Все новости
Пандемия COVID-19

Вспышки агрессии на фоне ковида. Почему они возникают и как на них реагировать?

© Ольга Ивакова/ТАСС
Что делать, если посторонние грубо требуют от вас надеть маску или соблюдать дистанцию? А если вам самим хочется делать то же самое?

"Передо мной в кассе стоял мужчина с маской под носом. Кассир потребовала натянуть маску, "как чадру". Как же дико он начал орать, где он ее видел в этой чадре!"

Наверняка за последние месяцы вы не раз наблюдали подобные ситуации, а может, и участвовали в них сами. Кто-то считает ковид серьезной угрозой и уверен в необходимости масок. Кто-то не верит в пандемию и считает, что людей обманывают, а маски вредны. В соцсетях столкновения таких людей ограничиваются репликами "вы убийцы, из-за вас другие болеют" vs "а вы бараны в намордниках". В реале все бывает сложнее. С чем связаны вспышки агрессии "на почве" ковида? И как лучше на них реагировать?

Раздражение

Я живу в маленьком городе, здесь не все можно купить с доставкой, иногда приходится ходить в универмаг. Чтобы в очереди люди не утыкались мне в спину, я ставлю тележку не спереди, а за собой. Как-то женщина позади меня возмутилась: "Вы мешаете мне выложить продукты!" Я говорю: "Вообще-то надо соблюдать дистанцию. И от того, что вы их выложите, их раньше пробивать не начнут". Она разразилась бранью: "Понасмотрятся всякой хрени в своих интернетах и корчат из себя не пойми кого! Уберите эту железяку!" И начала ее у меня реально вырывать из рук. Мы препирались минут десять, пока не вмешались кассир и охранник. Я беременна, и к тому моменту у меня уже переболели муж и дочь, — поэтому я очень осторожна. А женщина была в маске на подбородке…"

Лариса

"Ситуация: я в маске на подбородке (забыла натянуть) в пустом супермаркете. Мужчина лет 50 подошел к охраннику, начал тыкать в меня пальцем и говорить, что "вот из-за таких-то мы все и болеем". Требовал, чтобы меня выгнали, потом схватил за плечо и попытался тянуть к выходу. Я его достаточно жестко отправила звонить в полицию, и он ушел из магазина с возмущениями. По-моему, он мог бы просто попросить меня натянуть маску на нос".

Марина

"У людей сейчас очень много раздражения, — говорит психолог, психотерапевт, директор Центра психологического консультирования ВШЭ Ирина Макарова. — Все устали от того, что происходит". От ограничений, от тревоги за здоровье и материальное положение, но главное — от неопределенности. "В начале пандемии была идея, что мы сейчас соберемся, потерпим несколько месяцев, и все наладится, — напоминает Макарова. — Но сейчас уже все говорят, что никто не знает, когда это кончится. Мы даже отпуск спланировать не можем".

Заведующий сектором Института социологии РАН, вице-президент Российского общества социологов Михаил Черныш считает, что в лице случайного покупателя в магазине человек на самом деле пытается излить гнев на тех, кто принимает решения. Кто-то из-за локдауна лишился отдыха в Европе, а кто-то — работы и стабильного дохода. В этой ситуации те, кто носят маски и просят соблюдать дистанцию, кажутся "пособниками". "Вы носите маску — значит, вы лояльны тем, кто объявил локдаун. Значит, вы как бы их соучастник", — объясняет Черныш.

В то же время, по его словам, "для людей с разными финансовыми возможностями действуют разные правила игры". А "для сплоченности общества нужно, чтобы в критические моменты люди следовали одним правилам". Если же одни приносят жертвы, а другие нет, то это вызывает раздражение. Но сорвать его на (например) публичного человека, не носящего маску, сложно, — гораздо проще выплеснуть агрессию в магазинной очереди. При этом люди, конечно, не осознают таких "переносов" — все происходит само собой.  

Недоверие

"Видела сцену на почте: посетителю без маски не хотели выдавать посылку, а он принципиально отказывался ее надевать. Сыпал номерами статей разных законов, угрожал полицией и орал".

Светлана

"Как-то в магазине мужик ругался на кассе, потому что его не пропускали без маски. Кричал, что тряпки и намордники носить не будет, пусть другие носят! Хамил продавцам. А потом попросил меня или еще кого-то купить ему пиво. Ну мы же в масках, что нам стоит!"

Екатерина

По данным ВЦИОМ, в декабре 2020 года обязательное ношение масок в общественных местах поддерживали 88% россиян. Вряд ли оставшиеся 12% хотели заразиться ковидом. Скорее, не верили, что маски их защитят. И вполне возможно, что это неверие связано в том числе с тем, что информация о коронавирусе неоднократно менялась. В феврале 2020 года ВОЗ посоветовала использовать маски "рационально" — то есть надевать их только при респираторных симптомах или при уходе за больным. В июне организация рекомендовала носить маски всем людям от 60 лет в случае, если невозможно соблюдать дистанцию. В декабре маски рекомендовали носить уже всем взрослым и детям от 12 лет, и не только внутри, но и вне помещений.

Понятно, что с изменением ситуации менялись и советы — но легко понять и то, что из-за этого им меньше доверяют. Просто потому, что "а раньше я слышал другое".

"В многообразном, сложном обществе мы всегда будем наблюдать разные мнения, — добавляет социолог Михаил Черныш. — И всегда будут люди с крайней степенью недоверия по отношению к любым распоряжениям властей". Это можно наблюдать не только у нас: в Нидерландах, например, недавно прошли протесты в связи с введенным комендантским часом.

Михаил Черныш также считает, что в России "отсутствует привычка к коллективному действию". "Наше общество тяготеет к индивидуализму, — говорит он. — Общие правила игры нам часто не нравятся. И возникает потребность утвердить себя таким образом: есть правила игры, а есть моя воля, я не буду носить маску".

"Исследования американского социолога Рональда Инглхарта показывают, что отношение общества к правилам зависит в том числе от экономического развития страны", — говорит социолог, научный сотрудник Лаборатории сравнительных социальных исследований ВШЭ Мария Кравцова. Чем стабильнее экономика и выше уровень жизни, тем больше в стране людей с "постматериалистическими" ценностями. Им важны, например, самовыражение, индивидуализм и свобода слова. Там, где экономическое положение хуже, люди заняты в основном выживанием. То есть их больше волнуют "материалистические" ценности, такие как экономический рост и физическая безопасность. "Постматериалисты" во всем проявляют индивидуализм — и не следуют правилам слепо, а рефлексируют над ними.

"При этом исследование, которое мы проводили с коллегами из ВШЭ, показывает закономерность: там, где "постматериалистов" больше, они склонны следовать правилам, там, где меньше, — нарушать, — говорит Кравцова. — В развитых странах с большой долей "постматериалистов" многие люди соблюдают правила не потому, что боятся наказания, а потому, что считают эти правила справедливыми. В таких странах, как наша, наоборот, люди либо вообще не рефлексируют над правилами, либо, подумав, решают, что они дурацкие и не надо их соблюдать".

А если правила "дурацкие", то требования их соблюдать, конечно, вызывают злость. ​

Личное

"В кафе зашел мужик. К нему подошли померить температуру, и он устроил скандал. Записывал на видео, требовал сертификаты устройства, грозился засудить за медицинское вмешательство и за то, что его не хотят обслуживать. Потом вызвал полицию и написал заявление. В книге жалоб и отзывов тоже оставил жалобу. Из кафе он ушел, и я видела, как он нарезает поблизости круги и обсуждает с кем-то по телефону, как бы их всех засудить".

Илона

Со стороны иногда кажется, что подобные реакции несоразмерны. Ведь даже если человек не верит в пользу масок/считает опасность ковида преувеличенной, соблюдать правила проще, чем спорить о них. Зачем же устраивать скандал из-за температуры, если ты хочешь поесть в кафе?

Психотерапевт Ирина Макарова объясняет: то, что снаружи кажется мелочью, изнутри может быть критично важным. И если человек готов потратить время и нервы на такой скандал, значит, это затрагивает что-то очень личное. Причин может быть тысяча. Кому-то человек с градусником мог напомнить злого врача из его детства. А для кого-то дело не в просьбе, а в том, как она была сформулирована, — иногда одно слово тоже может вызвать какие-то ассоциации. "Нам кажется, что у этих людей нет логики, что они на ровном месте дают затратную реакцию, — говорит Макарова. — Но если б мы их спросили, нам могли бы рассказать историю, которая, возможно, вообще не связана с ковидом. А связана с какими-то другими людьми, которые притесняют, не считаются со свободой и с мнениями, прикасаются…" При этом человек и сам может не осознавать, что именно вызвало в нем столько эмоций.

По словам Макаровой, люди, которые резко реагируют на просьбы соблюдать "пандемийные" правила, в целом склонны воспринимать все "очень личностно". "Как будто это не противоборство "масочников" и "антимасочников", а нападение лично на меня, — объясняет психотерапевт. — Тетенька, которая требует надеть маску, просто пользуется обстоятельствами, чтобы ущемить мою свободу. Вот есть же другие люди без масок — но к ним не привязываются, привязались ко мне. Это неправильно, несправедливо!"

То есть главные причины "ковидных" вспышек агрессии не снаружи, а внутри. "Иначе бы эти истории были менее локальными и более отчаянными", — уверена Макарова. Другое дело, что тревога и неопределенность, в которых мы живем уже почти год, "расшатали" даже вполне устойчивых людей. "И у человека, который раньше на замечание "отойдите от меня подальше" отреагировал бы спокойно, теперь выплескивается агрессия", — объясняет психотерапевт. 

Похожее происходит с теми, кто агрессивно требуют надеть маску и отойти от него подальше. "Я думаю, эти люди и до пандемии не доверяли миру, он казался им враждебным, — говорит Макарова. — А сейчас многие из них почти не выходят из дома, и им кажется, что любой вздох в одном лифте с посторонним человеком может быть смертельным". А чем опаснее кажется мир, тем напористее надо защищать себя от него.

Как реагировать на вспышки агрессии?

"Человек сразу начинает агрессивно на вас нападать, требуя надеть маску? Наденьте ее, если можете, — советует Ирина Макарова. — Если у вас ее нет или вы принципиально не хотите ее надевать, отойдите куда-нибудь, подождите, пока человек пройдет".

Стоит ли в такой ситуации ввязываться в спор? "Если вам очень хочется победить человека, который не разговаривает с вами, а с ходу вступает в поединок, то можно, конечно, — говорит Макарова. — Просто непонятно зачем?" В принципе, это тоже способ "слить" собственную агрессию — и тогда она, по крайней мере, не достанется вашим близким. Но психотерапевт призывает помнить: вы не знаете, на что способен человек перед вами и хорошо ли работают сдерживающие механизмы его психики. Не с каждым можно "покричать и разойтись". В ноябре прошлого года в петербургском автобусе убили мужчину, попросившего пассажиров надеть маски. "Но не стоит думать, что любой, кто начинает кричать, способен на физическую агрессию, — добавляет Макарова. — Я думаю, в большинстве случае все же можно договориться". Просто точно ли вам нужно это проверять?

Если вы сами хотите попросить кого-то соблюдать правила, неэффективно будет начинать с требований. Ваше "Сейчас же наденьте маску!" вряд ли вызовет что-то, кроме сопротивления или агрессии. Попробуйте "я-высказывания": "Буду очень вам признателен, если вы наденете маску", "Я очень боюсь заразиться, и мне тревожно рядом с вами. Не могли бы вы, пожалуйста, надеть маску или отойти от меня". Конечно, это тоже не гарантия — но так все же есть шанс, что вас услышат.

А что делать, если вы сами ловите себя на желании агрессивно реагировать на просьбы надеть маску или, наоборот, на ее отсутствие у других? Ирина Макарова советует спросить себя: что с вами происходит в этот момент. Возможно, вы выясните, что вам очень тревожно. Или вы злитесь. И поработать со своими чувствами может быть куда полезнее, чем вступать в дискуссию. "Убеждать в чем-то других людей — затратное мероприятие, — говорит психотерапевт. — Если у вас есть на это время и душевные силы, то, наверное, это однажды даст эффект. Но если в жизни есть что-то, что больше нуждается в вашей энергии, — может, лучше направить ее туда?"

"У меня кашель курильщика, и на пике паники люди от меня шарахались, — рассказывает Александра. — Как-то ехала в такси, и водитель явно занервничал, смотрю, зыркает на меня в зеркало то и дело. Спросила, что не так, — он признался, что переживает из-за ковида, живет с пожилой мамой. В итоге он спросил, смогу ли я вызвать другую машину, и даже предложил перевести компенсацию на карту. Я вышла — да и все". Так что если у обоих есть цель договориться, а не настоять на своем, — все получится разрешить мирно.

Бэлла Волкова, Константин Крашенинников