая программа. Надо будет как-то суметь настроиться на этот каскад, отработать его. Но не так, чтобы была какая-то зацикленность из-за него, потому что на этих соревнованиях я только и думала, как бы этот лутц-риттбергер сделать получше. И в итоге столько ошибок на нем. Нужно довести это до автоматизма, чтобы не было лишних мыслей.

— Только не занимайтесь, пожалуйста, излишней самокритикой.

— Да, после короткой я это поняла. Только забуду, успокоюсь, и снова мне приходят эти мысли: "Все, все кончено, ничего не получилось!" В итоге к произвольной решила для себя — что бы ни случилось, я просто выйду, постараюсь сделать максимум и ни в коем случае не буду расстраиваться. Конечно, была там какая-то усталость, первое время, может, я подумала, что во второй половине программы натворила, но в целом нет расстроенности. Довольна флипом и знаю, над чем работать дальше.

— Откуда вообще у двукратной чемпионки России взялось такое самоедство?

— Это, наверное, и внутренняя черта, и плюс мы столько работаем, ожидания от нас соответствующие. Стараешься не обращать внимания на то, что происходит вокруг, и катать так же, как ты делал это всегда. Но, конечно, какие-то мысли появляются лишние, давление… Но с этим тоже надо уметь справляться. И думаю, на второй день я изменилась в подходе к прокату. Постараюсь, несмотря на ошибки, всегда оценивать выступления с холодной головой.

— Что для вас такое нынешний сезон? Странный, неполноценный, непонятный.

— Вообще не знаю, что от него ждать. Очень надеюсь, что будут главные старты, в особенности — чемпионат мира. Это, наверное, главная мечта на этот сезон — чтобы он состоялся. А я со своей стороны просто сделаю максимум, чтобы на чемпионате России хорошо выступить, совершенствоваться и после прокатов всегда быть довольной. (Смеется.) А то мне очень не понравилось это ощущение после короткой программы в интервью, когда приходилось после плохого проката что-то рассказывать. После хороших намного приятнее.

— Раньше вы были веселой троицей плюс рядом были Алина Загитова и Евгения Медведева на пике формы. Сейчас же каждая из них переживает свой непростой период жизни. И вы теперь — однозначно в авангарде. Вы готовы к тому, что все внимание и надежды — только вам?

— Наверное, именно эти мысли и мешают кататься. Поэтому я стараюсь с этим справляться, кататься так же, как я это делала раньше. Но, честно говоря, на соревнованиях… Вот мы пересеклись со всеми девочками на открытых прокатах, и чисто человеческие отношения у нас остались такие же. Было очень приятно в раздевалке вспомнить эти, скажем так, старые ощущения.

Мы спокойно болтали, и этого, может, даже не хватало. В прошлом году мы на все соревнования ездили вместе, и какая-то своя атмосфера сложилась. И даже спокойнее стало, наверное. В Сызрани я одна соревновалась — как-то отвыкла от этого. Напряженная была, вся в себе. Надо как-то уметь разделять. Отдельно — дружеские отношения, отдельно — соревнования, где каждый сам за себя.

— Давно хотелось задать этот вопрос. Как правило, успешными спортсменами чаще всего становятся люди с очень сильными мотивационными факторами, и главным образом финансовыми, чтобы наладить жизнь, помочь родителям. Вы — уникальный случай, потому что для вас такого мотиватора быть не может, у вас прекрасная семья, замечательные мама и папа. Но при этом вы бьетесь. Что вами движет?

— Действительно, меня никто никогда не заставлял. У родителей всегда было: "Если не нравится, мы закончим, пойдем учиться или еще что-то". Это, конечно, когда я была помладше — сейчас-то они, естественно, понимают, что для меня это очень важно. И нет разговоров, что чуть чего — давай закончим.

Я люблю этим заниматься. Конечно, на тренировках это и тяжело. Не всегда в кайф. Приходится работать, но мне так нравится выступать, чувствовать эти ощущения, передавать образы — скажем так, театральная составляющая фигурного катания. Как-то все в совокупности.

Не представляю себя в обычной жизни. Каждый день рутинно ходить в школу, возвращаться, делать уроки — и все по новой. Я себя в этом не вижу, мне всегда нужно движение. Мы ездим на соревнования, и это большое удовольствие для меня. Наверное, это и есть главный мотиватор.

Беседовал Владислав Жуков