Все новости

Среднее прагматическое. Сможет ли Джо Байден усадить Ким Чен Ына за стол переговоров?

Иван Лебедев — о новом подходе США к КНДР и перспективах урегулирования ситуации вокруг ядерной программы Пхеньяна

На этой неделе Вашингтон и Пхеньян впервые после прихода к власти администрации Джо Байдена начали обсуждать возможность возобновления двусторонних контактов. Пока дискуссии между ними проходят заочно, но сам по себе этот факт уже говорит о многом. Сделан пусть и небольшой, но важный шаг вперед.

Спецпредставитель США по КНДР Сон Ким, находившийся с визитом в Сеуле, заявил о готовности американцев к встрече с северокорейской стороной "в любое время в любом месте без предварительных условий".

Перед этим состоялся обмен еще несколькими репликами на самом высоком уровне. Сначала сам лидер КНДР Ким Чен Ын, выступая на пленуме Центрального комитета Трудовой партии Кореи (ТПК), заявил, что его страна готова как к диалогу, так и к противостоянию с Соединенными Штатами. После чего помощник президента США по национальной безопасности Джейк Салливан назвал его слова "интересным сигналом". В то же время младшая сестра Ким Чен Ына — Ким Ё Чжон, занимающая пост заместителя заведующего отделом пропаганды и агитации ЦК ТПК, предупредила американцев, что их ожидания могут оказаться ошибочными (мол, не стоит расценивать нашу позицию как проявление слабости). Вслед за ней глава МИД КНДР Ли Сон Гвон уточнил, что возможность новых контактов с США сейчас не рассматривается, поскольку это "пустая трата драгоценного времени".      

Впрочем, подобные словесные экзерсисы северокорейских чиновников — дело вполне обычное. Столь же обычное, как и санкции против КНДР, которые продлил на этой неделе Байден. Они вводились Соединенными Штатами на протяжении последних лет на основе законов о нераспространении ядерного и ракетного оружия, и их ежегодная пролонгация стала носить почти ритуальный характер. А вот обмен репликами — пусть даже слегка в конфронтационном тоне — выглядит куда важнее. Выглядит это как свидетельство интереса обеих сторон к диалогу и попыток прозондировать почву для его начала.

Между Обамой и Трампом

Приступить к такому разговору, хотя и заочному, позволило завершение администрацией Байдена пересмотра американской стратегии в отношении КНДР. О том, каким будет новый подход США к самой закрытой в мире стране, ставшей еще более обособленной из-за пандемии коронавируса, известно не много. Подозреваю, что и в Вашингтоне пока имеют об этом достаточно смутное представление. Скорее всего, контуры такой стратегии будут вырисовываться в ходе консультаций американцев со своими союзниками — Японией и Южной Кореей, а также с Китаем и, возможно, Россией. Этот вопрос обсуждался во время недавних визитов в США премьер-министра Японии Ёсихидэ Суги и президента Республики Корея Мун Чжэ Ина, а затем на трехсторонних консультациях во время поездки американского спецпредставителя в Сеул.

Говоря в конце апреля о КНДР, пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки сообщила, что США отказываются как от политики "стратегического терпения", которой следовала администрация Барака Обамы, так и от идеи "грандиозной сделки", к которой стремилась администрация Дональда Трампа. Вместо этого будет нечто среднее между обамовским "ничего в обмен на ничего" (никаких переговоров, пока КНДР не изменит свое поведение) и трамповским "все в обмен на все" (снятие всех санкций в обмен на полный отказ от ядерной программы). Ну и, по словам Псаки, подобный подход должен быть "взвешенным, практичным, открытым для дипломатии" и сконцентрированным на достижении "настоящего прогресса".

Таким образом, речь идет о сугубо прагматичной политике, которая предусматривает выход на переговоры с Пхеньяном, однако не ставит целью его полный отказ от своей ядерной программы. Администрация Байдена, вопреки рекомендациям ряда экспертов, не намерена признавать КНДР ядерной державой и соглашаться с наличием у нее ядерного оружия, но и не надеется, что та пойдет на ликвидацию своего ракетно-ядерного арсенала. На ближайшую перспективу США ставят перед собой гораздо более скромную задачу: сократить угрозу, исходящую от КНДР, и благодаря этому хотя бы частично укрепить свою национальную безопасность.

Неназванный американский представитель рассказал газете The Washington Post, что Белый дом считает вероятность немедленного отказа Пхеньяна от ядерного оружия "близкой к нулю". Поэтому двигаться к этой цели надо постепенно, через "промежуточные станции" — например, такие, как обязательство КНДР не создавать новые виды стратегических вооружений, включая баллистические ракеты на подводных лодках. В обмен на каждый подобный шаг Вашингтон будет готов предложить частичное снятие санкций.   

