Все новости

Зарождается новое движение неприсоединения. Прогнозы на 2021 год из Москвы и Нью-Йорка

Андрей Шитов ознакомился с новыми оценками угроз от экспертов МГИМО и Eurasia Group

Смена власти в США по итогам прошлогодних ноябрьских выборов не решила проблем Америки; скорее, они только начинаются. Таков общий вывод специалистов в Москве и Нью-Йорке, представивших в январе свои прогнозно-аналитические доклады на 2021 год. Хотя легкой жизни не обещано никому, включая и Россию. 

Лидер с оговорками 

Нью-йоркская Eurasia Group, созданная и возглавляемая известным политологом Иэном Бреммером, оценивает глобальные политические риски для бизнеса уже более 20 лет, а доклады о "первой десятке" наиболее серьезных угроз готовит с 2006 года. Представляя новый прогноз, она с гордостью напомнила, что в прошлом году поставила на первое место риск "оспариваемых выборов" в США. Правда, главным событием года для всего мира стали все же не они, а пандемия COVID-19, но этой напасти, говоря по справедливости, и никто не предугадал, так что авторы считают свое предсказание верным.

В их новом докладе первый раздел, посвященный главному фактору риска, озаглавлен "46*". Шифр нехитрый: 46 — это порядковый номер Джо Байдена среди президентов США. А звездочка указывает, что к звучному титулу необходимы примечания, то бишь оговорки. Смысл их известен: как подчеркнуто в публикации, в США "новый хозяин Овального кабинета будет рассматриваться как нелегитимный примерно половиной страны и законодателями, которых эти избиратели-скептики направляют в Конгресс".

"Сверхдержава, разодранная посередке, не может вернуться к обычному ведению дел, — утверждают американские аналитики. — А когда самая могущественная в мире страна так расколота, у всех возникает проблема. Геополитическая рецессия в нашем бесполярном (G-Zero) мире будет углубляться". Бреммер, надо сказать, откровенно гордится обеими этими своими известными концепциями — и про рецессию в геополитике, и про "группу зеро".

Предшественник Байдена республиканец Дональд Трамп за свои четыре года в Белом доме добился немалых политических успехов: от "упаковки" Верховного суда и других судебных инстанций в США консерваторами до создания на прошедших выборах "широкой коалиции, включавшей больше латино- и афроамериканцев" и принесшей ему на 11 млн голосов больше, чем в 2016 году, указывают авторы доклада. На таком фоне "Байден будет обладать самым слабым мандатом со времени [победы] Джимми Картера в 1976 году, — пишут они. — Среди наблюдателей мало кто верит, что в 2024 году он станет бороться за переизбрание". Стоит напомнить, что новому президенту США в ноябре исполнилось 78 лет, а в публикациях о нем регулярно приводятся не только авторские, но и его собственные оговорки. В смысле ляпы.

Константа и консенсус 

Консалтинговое агентство МГИМО "Евразийские стратегии" в своем новом докладе "Международные угрозы 2021. Геополитика после пандемии" оценивает ситуацию в США примерно в том же ключе. Раздел, который ей посвящен, тоже вынесен почти в самое начало, а общий вывод сводится к тому, что "США буксуют в колее". 

"Выборы 2020 года показали, что трампизм — это новая константа, — утверждают эксперты во главе с ответственным редактором Андреем Сушенцовым и известным американистом Андреем Безруковым. — Он перерос Республиканскую партию и превратился в народный фронт во главе со своим вождем в статусе народного героя и своим идеологическим нарративом. Республиканская партия до минимума сократила преимущество демократов в Палате представителей и почти удержала Сенат, контролируя Верховный суд и сохраняя преимущество в губернаторском корпусе. Ее возмущенный электорат неизбежно потребует смены лидерства и дальнейшей радикализации ее позиций".

В этих условиях, по мнению московских политологов, президентскую победу демократов за океаном можно назвать пирровой. С одной стороны, Байден "рискует еще более расколоть Демократическую партию, если попытается отодвинуть от власти ее прогрессистское молодое крыло и городских радикалов"; с другой, реальное выполнение их требований может "поставить страну на грань вооруженного конфликта двух непримиримых лагерей".

На взгляд экспертов из МГИМО, в США "за четыре года республиканского президентства сложился новый консенсус о том, что есть Америка сегодня и что она может и должна делать во внутренней и внешней политике; в него входит необходимость реиндустриализации Соединенных Штатов и неизбежность антагонизма с Китаем". Авторы считают это вообще "главным" из всего, что показали прошедшие выборы.

Не рой яму другому…

Что ж, специалистам, как говорится, виднее. Когда серьезные думающие люди и на Москве-реке, и на Гудзоне хором утверждают примерно одно и то же, к ним стоит прислушаться. Ведь и нью-йоркцы предупреждают, что "размеры [электоральной] базы Трампа и демографическое расширение его политической коалиции заставят союзников [США] считаться с возможностью того, что через четыре года к власти опять придет президент под лозунгом "Америка прежде всего" и перевернет обязательства, принятые администрацией Байдена".

Но сам я все же не склонен торопиться с выводами. Навидался за четверть века работы за океаном разных скоропалительных оценок по поводу "перманентных" перемен в политическом ландшафте США.

Кстати, на мой взгляд, примечательно, что сейчас о "неизгладимом отпечатке" трампизма, наложенном якобы на этот ландшафт, охотно рассуждают непримиримо враждебные Трампу либеральные издания. Выдают желаемое за действительное: им-то, конечно, хотелось бы, чтобы прореспубликанская "красная" Америка навсегда раскололась. Но республиканские идеологи вроде экс-спикера Конгресса Ньюта Гингрича на это отвечают: "Не дождетесь!" И я бы тоже посоветовал демократам в США не рыть яму другим, а внимательнее присматривать за собственным левым флангом.

Наши соседи — не в фокусе

Впрочем, нас в России все это интересует лишь постольку-поскольку. Мы, как известно, на чужую политическую кухню не суемся. И давно призываем американцев договориться, чтобы они тоже от этого воздерживались. Но они все последние годы отнекивались, а от Байдена, как мне на днях хором подтвердили друзья на Смоленской площади, если в Москве чего и ждут, так только усиления попыток вмешательства.

В свое время Eurasia Group создавалась для оценки рисков в странах с формирующимися рынками, в том числе на постсоветском пространстве. Как раз это меня в ней сразу и заинтересовало, тогда же мы с Бреммером и познакомились.

Но вот в своем новом докладе заокеанские эксперты по Евразии практически не уделяют внимания ближайшему зарубежью России. Ни Белоруссия и Украина, ни Азербайджан и Армения, не говоря уже о других постсоветских странах, в тексте не упоминаются вообще (название Украины однажды встречается в таблице, посвященной киберугрозам, Нагорного Карабаха — в иллюстрации к разделу о Турции). Судя по всему, основных клиентов Бреммера в американских деловых кругах данный регион сейчас особо не интересует.

Про нас этого, разумеется, не скажешь, но и в московском докладе упоминания каждой из названных выше стран можно пересчитать по пальцам одной руки. С одной стороны, в прогнозе, посвященном международным угрозам, это только радует (тьфу-тьфу, чтобы не сглазить). С другой, все же немного и удивляет, особенно в свете известных прошлогодних событий у наших соседей. Что, для нас американцы со своими выборами важнее, что ли?

Понятно, что нашим специалистам не хочется каркать, не хочется никого обижать. Но кому нужна политкорректная аналитика? По мне, так я бы хоть один фактор риска в каждом подобном исследовании обязательно отводил СНГ. Специально выискивал бы такие факторы и придирчиво в них разбирался.

"Ждем привычного"

Сама Россия вниманием Eurasia Group в новом докладе, конечно, не обделена, но тоже довольно поверхностным. Мимоходом повторяются стандартные пропагандистские тезисы вроде того, что "Россия переживает упадок и винит в своих невзгодах США и Запад", или того, что, "по мнению многих [американских] демократов, президентство для Трампа завоевали агенты России". При перечислении через запятую наглядно видно, насколько бездумно это пишется: только ленивый не высмеивал западных аналитиков за то, что Москва у них часто получается одновременно как слабой и отсталой, так и чуть ли не всемогущей.

Отдельного раздела по России в нью-йоркском докладе нет. Оценка, развернутая до одного абзаца, дается при обсуждении киберугроз. Сказано следующее: "При Байдене США будут проводить более жесткую политику в отношении России, проистекающую из меньшей терпимости Байдена к авторитарным лидерам и гнева по поводу прошлогодней хакерской атаки — приписываемой России — на компании и госучреждения в США".

"В отношении устроителей [этой атаки] вероятны жесткие санкции США, — продолжают американские аналитики. — Кроме того, США будут принимать против России в киберпространстве ответные меры, да и вообще Байден сохранит принятую при администрации Трампа более наступательную позицию по кибервопросам, нацеленную на сдерживание России. В этой атмосфере усилится риск просчета или непреднамеренной киберэскалации между США и Россией".

По поводу воинственного настроя новых вашингтонских властей — как говорится, кто бы сомневался. Ничего другого, как я уже упоминал, в Москве и не ждут.

Эксперты МГИМО в своем докладе не исключают, "что в Вашингтоне верх все-таки возьмут реалисты, понимающие опасность дальнейшей деградации российско-американских отношений". Но напоминают и о силе "американской внутриполитической инерции по части демонизации России", и о том, что сам Байден в свое время ратовал за "смену режима" в Москве.

"Поэтому, — пишут они, — надеясь на лучшее, мы ждем привычного: нового всплеска информационной войны и политических провокаций против России, авантюр со стороны Украины, Польши, Грузии или других стран, надеющихся заслужить одобрение новой американской администрации или просто привыкших извлекать преимущества из российско-американской конфронтации. Слишком многие игроки в мире сделали ставку на противостояние Москвы и Вашингтона. Работа по выведению отношений из кризиса требует длинного горизонта планирования, которого у американского руководства сейчас нет". 

Кому быть лидером

В целом исследование отечественных политологов мне в этом году показалось более креативным и содержательным, чем заокеанских (год назад было, скорее, наоборот). Наши, например, интересно сравнили геополитику с "выбором инвестиционной стратегии", при котором США, Китай и Россия "инвестируют и в военную мощь, и в технологии", но "есть и страны, которые в качестве ключевого актива выбирают либо военную мощь (Турция), либо технологии (Германия)". Ближайшее время должно показать первые плоды этого выбора.

Самым любопытным и важным в докладе экспертов МГИМО (напомню, что это университет МИД РФ), по-моему, выглядит тезис о том, что в течение ближайшего года "начнет оформляться то, что можно назвать новым движением неприсоединения". Имеются в виду страны, "желающие избежать непосредственного вовлечения в схватку" США и Китая, т.е. "единственной сверхдержавы с основным претендентом на эту роль".

Россия — "самая могущественная" из таких стран, способная "оказать своим партнерам существенную помощь: современными вооружениями, атомными и другими технологиями", — констатируют авторы доклада. В частности, по их убеждению, уже в нынешнем году "география распространения российских вакцин укажет на Россию как на лидера возвышающихся держав".

Мне лично это напоминает давний обмен репликами между Байденом и Путиным, о котором в свое время рассказал участникам Валдайского клуба Игорь Шувалов. Американец, который на тот момент был вице-президентом своей страны, заметил, что Россия просто слишком слаба, чтобы претендовать на глобальное лидерство. А в ответ ему предложили задуматься над тем, что это, может быть, и верно, но Россия достаточно сильна, чтобы определить, кто будет завтрашним лидером.

Вызовы реальные и мнимые 

Если брать доклады в целом, москвичи в своей работе доказывают, что в условиях пандемии растет роль национальных властей, что "государства нужно больше". Помимо "пробуксовки" США они анализируют "зеленое наступление" Германии и "сосредоточение" Китая; вникают в "стратегические дилеммы цифрового развития" и опасность "санкционных пузырей"; рассматривают "блестящий блеф" Турции, ставящей на "силу без технологий"; размышляют о "климатической миграции в Африке" и "вакцинах как геополитическом маркере".

Нью-йоркцы, помимо феномена "46*", рассматривают такие факторы риска, как "долгий ковид"; "глобальное соперничество" в борьбе с изменением климата; "расширение трений между США и Китаем"; "замедление или остановка свободного трансграничного перетока нуждающейся в защите (sensitive) информации"; киберугрозы. Кроме того, в центре их внимания — склонная к "внешнеполитическому авантюризму" Турция; трудности стран Ближнего Востока из-за снижения цен на нефть; "Европа после Меркель", т.е. после скорого ухода последней с поста канцлера Германии; растущее "разочарование" в Латинской Америке, в частности из-за нехватки вакцин в преддверии выборов в целом ряде стран.

Конечно, бросается в глаза, что, помимо США, обе группы исследований сочли своего рода горячей точкой нынешнего года Турцию. Подробности смотрите в докладах, но американцы, в частности, считают, что "неловкие авантюры" (misadventures) Реджепа Тайипа Эрдогана "бумерангом больно ударят по экономике" его страны. Заодно они напоминают, что Трамп ушел, а Меркель уходит; на их взгляд, "даже у президента России Владимира Путина, периодически оказывающего Эрдогану поддержку, иссякает терпение в отношении турецкого лидера".

Впрочем, нью-йоркские аналитики исходят из того, что и Эрдоган, и другие прежние "друзья Трампа", например в Бразилии, Великобритании и Израиле, постараются по мере возможности поладить и с Байденом. Так что особых рисков на этом направлении эксперты Eurasia Group не предвидят. Они также убеждены, что "законодатели в США не станут объявлять войну технологическим компаниям, помогающим восстанавливать экономический рост после пандемии", и что "отношения между США и Ираном не будут ни такими продуктивными, ни такими деструктивными, как многие опасаются". По их терминологии, это red herrings — мнимые угрозы.

Страшноватая аллегория

Теперь остается только проследить, насколько оправданными окажутся все эти оценки и прогнозы. Уповая при этом, что еще какая-нибудь напасть вроде ковида не докажет в очередной раз заведомую ограниченность человеческого предвидения и хрупкость нашего общего бытия. 

Кстати, заставочной иллюстрацией к своему труду москвичи выбрали картину Питера Брейгеля — старшего "Триумф смерти". Что ж, аллегория бесспорно подходящая. И все же типун им на язык.