Нюансы и реверансы

Многие независимые эксперты поддержали новый подход США к отношениям с КНДР. "Достичь денуклеаризации (ядерное разоружение — прим.ТАСС) сейчас, вероятно, нельзя, но можно уменьшить ядерную угрозу", — отметили на страницах журнала Foreign Affairs сотрудники вашингтонского Центра стратегических и международных исследований Эрик Брюер и Су Ми Терри. Специалисты, работавшие ранее в Совете национальной безопасности при Белом доме, считают, что "настало время для реалистичной сделки с Северной Кореей".

Кстати, что касается денуклеаризации, то в последнее время администрация Байдена слегка изменила формулировки, связанные с этим термином. Если поначалу ее представители упорно говорили о "денуклеаризации Северной Кореи", что совсем не нравилось Пхеньяну, то теперь они вернулись к традиционному понятию "денуклеаризация Корейского полуострова".

Еще один примирительный жест — решение США и Южной Кореи о расформировании совместной рабочей группы по вопросам политики в отношении КНДР, которую руководство этой страны считало препятствием для налаживания межкорейских связей. Легко предположить, что подобные реверансы не остались незамеченными в Пхеньяне, где всегда крайне чувствительно реагировали на малейшие нюансы в области дипломатии.

Кроме того, администрация Байдена не исключает, что сохранит приверженность Сингапурской декларации, подписанной Трампом и Ким Чен Ыном по итогам встречи в июне 2018 года. В документе говорится, в частности, что Пхеньян берет на себя обязательства по денуклеаризации Корейского полуострова в обмен на гарантии безопасности со стороны Вашингтона. Подобная преемственность может быть расценена как знак уважения к Ким Чен Ыну.   

Чего хочет Пхеньян?

Пхеньян пока не торопится отвечать на приглашение к переговорам, желая, видимо, проанализировать ситуацию и посмотреть, на какие уступки готов пойти Вашингтон. Выступление Ким Чен Ына в январе на VIII съезде ТПК подтвердило, что его страна продолжит наращивание ядерного арсенала и разработку баллистических ракет, в том числе большой дальности. Вдобавок США опасаются, что КНДР может возобновить ядерные испытания.  

По поводу количества ядерных боезарядов, имеющихся в распоряжении Пхеньяна, высказываются разные оценки, но все сходятся во мнении, что речь идет о нескольких десятках. Например, бывший директор Лос-Аламосской национальной лаборатории Зигфрид Хекер, работающий сейчас в Стэнфордском университете в Калифорнии, говорит примерно о 45 единицах. В свою очередь, Эрик Брюер и Су Ми Терри отмечают, что КНДР ежегодно производит ядерные материалы в объеме, достаточном для создания 12 новых боезарядов.

Ядерное оружие необходимо Ким Чен Ыну "не только для того, чтобы гарантировать выживание своего режима", и уж, конечно, не для удара по Сан-Франциско или Лос-Анджелесу, считает Су Ми Терри, служившая до прихода в СНБ аналитиком в ЦРУ. По ее мнению, долгосрочная цель "ядерного шантажа" со стороны Пхеньяна заключается в том, чтобы добиться вывода американских войск из Южной Кореи и обеспечить возможность "объединения страны на условиях Севера".

Не попасть в цейтнот

Вашингтон уже 30 лет пытается играть в геополитические шахматы с Пхеньяном, но всякий раз партия оказывается незавершенной: то на доске возникает патовая ситуация, то соперники отказываются продолжать борьбу, обвиняя друг друга в нарушении регламента, а то просто все фигуры с шумом летят на пол. Тем не менее Байден хочет попробовать сделать то, что не удалось его предшественникам, и намерен для этого разыграть новый дебют.

Каким он будет, пока неизвестно. По мнению бывшего специального советника Госдепартамента США по нераспространению и контролю над вооружениями Роберта Эйнхорна, работающего сейчас в вашингтонском Институте Брукингса, отсутствие подробностей дает американской администрации гибкость и свободу маневра. Кроме того, в ближайшее время ожидается возобновление ядерной сделки с Ираном, которое наверняка будет встречено в штыки республиканцами в Конгрессе, и лишние проблемы Белому дому раньше времени не нужны.

Однако надолго откладывать начало партии тоже нельзя. Уже через несколько ходов можно оказаться в цейтноте, и времени на какие-то договоренности просто не останется. В таком случае кому-то другому придется расставлять фигуры на доске и начинать все сначала.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru